Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Риск девальвации юаня растет, а отток капитала из Китая достиг опасных уровней   3

Мировой кризис

22.12.2016 11:00  

Редакция Aurora.network

226

Риск девальвации юаня растет, а отток капитала из Китая достиг опасных уровней

Автор: Амброуз Эванс-Причард (Ambrose Evans-Pritchard)

Очень сложно найти объяснение этому разнонаправленному движению, учитывая, как взаимосвязана мировая финансовая система, и принимая в расчет глубину Азиатско-Тихоокеанского симбиоза, который мы называем Кимерикой. Один из этих двух рынков должен развернуться.

Если вы ждете следующего китайского бума, вы, вероятно, уже пропустили его. Последний восемнадцатимесячный мини-цикл уже прошел свой пик. Власти встали перед необходимостью ужесточения финансовой политики. Китайский рынок облигаций объемом в $9 трлн. начал давать сбои.

 

Сорок компаний отказываются от размещений облигаций на рынке, или переносят их на более поздние сроки. Nomura заявляет, что 24 крупные компании ведут переговоры со своими кредиторами об условиях объявления дефолтов. В числе этих компаний – сталелитейные и строительные корпорации, предприятия химической и текстильной промышленности, а также производители солнечных панелей.

В этом году Пекин ожидает, что бюджетный дефицит составит в 4% от ВВП. При этом считается, что дефицит в 2-3% от ВВП предполагает наличие чрезвычайной ситуации в экономике. Кроме того, власти намеренно сдувают пузырь в недвижимости в городах на Восточном побережье страны.

Стимулы этого года сопоставимы со стимулами, предложенными властями Китая после краха Lehman. Но в этот раз они возымели гораздо меньший эффект на экономику, потому что эффективность кредита рухнула. Сейчас для того, чтобы сгенерировать 1 юань экономического роста требуется уже 4 юаня кредита. Поскольку в стране фактически отсутствовали реформы, правительство, по сути, купило себе немного времени за счет еще больших дисбалансов.

“Эта игра давно известна. Рефляционная тактика Пекина ведет к уменьшающейся эффективности стимулов, и риски накапливаются,” сказал Константинос Венетис из Lombard Street Research.

Коммунистическая Партия теперь не имеет пространства для маневра. Чистый отток капитала из страны усилился в прошлом месяце до самых высоких уровней с пиков валютной паники, произошедшей в Китае год назад. Та паника, кстати говоря, стоила индексу Dow 12%.

Capital Economics полагает, что отток капитала достиг $80 млрд. Институт Международных Финансов называет возможную цифру в $115 млрд., которая втрое превышает октябрьские значения.

И это все происходит в условиях драконовских ограничений движения потоков капитала. Китайские компании оказались под жестким контролем: любая транзакция, превышающая $5 млн., должна быть обоснована. Французская группа Saint-Gobain жалуется на то, что имеет трудности с выводом денег из этой страны.

Ноябрьский отток капитала случился до того, как ФРС подняла процентные ставки и просигнализировала о более ястребиной политике в 2017 году, в результате чего доллар вырос до вершин четырнадцатилетней давности.

Резко выросшие доходности американских облигаций стали магнитом для китайских денег. Сюда необходимо прибавить страхи китайцев о дальнейшем ослаблении юаня, который сейчас теряет в стоимости относительно доллара практически каждый день. Обменный курс быстро приближается к символической отметке 7.

Центральный банк Китая замедлил падение юаня, спалив триллионы долларов из своих валютных резервов. Но через месяц или два эти резервы преодолеют отметку $3 трлн. – это еще одно символическое значение.

Ха Джиминг, бывший Вице-председатель Goldman Sachs, сказал, что ключевой “психологический уровень” – это $2,8 трлн., минимум, который необходим такой стране, как Китай в условиях управляемого валютного курса.

Он также заявил, что экономика Китая теперь больше искажена, чем экономика этой страны при Мао Цзэдуне во время его “Большого скачка”, и чем экономика Японии под конец пузыря Nikkei в конце 1980-х. Китай рискует “быть загнанным в угол”, если долговые метастазы породят порочный круг оттока капитала на фоне снижающегося курса валюты, подпитывающих друг друга.

Профессор Виктор Ших из Университета Южной Калифорнии говорит, что Народный Банк Китая ограничен в действиях. Он не может поднять процентные ставки, чтобы ослабить отток капитала, потому что такая мера вызовет стресс в банковской системе страны.

“Учитывая цели по экономическому росту и огромные объемы долгов, которые должны быть пролонгированы, я не вижу, как Народный Банк Китая может сколько-нибудь серьезно ужесточить монетарную политику,” сказал он агентству Bloomberg.

Это стало понятно в последние 10 дней. Небольшое нажатие тормозов регуляторами привело к кризису ликвидности, который привел к хаосу на облигационном рынке. Двенадцатимесячная ставка Hibor на денежных рынках в Гонконге – метрика стресса на рынке фондирования – удвоилась, достигнув почти 7% — значения, которое в последний раз было зафиксировано в январе прошлого года.

Краткосрочное фондирование использовалось для покупки облигаций, которые затем использовались в качестве залогов, чтобы занять еще больше для покупки следующей партии облигаций. И весь этот леверидж происходил без надзора регуляторов.

Эти облигации лежат в основе индустрии инвестиционных продуктов, размер которой $3,6 трлн. Эта самая распузыренная часть теневой банковской системы. Здесь сплетены риски контрагента, связывающие банки, фонды и брокеров. Как выяснил Народный Банк Китая, цепная реакция может быть всеохватывающей.

“Мы видим опасность в том, что глобальные рынки стали слишком спокойно относится к китайским рискам, и мы полагаем, что финансовый хаос может вернуться в эту страну в 2017 году,” сказал Аллан ван Мехерн из Danske Bank.

Профессор Йо Йондинг, бывший важный чиновник в Народном Банке Китая, а теперь ведущий валютный гуру этой страны из Китайской Академии Социальных наук, говорит, что попытки защитить юань – тщетны. Потеря резервов причиняет большой ущерб. “Как только мы подойдем к отметке $2 трлн., рынки начнут паниковать,” сказал он.

С его точки зрения – к которой прислушиваются в Политбюро – нужно спустить пар и дать валютному курсу найти свой комфортный уровень. Вначале юань может потерять до 25%, но потом он восстановится. “Вы хоть раз слышали о стране с профицитом текущего счета в 3% от ВВП, у которой бы случился коллапс валюты? Это немыслимо,” заявил он.

Профессор Йо сказал мне ранее в этом году, что он выучил ценный урок, изучая валютный кризис Великобритании, когда учился в Оксфорде в 1992 году. Он помнит два повышения ставки в один день, объявленные отчаявшимся Банком Англии. Но рынок провести нельзя.

Но в отличие от тогдашних проблем Великобритании, сегодняшняя проблема Китая – не в обменном курсе, а в опасности защиты своей валюты против доллара: если власти начнут выравнивать свою монетарную политику с политикой Федрезерва, денежное предложение сожмется и последуют дефолты.

“Корпоративный долг в Китае измеряется $14 трлн. Это больше, чем в США, и они даже не начинали делеверидж. Это очень опасная ситуация для банковской системы. Очень много долгов пролонгируется, и плохие кредиты на самом деле гораздо хуже, чем они выглядят,” сказал он.

С этим не поспоришь. Fitch Ratings полагает, что уровень плохих долгов превышает официальные цифры в 10 раз, и решение этой проблемы может стоить 30% от ВВП страны. Ситуация гораздо серьезней кризиса 1998 года, когда относительный уровень долгов был гораздо ниже, когда Китай находился в фазе экономического бума, и когда эта страна пожинала плоды вступления в ВТО. Теперь все иначе, и страна вступила в фазу демографического спада. Рабочая сила снижается со скоростью 3 млн. человек в год.

И теперь Китай должен определиться. Президенту Си Цзиньпину из Пекина может показаться, что девальвация – это менее токсичная опция.

Не ясно, сможет ли мир абсорбировать дефляционный шок, случись внезапная девальвация юаня, но эта девальвация без сомнений разрушит валютную систему Восточной Азии так, что кризис 1998 года покажется приятным воспоминанием. Кроме того, эта девальвация приведет в бешенство Дональда Трампа, который уже пообещал объявить Китай валютным манипулятором, начиная “с первого дня”.

Официальное новостное агентство Xinhua накануне прошлого Нового года осмеяло “страшные пророчества” извечных критиков экономической политики Китая, напомнив Джорджу Соросу и армии управляющих хедж-фондами, что все эти надоевшие истории о дне расплаты по китайским долгам никак не материализуются на деле. “Это очень простая игра, и эти медведи по экономике Китая продают выдуманные страхи, чтобы заработать себе славу и деньги,” написала газета.

У Xinhua были основания для этого. Спекулянты неправильно оценили начало и конец цикла бума и краха, имевшего место на стимулах правительства этой страны, и они заняли короткие позиции, как минимум, на пятнадцать месяцев раньше положенного.  Но затем агентство Xinhua, будучи голосом китайской власти, само стало заложником своей судьбы.

“Шансы на то, что китайская экономика испытает жесткую посадку так малы, что скептикам стоит изменить сделанные ими ставки,” написала Xinhua.

Спесь всегда приводит к неприятностям.


Оцените статью