Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Слабости Меркель или конец «свободного мира»   1

Мировой кризис

16.12.2016 13:18

Петр Акопов

217

Слабости Меркель или конец «свободного мира»

Ангела Меркель все еще считается самой могущественной женщиной на Земле – более того, в опубликованном на днях рейтинге Forbes она стоит на третьем месте среди самых влиятельных людей мира. Ее даже попробовали провозгласить новым вождем либерального Запада – от чего, впрочем, сама канцлер категорически отказалась. Действительно, Меркель, даже если бы захотела, не смогла бы возглавить «силы добра».

После победы Трампа либеральный мир остался без лидера. Либеральный мир – это Запад, каким его видит «передовая», глобалистски настроенная англосаксонская и западная в целом элита. По умолчанию лидером «свободного мира» является президент США – но с избранием Трампа, поставившего под сомнение и глобализацию, и сам принцип атлантической солидарности (то есть послушания Европы англосаксонскому контролю), либеральные идеологи всполошились. Не может враг глобализации и без пяти минут друг Путина (как минимум – его невольная марионетка) быть «человеком, несущим факел». 

«Место лидера «свободного мира» вакантно – и вполне может статься, что уже навсегда»

Срочно начались поиски альтернативы, то есть кандидатов в лидеры – и уже спустя неделю выбор был сделан. 15 ноября The New York Times провозгласила, что «избрание Трампа сделало Ангелу Меркель последним сильным защитником либерального Запада и трансатлантического альянса». У Клинтон не получилось стать президентом и лидером Запада – ничего, вот другая фрау, ничем не хуже, а даже лучше. В конце концов, в глобализирующемся мире национальная принадлежность не имеет значения.

Нет, конечно, газеты писали не об этом – а о том, как смело Меркель указала Трампу на необходимость соблюдения «фундаментальных ценностей либеральной демократии». Уже одним этим она сделала заявку на лидерство, восторгались комментаторы.

«Германия и Америка связаны общими ценностями: демократией, свободой, а также уважением к диктатуре закона и достоинству любого человека, независимо от его происхождения, цвета кожи, взглядов, пола, сексуальной ориентации и политических убеждений», – сказала Меркель, и сотрудничество с США должно «основываться на этих ценностях» – посмотрите, она ставит Трампу условия!

А когда через несколько дней в Германию приехал Барак Обама, то это и вовсе было воспринято как передача эстафеты – вот, один лидер свободного мира благословляет своего преемника.

То есть от Меркель ждали, что она не только останется лидером Европы – что уже спорно, потому что кризис с беженцами подорвал позиции канцлера не только в Германии, но и в ЕС – но и станет вождем всего Запада. Абсурдность этого предположения лишь подтверждала ту растерянность, в которой оказались космополитические элиты после 8 ноября.

Сама Ангела Меркель дождалась начала декабря, когда объявила о своем решении бороться за четвертый канцлерский срок – то есть вести свою партию на выборы в бундестаг в сентябре. И заявила, что не считает себя лидером свободного мира, назвав этот титул «гротескным» и «абсурдным». И вот уже журнал Time на этой неделе пишет, что «Меркель нужно сохранить власть, прежде чем она сможет бороться с Трампом», то есть остаться канцлером и после осени 2017-го.

Да и вообще, как пишет Time, Меркель, конечно, чувствует свою ответственность, но «даже ее друзья сильно сомневаются в ее способности возглавить свободный мир». «Это глупо – Германия не обладает критической массой власти для того, чтобы играть роль лидера» – такие слова Эльмара Брока, председателя комитета по международным делам Европарламента, знакомого с Меркель уже четверть века, приводит Time. Так все-таки в чем проблема – в Германии или в ее канцлере?

Конечно же, в них обеих. Начнем с канцлера. Во-первых, совершенно непонятны перспективы Меркель. Ангела все еще остается самым популярным претендентом на пост канцлера – но ее карьера идет к закату. Ее решение принять всех беженцев в 2015 году привело к разочарованию в ней немцев – да, ее поддерживают, да, у нее нет сильных соперников внутри партии, а коалиционная система позволяет ей строить всевозможные комбинации, да, она постепенно ужесточает свою позицию по мигрантам, но есть полное ощущение, что эра Меркель заканчивается.

Она может пробыть канцлером до сентября (если будет образована другая коалиция или если канцлером станет представитель СДПГ) или еще пару лет (до очередного внутрипартийного переворота – так в Германии любят менять канцлеров) – но у нее уже нет ни энергии, ни уверенности в себе. Не потому, что она остается одна в окружении новых лидеров других стран Запада – а потому, что действительно начинается другое, новое время. Которое потребует новых лидеров – в том числе и в Германии.

Так что Меркель не может быть «защитником либеральных ценностей» – она уходящая натура. Не говоря уже о том, что ее выживание в немецкой власти возможно только в том случае, если она будет демонстрировать избирателям свое движение от космополитизма к национализму. Точнее – к национальному чувству, потому что в Германии даже само слово «национализм» находится в зоне риска.

И как раз этот факт лучше всего свидетельствует о том, что Германия не может быть ничьим лидером – то есть нынешняя Германия, которую и олицетворяет Меркель. Да, немецкий канцлер не может быть «лидером свободного мира» не столько из-за своих личных качеств, сколько из-за того, что представляет собой сама Германия. Даже чтобы претендовать на лидерство в Европе, не говоря уже обо всем Западе, нужно быть суверенным государством – таким как США или Великобритания. Но Германия после 1945 года не обладает всей полнотой суверенитета – более того, весь послевоенный Запад выстроен победившими в войне англосаксами для контроля за Европой, и в первую очередь – Германией.

ФРГ и в политическом, и в идеологическом, и в управленческом смысле – продукт творчества США и Великобритании. При всех попытках тихого сопротивления немецких элит, при их сохранившемся финансово-экономическом могуществе, при неожиданном и нежеланном для англосаксов объединении Германии четверть века назад – ФРГ не является самостоятельным субъектом геополитики.

Отсюда и проблемы с ЕС – ФРГ выступала его локомотивом только при условии соблюдения правил строительства атлантического Европейского союза. Атлантического – а не самостоятельного, то есть германского, и уж тем более не евразийского. Нынешний кризис в ЕС вызван как раз неопределенностью как с будущим самого проекта, так и с будущим Германии.

Евроинтеграция в ее нынешнем виде объективно приводит к усилению как Германии как таковой, так и ее роли в Европе – и для того, чтобы евроинтеграция продолжалась и углублялась, необходимо, чтобы остальные европейские государства все больше и больше делились своим суверенитетом. В чью пользу? Формально – в пользу Брюсселя, то есть наднациональной, общеевропейской бюрократии. Так было задумано в рамках атлантического проекта евроинтеграции, когда ЕС является политическим аналогом НАТО, то есть частью большого Запада, в котором он занимает место младшего партнера США.

Но последние годы показали – чем более интегрируется ЕС, тем больше он воспринимается как «немецкий проект»: и остальными странами Европы, и в самой Германии. То есть евроинтеграция подошла к тому рубежу, когда у Германии появляется реальная возможность перехватить весь «проект Евросоюза» – и сделать его из атлантического европейским, то есть немецким (при соблюдении интересов французов и итальянцев как крупнейших стран ЕС).

Понятно, что сейчас немецкие элиты боятся даже произнести вслух, что у них есть такая возможность – их научили публично лишь каяться за «германские преступления» и присягать в верности единственно правильному учению атлантизма. Но эмансипация немецких элит от англосаксонского влияния неизбежна – вопрос только в скорости этого процесса. И те, «кому надо», у атлантистов все прекрасно понимают – не случайно такие англосаксонские аналитики, как Фридман из Stratfor, постоянно подчеркивают, что главной угрозой для США является возможность образования российско-германского альянса. Поэтому при малейшей угрозе выхода Германии из-под атлантического контроля будет обрушен Евросоюз – чтобы ослабить немецкий потенциал.

Но это – возможные сценарии будущего. А сегодняшняя Германия не обладает полным суверенитетом и не стремится к нему – может быть, ее можно сделать «лидером Запада», может быть, это не опасно для наднациональных элит Запада? Нет, опасно – сегодня немецкая элита почувствует вкус лидерства в отстаивании ценностей «либерального Запада», а завтра, глядишь, ей захочется отстаивать «национальные ценности» в Европе. А навык самостоятельного руководства у нее уже будет. Так что никто из глобалистов в здравом уме и добровольно не даст Германии рычаги управления общеатлантическим механизмом.

Получается, что место лидера «свободного мира» вакантно – и вполне может статься, что уже навсегда. Ведь немецкие газеты после победы Трампа уже провозгласили «гибель Запада».


Оцените статью