Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Эпоха «крепких яиц»   3

Мировой кризис

14.11.2016 08:04  

Дмитрий Шкаев

379

Эпоха «крепких яиц»

Я буду величайшим президентом,
когда-либо сотворённым Богом!

(Дональд Д. Трамп)

Иррациональная логика

Факт. Те из нас, кто еще весной утверждал, что неугомонный Дональд Трамп одержит победу в президентской гонке, к изумлению экспертного сообщества, оказались правы. Впрочем, врожденный недуг отечественных политологов состоит в том, что последние неосознанно экстраполируют восприятие окружающей их действительности на зарубежное поле, забывая о том, что вовсе не доводы рассудка, а «иррациональная логика» американского избирателя кардинально отличается от той, которую привыкли анализировать наши эксперты. Впрочем, подобных предубеждений не лишены и зарубежные коллеги.

Для того, чтобы прочувствовать внутреннюю кухню американской политики, необходимо вычленить «иррациональную логику» голосующего субъекта, будь то рядовой избиратель или ключевой выборщик. Воображаемые границы этой «логики» простираются от городка на севере Аляски, в котором выбирают шерифа, до коридоров Вашингтона с их бесконечными играми за судьбу Америки. В каждом из пятидесяти штатов, во всех тридцати тысячах городов США условный американский гражданин время от времени делает выбор в пользу того или иного кандидата. Там, как и в любой стране, одни голосуют сердцем, а другие – головой.

Чтобы вычленить «иррациональную логику» американского избирателя, необходимо представить себе краткую, но насыщенную историю США. Всего за несколько столетий американцы не только превратились из кучки беглецов (и пуще – каторжников) в преуспевающую нацию, но и построили государство, многие достижения которого нам часто ставят в пример. Вместе с тем, не имеет смысла приукрашивать реальность Соединенных Штатов. Хорошо известны темные стороны американской внешней политики в XX веке, как, впрочем, и традиционные клейма: геноцид коренного населения, расовая сегрегация, тотальная слежка спецслужб… В той или иной степени, негативные моменты такого рода встречаются в истории каждой нации, но в случае с Америкой – почти в режиме перемотки – представляются более острыми. Едва ли рядовой американец великодушно воспримет ваши сомнения насчет роли США в мировой истории, ведь для него Америка – величайшая держава, не раз спасавшая планету. Звучит утрированно? Однако, чем не позиция для патриота?

Когда американский гражданин голосует на выборах, его «иррациональная логика» становится интерперсональной. Это экзистенциальное ядро нации, которую триста лет испытывали на прочность и каждый раз убеждали, что именно испытания делают ее великой. Такой избиратель не отдаст свой голос за посулы, если не поверит в них до конца. Такого избирателя сложно форматировать, но при этом довольно легко убедить в правоте политика, если слоган на баннере подходящий. Большинство американцев голосуют за одну и ту же партию всю свою жизнь, и такая логика выбора – эхо неугасающей надежды. Каждое утро, поднимая национальный флаг перед домом, гражданин Соединенных Штатов в каком-то измерении ставит паруса на «Санта-Марии» ввиду берегов Нового Света. Американцы – все еще пионеры, идущие к горизонту в погоне за иррациональным, но искренним выбором. Хотя, по мнению президента Никсона, при этом в них говорит страх.

Самодельные люди

Последние десятилетия, преодолевая тернии экономических кризисов и зализывая раны на международной арене, американская политическая система остро нуждалась в глотке свежего воздуха, а сами американцы – в президенте, несущем на политический Олимп огонь новой надежды. Так, как в свое время поступил Джон Фицджеральд Кеннеди. И эта потребность тоже была скорее иррациональной, психологической, подсознательной. В 2009-м воплощением новой американской весны стал Барак Обама. Но если Кеннеди ушел непобежденным (разом из жизни и президентского кресла), то Обама постепенно сдал позиции и через пару месяцев с позором покинет Белый дом. В длинном списке президентов за J.F.K. следует R.M.N. – Ричард Милхауз Никсон, тот самый «Хитрый Дик», который, сознавая грядущее поражение, покинул поле до финального свистка, уйдя в отставку. Эта хрестоматийная дихотомия Кеннеди – Никсон и многочисленные события, сопровождавшие политическую дуэль двух лидеров, напоминают, что американский избиратель, вдохнувший сладкий воздух свободы, спустя какое-то время все равно выберет Никсона. Потому что Никсон – не Кеннеди, не баловень судьбы и не любимец публики. Пускай «Хитрый Дик» не так популярен, не так однозначен, но он плоть от плоти американской нации, с ее болезненным взрослением и упорным самосозиданием. Его, человека «самодельного» (self-made man) и самодеятельного, в иных политических инкарнациях снова и снова будет выбирать Америка, потому что универсальный Никсон – олицетворение того, что движет страной – пресловутой американской мечты.

9 ноября 2016 года Америка выбрала Дональда Джона Трампа, потомка немецких иммигрантов, сына строителя из многонационального Куинса, человека, который многого добился своим собственным умом. Его путь в большую политику был долгим. Навряд ли, пожимая руку Рональда Рейгана в 1987-м, Трамп предполагал, что спустя тридцать лет вновь окажется в овальном кабинете уже в роли хозяина. Недавняя встреча Обамы и Трампа в том же кабинете выглядит торжеством исторической справедливости, реваншем за разговор, которого не было. Точно так же полвека назад в мягких креслах Белого дома могли бы чаевничать Кеннеди и Никсон, но сложись все иначе – выскочка из Калифорнии не стал бы Хитрым Диком, а миллиардер из Нью-Йорка – кандидатом в президенты США. Теперь же все мухи прочно сидят на своих котлетах – глоток свежего воздуха превратился в зловонное амбре политического похмелья, и когда звездный мальчик наконец покинет песочницу, его место займет новый идол, «снова сделав Америку великой».

В 1961-м, когда Ричард Никсон оставил кресло под угрозой импичмента, многие высказывались о нем негативно, а годы спустя назвали его стиль жестким, но эффективным, признав за Хитрым Диком серьезные внешнеполитические успехи (среди прочего тому удалось наладить диалог с СССР и Китаем). Заслугу в духе Кеннеди – открытую, искреннюю улыбку, которая вдохновила миллионы простых американцев – при всем желании невозможно положить на другую чашу весов. Обама много улыбался, но в последние месяцы от этой улыбки осталась лишь жалкая, усталая гримаса. Подобная участь, вероятно, ожидала и Кеннеди, если бы не его гибель…

В исторической перспективе шанс Трампа – реванш «Хитрого Дика». По сути, сегодня перед Америкой – те же вызовы, что и полвека назад. Под руководством крепкого республиканца сверхдержаве необходимо заново построить международный диалог на руинах, оставленных демократами. Это строительство потребует не только предприимчивого ума, но и умения выстоять в драке, доказывая свою правоту как противникам, так и соратникам. Без сомнения, в истории внутренней и внешней политики США, вновь наступает эпоха «самодельного» президента. И управление страной в такую эпоху потребует от национального лидера, что называется, «крепких яиц». Термин для Штатов вполне аутентичный, да и, судя по всему, у Дональда Трампа с этим порядок.

Прощай, оружие?

Чем карьера президента-миллиардера может обернуться для него самого, пока судить преждевременно. Некоторые западные эксперты уже намекнули на угрозу импичмента, что опять-таки напоминает эпизод из биографии Хитрого Дика. Однако при всем прочем, Дональд Джон Трамп – не Ричард Милхауз Никсон. Не воспринимайте аллегорию буквально. Трамп совершенно не искушен в политике и, разумеется, не имеет профильного опыта, но при этом он – человек большого бизнеса, и хорошо умеет лишь одно – зарабатывать. А это, в свою очередь, означает, что Трамп разбирается в людях и прекрасно контролирует подотчетные процессы. Именно таких качеств уже давно недостает американским лидерам. Поэтому нет причин сомневаться в том, что как управленец, Дональд Трамп успешно справится с проектом «Америка». Во внутриполитическом контексте, разумеется. Новоизбранному президенту придется вспомнить все, чему научил его отец, и, засучив рукава, провести в буквальном смысле «перестройку» разом на всех уровнях.

С другой стороны, Трампу не могут надоесть деньги. Наивно было бы полагать, что, став у руля, миллиардер не станет так или иначе лоббировать интересы собственного бизнеса или своих партнеров. В том ли самоцель избирательной кампании – сказать сложно, однако новый хозяин Белого дома, несомненно, будет заинтересован в развитии нефтяного сектора американской экономики. Речь идет о внутреннем рынке США, на который, по мнению экспертов, возможно перенаправить законсервированные запасы и путем возобновления санкционного давления на Иран поспособствовать росту мировых цен на нефть. Но размышляя о Ближнем Востоке, Трамп совершенно не заинтересован в развитии вооруженных конфликтов за пределами США, поскольку, кажется, не причастен к бизнесу, так или иначе вовлеченному в снабжение американской военной машины. И это в определенной мере подрывает сложившийся уклад, ведь президент Трамп торгует не оружием, а сырьем, недвижимостью и хорошим настроением.

Наблюдая из окна овального кабинета или пентхауса в Нью-Йорке за движением планеты, новоизбранный президент США, скорее всего, не повторит ошибок предыдущих администраций. Белый дом займет матерый предприниматель с изворотливым умом и железной хваткой, истинными наставниками которого были не университетские профессора, а предельно жесткие игроки американского рынка. Трамп однажды вынудил мир играть по своим правилам, заработав первый миллиард. Теперь весь его бэкграунд необходим, чтобы справиться с новым бизнесом. Как и Генри Форд, Трамп исключительно хорош не потому, что разбирается в конкретных вопросах, а потому, что понимает в людях, которые в них разбираются. Следует ожидать вполне предсказуемого появления в команде нового президента людей, которые хорошо разбираются во внешней политике.

Однажды именно с этого шага Трамп начнет рабочий день – он поднимет трубку и спросит: «Готовы ли вы сотрудничать и каковы ваши условия»? Так давайте же хорошо подумаем, прежде чем дать ответ, ибо мы вновь имеем дело с реинкарнацией «Хитрого Дика». Для России он может оказаться столь же полезен, сколь и опасен. Что же, посмотрим, как поведет себя хищная рыба, когда течение вод мирового океана кардинально изменится.


Оцените статью