Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

О либерализме и псевдолибералах   14

Мировой кризис

28.11.2016 16:05  

Владимир Тарасов

533

О либерализме и псевдолибералах

Известные российские экономисты Михаил Делягин и Михаил Хазин позиционируют себя как борцы с либерализмом. Однако если вникнуть в то, что представляет собой либерализм, то легко обнаружить, что они сами вполне могут считаться либералами. С кем же они тогда сражаются?

После ареста Алексея Улюкаева экономисты, давно критиковавшие правительство, приобрели второе дыхание. Фрагмент беседы с Михаилом Хазиным, прокомментировавшим этот арест, даже показали по НТВ, что много значит. Все бы хорошо, но вот они постоянно говорят о том, что время либералов в России проходит, с чем трудно согласиться, так как время либералов, похоже, только наступает. Дело в том, что те люди, которых в современной России принято называть либералами, на самом деле таковыми не являются.

Это самозванцы

В научной и учебной литературе можно обнаружить множество мнений по поводу определения либерализма. Впрочем, всем известно, что либерализм предполагает свободу, хотя довольно редко подчеркивается один существенный нюанс: в классическом либерализме понятие свободы отличается от того, которое мы используем в обыденных рассуждениях. Обычно под свободой понимается отсутствие каких-либо ограничений, а вот Джон Локк в книге «Два трактата о государственном правлении» подчеркнул, что свобода не означает своеволия. Он написал о свободе следующее: «это не то, о чем говорит нам сэр Р. Ф. (3., с. 5): «Свобода для каждого -- делать то, что он пожелает, жить, как ему угодно, и не быть связанным никаким законом».

Джон Локк считал, что свобода людей в условиях существования системы правления -- это свобода следовать своему собственному желанию во всех случаях, когда этого не запрещает закон, и не быть зависимым от самовластной воли другого человека. То есть, человек может делать то, что не нарушает свободу других людей, следовательно, его свобода ограничена. Защиту каждому человеку от самовластной воли других людей, то есть ограничение свободы этих людей в обыденном понимании, как считал Джон Локк, должно обеспечивать государство.

Неопределенность имеется и по вопросу о том, кого можно относить к основоположникам либерализма. В списках таких лиц обычно присутствуют Дж. Локк, Д. Юм, Ш. Л. Монтескье, Вольтер, Б. Констан, Ф. Гизо, Т. Джефферсон, Дж. Мэдисон, А. Смит, Дж.С. Милль, В. Гумбольдт, И. Бентам, А. де Токвиль и др.

Особое место, на мой взгляд, в этом списке занимает Томас Джефферсон, разработанные которым документы легли в фундамент США. В них используются идеи о свободе личности, гуманизме и демократии (есть вопросы к реализации этих принципов на практике, но это другая проблема).

Но указанный выше перечень основоположников либерализма используется далеко не всеми. В частности, совсем другой список приведен в книге немецкого экономиста Людвига фон Мизеса, которая называется «Либерализм». Сам он считал себя либералом, хотя сейчас его взгляды принято относить к неолиберализму.

В книге он отметил, что классики либерализма не сформулировали свои принципы в систематизированном виде именно как принципы либерализма, поэтому он стал первым в истории, кто попытается это сделать. Людвиг фон Мизес написал, что «Либерализм -- это не законченная доктрина или застывшая догма. Наоборот, он является приложением учений науки к общественной жизни человека. И так же как экономическая наука, социология и философия не стояли на месте со времен Давида Юма, Адама Смита, Давида Рикардо, Иеремии Бентама и Вильгельма Гумбольдта, доктрина либерализма сегодня отличается от того, чем она была в их эпоху, хотя ее фундаментальные принципы остались неизменными».

В этом списке нет ни Джона Локка, ни Вольтера, ни Джеймса Стюарта Милля, ни Томаса Джефферсона. И это не случайно, так как представления Людвига фон Мизеса о либерализме существенно отличаются от взглядов людей, имена которых он не стал упоминать. В частности, он ограничивался рассмотрением только материальной жизни человека и считал, что удовлетворить интересы людей можно и без участия государства: «общественный порядок, организованный на подлинно либеральных принципах, оставляет предпринимателям и капиталистам лишь один путь к богатству, а именно посредством лучшего обеспечения окружающих тем, что последние сами считают необходимым».

При этом он не исключил того, что капиталисты могут не пойти как бараны указанным им единственным путем к богатству, а начнут своевольничать, изыскивая другие пути. Но эту проблему, по мнению Людвига фон Мизеса решает конкуренция: «Возможно, в каких-то случаях предприниматели и капиталисты прикрывают программой либерализма свои особые интересы, но им всегда противостоят особые интересы других предпринимателей или капиталистов». Этакая идиллическая картина: работать на благо общества одних капиталистов заставляют другие капиталисты.

Данная точка зрения на реальность находится в противоречии со взглядами Адама Смита, который в своей книге «Исследование о природе и причинах богатства народов» изложил свое мнение о классе торговцев: «К предложению об издании какого-либо нового закона или регулирующих правил, относящихся к торговле, которое исходит от этого класса, надо всегда относиться с величайшей осторожностью, его следует принимать только после продолжительного и всестороннего рассмотрения с чрезвычайно тщательным, но и чрезвычайно подозрительным вниманием. Оно ведь исходит от того класса, интересы которого никогда полностью не совпадают с интересами общества, который обычно заинтересован в том, чтобы вводить общество в заблуждение и даже угнетать его, и который действительно во многих случаях и вводил его в заблуждение и угнетал».

По-моему, исторический опыт развития экономики однозначно свидетельствует в пользу правоты Адама Смита. Например, современные западные финансисты, получив относительную свободу от государственной опеки несколько десятилетий назад, почему-то не самоорганизовались благодаря конкуренции на благо общества, а начали надувать пузыри активов, сговариваться, обманывать акционеров, манипулировать со ставками, пользоваться инсайдерской информацией и т. д. и т. п. Примеры приводить не буду – новостные ленты ими просто забиты.

Как видим, некоторые принципы, которые приписал Людвиг фон Мизес либерализму, выглядят прямо противоположными принципам, которыми руководствовались, по крайней мере, два из основоположников классического либерализма -- Джон Локк и Адам Смит. Так что соврал Мизерс, когда написал в своей книге, что фундаментальные принципы либерализма в его интерпретации остались неизменными. От части этих принципов он отказался, заодно не упомянув в списке основателей либерализма тех ученых, взгляды которых ему не нравились.

Его ложь получила распространение по причинам, которые мы не будем рассматривать в этой статье, чтобы не усложнять ее. И теперь во многих статьях и книгах можно встретить мысль о том, что классический либерализм полностью отрицает государственное регулирование экономики.

В качестве ее обоснования обычно ссылаются не на Людвига фон Мизеса, а на Адама Смита. Часто пишут, что классический либерализм отрицает патернализм, для подтверждения чего приводят мнение Адама Смита о том, что государству надо отвести роль ночного сторожа, и оно должно выполнять всего три функции. Это содержание армии и полиции для защиты от угрозы извне и изнутри, обеспечение правосудия, а также содержание общественных учреждений, которые окупаются для общества в целом, а частным собственникам невыгодны.

И действительно, в книге Адама Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов» есть такие рассуждения о роли государства. Но там есть еще кое-что. Адам Смит построил модель государства и сделал множество предположений, при которых она работает. В частности, обсуждая преимущества свободной торговли, Адам Смит сделал предположения о том, что капитал всегда остается в той стране, где он возник, а люди, потерявшие работу, могут свободно выбрать любую профессию в любой местности страны. То есть, классический либерализм отрицает патернализм в тех государствах, в которых, в частности, отсутствует вывоз капитала за рубеж и безработица.

Подробнее о том, как выглядят взгляды на отношения рынка и государства у Адама Смита, и что представляет собой версия либерализма Джона Локка и Адама Смита написано в моей книге «Природа и причины российских кризисов. Белый лебедь: истинная правда в экономической теории». Я далеко не единственный человек, кто обратил на внимания на искажение взглядов Адама Смита в современной экономической теории (в мейнстриме). В частности, этот же вопрос рассмотрен в книге доктора экономических наук, профессора Никиты Кричевского «Экономика во лжи. Прошлое, настоящее и будущее российской экономики».

В общем виде свою точку зрения на условия, при которых государство может выполнять роль ночного сторожа, Адам Смит не формулировал, но роль государства определил Джон Локк: оно обязано обеспечивать защиту людей от своеволия со стороны других людей.

И по этому поводу у Людвига фон Мизеса совсем другая точка зрения. Вот она: «Разумные действия отличаются от неразумных действий тем, что предусматривают временные жертвы. Последние являются только кажущимися жертвами, так как c избытком компенсируются благоприятными результатами, которые будут получены позже». То есть, ради светлого будущего можно идти на жертвы. То есть, Людвиг фон Мизес разделял точку зрения Родиона Раскольникова на допустимость зла. Гуманизмом, который является одним из принципов классического либерализма, тут и не пахнет. Не читал, похоже, Людвиг фон Мизес роман «Преступление и наказание».

Либерализм Джона Локка, Адама Смита и других его основателей представляет собой сложную систему из ряда представлений, которые связаны между собою и представляют единое целое (как либерализм). Это как с деревом: там есть корни, ствол, ветви, листья. Они являются деревом все вместе, а не по отдельности. Ствол без корней, ветвей и листьев – это бревно, а не дерево.

Людвиг фон Мизес выбрал из взглядов основателей либерализма только часть, а некоторые принципы не модифицировал, а выбросил. Но ствол дерева, повторим, это не новое дерево, а бревно. Поэтому и взгляды Людвига фон Мизеса нельзя называть ни либерализмом ни неолиберализмом. Это теория, которая замаскирована под либерализм, но не является им. Тут подходит термин «лжелиберализм» или «псевдолиберализм». А сам Людвиг фон Мизес, назвав себя либералом, стал самозванцем.

Подведем итог. Мы нашли ответ на вопрос, заданный в начале статьи. Михаил Делягин и Михаил Хазин борются не с либералами, а с псевдолибералами -- самозванцами, отказавшимися от значительной части идей классического либерализма и подменившие их своими взглядами, отчасти совпадающими с либеральными, но и в значительной степени противоположными им.

Ложь ради власти

Спрашивается, зачем осуществлена эта подмена? Причина, на мой взгляд, очевидна. Поступив так, Людвиг фон Мизес стал казаться наследником интеллектуального течения, обладающего значительной привлекательностью в умах людей. Тем самым он обосновал свое право на то, чтобы поучать других людей, то есть он укрепил свои позиции в конкурентной борьбе ученых за мнения людей. Шансы на победу его идей были бы намного ниже, если бы он назвал свои взгляды, допустим, мизесизмом, чем они, по сути, и должны называться.

Данная ситуация аналогична хорошо известным событиям из истории России, когда мелкопоместный дворянин Юрий Отрепьев выдал себя за якобы спасшегося сына Ивана Грозного – царевича Дмитрия. Самозванец даже занял трон, причем мать настоящего царевича его признала! У Юрия Отрепьева не было бы никаких шансов занять трон, если бы он действовал под своим именем, но ложь дала ему видимость права на престол, чем он и воспользовался. Он много чего обещал, но мало что сделал, поэтому царствовал недолго, и, в конечном итоге его назвали Лжедмитрием.

Как и Лжедмитрий/Отрепьев, Людвиг фон Мизес на время добился своего: его ложь получила широкое распространение. Например, в Википедии в статье о классическом либерализме написано, что «Некоторые называют современное развитие классического либерализма «неоклассическим либерализмом». Таким образом, ложь Людвига фон Мизеса протиражирована на весь мир, хотя автор статьи осторожно написал «некоторые называют», то есть, похоже, знает, что некоторые люди считают такое мнение о неолиберализме обманом.

В частности, историк из Воронежа Станислав Хатунцев еще в 2004 году написал статью «Псевдолиберализм», (http://pravaya.ru/look/1704), где российский псевдолиберализм он определил как установку на максимальное обогащение любыми средствами и путями, припомнив Федора Достоевского (Бога нет – стало быть, все позволено). Термин «псевдолибералы» для обозначения самозванцев, называющих себя либералами, часто использует и Никита Кричевский. Но большинство людей не различает либералов от самозванцев, и называют последних либералами.

В то же время, настоящие либералы есть и в наши дни. Развитием классического либерализма можно считать социальный либерализм, в рамках которого была сформулирована идея социального рыночного хозяйства, где государство обеспечивает социальную защищенность и социальную справедливость. Канцлер ФРГ Людвиг Эрхард написал об этом книгу «Благосостояние для всех». Он с успехом реализовал свои идеи в Германии, благодаря чему, как мне представляется, эта страна и стала процветающей. В истории России к настоящим либералам можно отнести Петра Столыпина и Александра Чичкина.

Как вариант развития классического либерализма можно рассматривать и взгляды Михаила Делягина и Михаила Хазина, которые как раз и защищают идеи социальной защищенности и справедливости в условиях рыночного хозяйства.

Но они не относят свои идеи к либерализму, а называют либералами самозванцев, что ослабляет их позиции в борьбе за умы. Поэтому было бы хорошо, если хотя бы продолжатели дела классического либерализма в России последовали примеру Станислава Хатунцева и Никиты Кричевского и стали бы называть идеи всевозможных самозванцев, изображающих из себя либералов, но отказавшихся на деле от либеральных принципов, псевдолиберализмом.

Это позволило бы и снять с псевдолибералов ореол представителей традиционных западных ценностей, кем они на самом деле не являются. Да и союзников удалось бы обнаружить из числа настоящих либералов, среди которых находятся, в частности, Джон Локк, Вольтер, Джеймс Стюарт Миль, Томас Джефферсон, Петр Столыпин, Александр Чичкин, Людвиг Эдхард. Хорошая ведь компания.


Оцените статью