Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Почему я полон надежд   2

Мировой кризис

29.12.2016 16:52  

Oftwominds.com

246

Почему я полон надежд

Оригинал публикации: Why I’m Hopeful

Автор: Чарльз Хью Смит (Charles Hugh Smith)

Почему я полон надежд? Статус Кво рушится, а жить в мире, где нет порочного, губительного консюмеризма, основанного на долговой/финансовой тирании, значительно лучше.

Читатели часто просят меня написать что-нибудь жизнеутверждающее, и я понимаю почему: безнадега изматывает. Людям нужна надежда также, как им нужен кислород, но разрушение Статус Кво в виду чрезмерных внутренних и внешних противоречий несет в себе не много радости.

Однако, с моей точки зрения, факт того, что Статус Кво разрушается из-за внутренних противоречий и чрезмерностей, несет в себе надежду. Текущая система – порочна, крайне деструктивна, с ужасными стимулами для хищнического обогащения, эксплуатации, мошенничества, сговора и без каких-либо серьезных ограничителей для всего перечисленного.

Более гуманный мир существует поодаль от текущего Статус Кво.

Я знаю множество умных, информированных людей, которые ожидают самого худшего, как только Статус Кво (Спасительное Государство и его корпоративистские партнеры) разрушится. Они полагают, что с разрушением Статус Кво на сцену явится уродливая человеческая природа, до тех пор державшаяся в узде.

Но нам следует укротить эту уродливость более сильными порывами чувств общинности и сострадания. Если жадность и стремление к наживе были бы доминантными силами человеческой натуры, тогда человеческие особи либо вымерли бы давным-давно, либо они выживали бы в небольших группах, постоянно рискуя стать добычей конкурирующих групп при том, что никакая из этих групп не могла бы серьезно увеличится в размерах, поскольку внутренние конфликты ограничивали бы этот рост.

Удивительный успех человеческой цивилизации – это не только следствие наличия у людей мозга, противопоставленных больших пальцев на руке, круглогодичного секса, способности к инновациям и даже умения разговаривать; этот успех также является следствием социальных и культурных объединений, которые работают, как “сеть” для хранения знаний и технологических достижений – то, что мы называем технологический и социальный капитал.

Я посвятил значительную часть моих книг пояснению того, как чувство общинности и вера в собственные силы атрофировались под гнетом неумолимо расширяющегося Спасительного Государства.

Социальный капитал и “прибыль на инвестиции”, зарабатываемая от вложений времени и энергии в развитие общины и других социальных сетей, были заменены чеками от Спасительного Государства –транзакций, которые несомненно выглядят более выигрышно в сравнении с хлопотным инвестированием в общину.

Результат доминирования Спасительного Государства в обществе и экономике – повсеместное распространение паталогического образа мышления, в соответствии с которым его носители полагают, что имеют право на получение благ, вместе с тем их постоянно преследует чувство обиды. И это две стороны одной и той же монеты. Вы не можете отделить одно от другого.

Как только люди стали несамостоятельны, у них потерялась и уверенность в собственных силах. Человек, зависимый от Спасительного Государства или корпорации, вскоре теряет веру в свою способность функционировать в условиях открытого рынка.

Это очень печальное, деструктивное положение дел в то же время очень иронично на несколько трагический лад. Зов на “помощь” очень быстро ведет к зависимости от Спасительного Государства, и эта зависимость очень быстро рождает покорность и безмолвие перед лицом репрессий и хищнической эксплуатации со стороны Государства и его корпоративистских партнеров.

И в самом деле, граждане отвергают свое гражданство, отказываясь от самостоятельности и переставая ценить себя должным образом, как только они соглашаются на зависимость от Государства.

Я часто говорю, что Соединённым Штатам можно многому научится у так называемых стран Третьего Мира, которые бедны на ресурсы и кредит. В этих странах правительство – это полиция, школы, а также дорожная и энергетическая инфраструктура. Многие из этих стран системно коррумпированы, и само государство является двигателем этой коррупции.

Вместо того, чтобы приветствовать и лоббировать участие Государства в чем-либо, нужно изо всех сил пытаться избежать этого. В каждодневной жизни у людей редко возникает необходимость встречи с правительством, за исключением соблюдения законности и получения среднего образования.

В результате люди полагаются на собственный социальный капитал и общину, как на источник средств к существованию, поддержки, работы и связей.

Это не альтруизм, это взаимовыгодное сотрудничество.

Как только община разрушается на атомизированных людей, которые получают чеки от Центрального Государства, эти люди становятся не нужны друг другу. Напротив, они рассматривают других, как конкурентов за ресурсы Государства.

Эти авторизированные, изолированные люди налаживают порочные отношения с Государством и с тем, что остается от когда-то существовавшей общины: за неимением самооценки, заработанной трудом или вовлеченностью/инвестированием в общину, они находят единственный выход в самоидентификации, и этот выход – потребление: они сосредотачиваются на том, что они одевают, что они едят, что они пьют и т.д., как потребители.

Эта зависимость от Государства вписывается в цели самого Государства, которому необходимо пассивное, уступчивое, зависимое население, которое платит налоги. Таким образом, зависимость от Государства и порочный консюмеризм являются частями одного целого, и один подпитывает другого.

Эра основанного на долге потребления, как мотора “роста” и “процветания” подходит к концу. Добавление долга через кредит уже не ведет к экономическому росту; фактически, долги оказывают давление на этот рост, посредствам увеличивающихся процентных выплат.

Большая часть людей, проживающая в развитых странах, удовлетворили свои базовые потребности еще в конце 1960-х – транспорт, продукты питания, жилье и коммунальные услуги. “Рост” с тех пор основывался на дешевой и доступной нефти и на консюмеристстком менталитете. Таким образом, потребление заменило инструмент самоидентификации, которым раньше выступали социальные инвестиции и участие в жизни общины.

Не случайно главной метрикой “роста” на фоне растущего доминирования Центрального Государства стало потребление (вместо производственной активности).

Конец эпохи потребления, основанного на кредите, это очень позитивная новость, поскольку с этой эпохой уйдет в небытие и Спасительное Государство. Спасительное Государство, как и нефть, оба находятся на своих пиках, начинающих свое неизбежное скольжение вниз по S-траектории. Мир, который был создан, не был хорош для человеческих свершений и счастья, чего бы нам не говорили.

В самом деле, исследование за исследованием говорят нам, что люди, удовлетворившие свои базовые потребности, которые стремятся к более высоким целям, принося жертвы в пользу общины, гораздо счастливее изолированных, атомизированных, незащищенных потребителей, несмотря на богатство и потребление последних.

Наша экономика может стать более гуманной, и именно поэтому я полон надежд.


Оцените статью