Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Видео: Эфир от 06 февраля 2014 года (YouTube)

Мировой кризис

06.02.2014 11:50  

Михаил Хазин

248

А. ПОЗНЯКОВ – 16.05 в Москве. Михаил Хазин - экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН. Добрый день.


М. ХАЗИН - Я обещаю удивить. Ошарашить. Салтыкова-Щедрина знаете? Власть должна держать российское население в состоянии постоянного изумления.


Э. ГЕВОРКЯН - Сегодня эту функцию на себя взял генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения ВЦИОМ Валерий Федоров.


А. ПОЗНЯКОВ – И сам Всероссийский центр, потому что стали известны результаты очередного ежегодного исследования общественного мнения о благосостоянии. Вы поверите или нет, выясняется, что две трети россиян практически 71% считают свое состояние благосостояние средним, хорошим, они не жалуются.


Э. ГЕВОРКЯН - И удовлетворительным.


А. ПОЗНЯКОВ – Более того хочется подлить сразу же, пока вы набираете воздух, процитировать Федорова: «Настроение у людей достаточно спокойное, в своей непосредственной и повседневной жизни у них пока очень мало оснований ожидать изменений к худшему. Но если говорить об изменении ситуации в экономике в целом, то здесь происходит некоторые сгущение туч. Люди становятся более осторожными. Это сказывается на их потребительских планах». Слова Федорова цитирует ИТАР-ТАСС.


М. ХАЗИН - Я тут вчера участвовал, как принято говорить у вас на передаче одного канала. Под названием «Политика». Которая была посвящена чему бы вы думали? – девальвации. И судя по поведению ведущих этого канала и тех лиц, которые в силу должности обстоятельств должны транслировать народу линию партии и правительства, партия и правительство очень озаботились тем, что народ несколько недоволен тем, как проводится политика вышеупомянутой партии и правительства в сфере валюты и соответственно отношениях к банкам. Потому что народонаселение опасается, что оно может не забрать обратно свои денежки. Поэтому я бы тут немножко бы усомнился. Я бы даже сказал, не есть ли это замечательное заявление один из элементов...


Э. ГЕВОРКЯН - Работы с населением.


М. ХАЗИН - Вы же понимаете, это же социология. Вы как вопрос сформулируете, такой ответ получите.


Э. ГЕВОРКЯН - Здесь участвовало 1600 респондентов. 130 населенных пунктов.


М. ХАЗИН - А чего их спрашивали?


А. ПОЗНЯКОВ – Давайте попробуем поэкспериментировать с вами. Как бы вы оценили нынешнее экономическое положение в России в целом: очень хорошее, хорошее, среднее, очень плохое, плохое, затрудняюсь ответить.


М. ХАЗИН - Я бы сказал среднее с очень серьезным движением в сторону плохого. И народонаселение это очень четко чувствует. Я же в этом смысле сам по себе являюсь таким локальным ВЦИОМом, поскольку очень много езжу по регионам и народ очень сильно недоволен. Очень сильно. Причем он даже недоволен не столько политикой партии и правительства, поскольку тут чума на оба их дома, шли бы они все и лучше бы не лезли. Но так они же все время лезут. Они повышают налоги, закрывают малый бизнес, устраивают чехарду с валютой. Начинают закрывать малые банки, пытаются бороться с обналичкой, за счет которой живет значительная часть бизнеса. И так далее. Ребята, вы определитесь, чего вы хотите.


А. ПОЗНЯКОВ – Михаил Хазин и респонденты ВЦИОМа практически одно лицо. Также среднее ответили 58%. Очень плохое и плохое на втором месте – 31%.


М. ХАЗИН - Я же простой человек. Я живу в маленькой квартире, я соответственно получаю не очень большую зарплату. Ну хорошо, у меня конечно уровень жизни скорее всего чуть-чуть выше, чем в среднем. Но не сильно. И, кроме того, нужно понимать, что есть у нас очень много людей, у которых зарплаты маленькие, но которые получили что-то от советской власти. У кого квартира, у кого дача. У меня не было ничего, к 1991 году я был гол как сокол. И в этом смысле то, что я заработал, ушло на создание этого минимума благосостояния, нужно жить где-то. Я 20 лет квартиру снимал. И соответственно вся проблема нашей жизни мне известна. Кроме того, у меня на сайте от 25 до 30 тысяч человек каждый день. Да, из них пишут на форуме пускай 2%, но все равно эти люди пишут. Причем очень смешно. Когда возникает какая-то проблема, такие волны, то соответственно волна украинских националистов. Очень хорошо видно, кто честные люди, а кто засланные казачки. Или ни с того ни с сего проявляются агенты, я не побоюсь этого слова – Госдепа США. Причем среди них есть умные, а есть идиоты. Это тоже очень видно.


Э. ГЕВОРКЯН - Сейчас мы в Америку уходим, нас уже обвиняют в ненависти к русскому народу.


М. ХАЗИН - А за что?


Э. ГЕВОРКЯН - Из разговоров наших. Кстати господин Федоров в этом же опросе говорил о том, что оценивался индекс экономического положения семей. И он говорит, что индекс улучшается, а разницу в оценках личного материального положения в стране он назвал «парадоксом черных очков, создаваемых СМИ».


А. ПОЗНЯКОВ – То есть мы на самом деле врем, что люди думают, что им хуже становится.


М. ХАЗИН - Нет, у нас действительно становилось лучше до примерно 2011 года.


Э. ГЕВОРКЯН - Опрос за 2013.


М. ХАЗИН - С небольшой лакуной конец 2008, начало 2009. С 2011 года улучшение закончилось среднее. И, начиная со второй половины 2012 года, началось ухудшение. Сначала медленное, потом все быстрее. То есть в этом смысле, может быть, они задавали вопросы, а что вы скажете по итогам трех лет или еще чего-нибудь, это нужно разбираться. Потому что правильно сформулированный вопрос очень сильно меняет...


А. ПОЗНЯКОВ – Мы с вами честны. Они тоже с нами честны. Вот есть конкретные вопросы: как вы оценили в свое время материальное положение вашей семьи.


М. ХАЗИН - У кого спрашивают, кроме того, есть еще одно обстоятельство. Люди, все-таки любой человек он хочет, чтобы у него было хорошо и поэтому пытается подогнать. Условно говоря, у меня есть знакомый, у которого была мечта жизни, он хотел выйти на доходы 10 тысяч долларов в месяц. И вот он на протяжении 5-6 лет говорил, все я вышел на этот уровень. При этом, когда он начинал, так получалось, он чуть-чуть брал доходов предыдущего месяца, чуть следующего и вот у одном месяце у него получалось, вот я вышел. Но потом, в конце концов, он вышел, но прошло 5-6 лет. Это специфика нашего человека. Любого человека. Он хочет надеяться на лучшее. Любой человек он стихийный оптимист, особенно когда его спрашивают. Не будет же человек говорить, хотя правда есть люди, которым это свойственно, типа все, ничего хорошего нет.


Э. ГЕВОРКЯН - Давайте, друзья, коллективно медитировать на то, чтобы все было лучше.


М. ХАЗИН - У меня есть свое мнение. Что с 2012 года началось ухудшение, я же в данном случае выступаю просто как эксперт. Кому интересно мое мнение - те слушают. Кому неинтересно - те не слушают.


Э. ГЕВОРКЯН - На страницах «Ведомостей» сегодня обсуждали...


М. ХАЗИН - Что вы все желтую прессу. Говорите прямо: в одном издании написано.


А. ПОЗНЯКОВ – Почему сразу желтая?


М. ХАЗИН - «Ведомости» это цензурируемое издание. Поэтому желтое.


Э. ГЕВОРКЯН - Давайте не будем обсуждать наших коллег.


М. ХАЗИН - Не будем. А коллеги тут причем, коллеги тут вообще ни при чем. Это редакционная политика.


Э. ГЕВОРКЯН - Обсуждали вопрос о развитии Дальнего Востока и Сибири.


А. ПОЗНЯКОВ – Наш премьер Дмитрий Медведев поручил перевести на Дальний Восток ряд офисов крупных госкорпораций. Вопрос давний. Что делать с Дальним Востоком.


М. ХАЗИН - Развивать.


А. ПОЗНЯКОВ – Обсуждение тут развернулось.


М. ХАЗИН - А давайте я вам тоже задам. Скажите, пожалуйста, в 19 веке в начале 20, когда туда народ переселяли разными способами, тоже стимулировали. Подъемные давали. Бесплатные. Можно было купить на месте корову, еще чего-то. Кто туда ехал? В основном.


Э. ГЕВОРКЯН - Смелые предприимчивые люди.


М. ХАЗИН - Нет. Туда ехали украинцы.


Э. ГЕВОРКЯН - Латыши.


М. ХАЗИН - Потому что их много. Вот основное украинцы. Потому что там народу было много, а земли мало. И они туда ехали за землей. Сегодня земли у нас выше крыши. Поэтому ехать можно только за деньгами. Но за запахом тайги в рамках современного образования никто не поедет.


А. ПОЗНЯКОВ – Неловко вставлять шпильки в такую красивую картину, но тогда земля была основой экономики, а сейчас немножко другое...


М. ХАЗИН - Да. Но все равно, нужны деньги. Потому что экономика работает, значит люди зарабатывают. Значит, вы должны им сказать, ребята, если вы поедете туда, то вы будете зарабатывать больше, чем здесь.


А. ПОЗНЯКОВ – То есть нужно землю заменить деньгами.


М. ХАЗИН - Ну вот они и говорят типа давайте мы туда перенесем офис «Газпрома», построим прямо в тайге эту башню. И соответственно будем деньги там распространять. Представляете сколько нужно открывать ресторанов, ночных клубов, это же песня.


Э. ГЕВОРКЯН - Почему я заговорила о статье, я ее лично сегодня прочитала, ее написали депутат ГД Валерий Зубов и директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев. Они уже возражали другим экономистам. Которые говорили, что надо брать курс на восток, выстраивать отношения с Китаем. Их мысль заключается в том, что Сибирь специально развивать не надо. Не нужны никакие концепции, политики и проекты. Нужно просто дать Сибири свободу предпринимательскую, чтобы те деньги, которые там добываются, не массово отсасывались в центр, а чтобы они там оставались. И естественным образом Сибирь и Дальний Восток начнут развиваться. Не надо развивать, надо просто грабить.


М. ХАЗИН - Давайте посмотрим. Во времена СССР Сибирь была неким самодостаточным объектом. И в этом смысле идея сибирской республики, которая бродила в 1991-92 годах была осмыслена, потому что Сибирь была самодостаточна. Она сам все производила. Сегодня это уже не так. Ей много чего нужно. При этом если мы дадим ей полную свободу, типа снимем все налоги, где гарантия, что туда не набежит толпа китайцев.


Э. ГЕВОРКЯН - Пусть приходят инвесторы.


М. ХАЗИН – Зубов, как известно, был губернатором Красноярского края. Но в 90-е годы в ранние. Когда китайской угрозы не было ни в одном глазу.


Э. ГЕВОРКЯН - Когда мы говорим о привлечении инвестиций, то есть мы сейчас будем ставить фильтры по национальному признаку. Что этого пустим, этого нет.


М. ХАЗИН - Я имею в виду не инвесторов. А те, кто будет работать. Инвестор он вкладывает для чего. Что интересует китайцев. Полезные ископаемые. И земля. Известно, что когда приходит китаец, ставит теплицу, чего-то там выращивает, через три года там даже трава не растет. Остается голый песок, где вообще органики нет. Все съедается. При этом что они хотят. Они хотят строить свои обогатительные фабрики, чтобы там работали китайцы, чтобы транспорт был...короче говоря, чтобы все было китайское. Вряд ли это нас устраивает, или соответственно давайте отдадим тогда Дальний Восток китайцам и вообще забудем про это как про страшный сон. Но делать мы это не можем. Там есть еще целая куча проблем. Поэтому да, конечно, снижать налоги нужно, но налоги надо снижать только, грубо говоря, для своих. И только в некоторых специальных условиях. То есть что-то. Я бы на самом деле освободил весь малый бизнес. Наш. Очень жестко бы преследовал нелегальный бизнес с точки зрения нелегального происхождения. То есть если китаец работает нелегально, его надо хватать и вместе с его бизнесом выгонять в Китай. А легально их надо не пускать. Вообще у нас есть свои люди, которые могут заниматься малым бизнесом. И тогда соответственно, у нас довольно много народу с Дальнего Востока уехало в Китай. Потому что у нас невозможно заниматься бизнесом, а в Китае, кому нравится заниматься бизнесом, уехали в Китай. И занимаются, там в Китае много легче, много приятнее и так далее. И их надо обратно заманивать. То есть, по крайней мере, попытаемся сделать условия не хуже, чем в Китае. И так далее. Это у нас невозможно, потому что у нас кредитно-денежная политика запрещающая. У нас нет дешевого рублевого кредита. Надо это делать. Иначе Дальний Восток станет территорией юаня.


Э. ГЕВОРКЯН - Сегодня у нас есть преференции госкорпорациям и сегодня мы в основном живем за счет сырьевых доходов.


М. ХАЗИН - Вот это дурость. Это целенаправленная политика нашего нынешнего правительства, за что как я уже говорил, как мне кажется, наш народ сильно на это самое правительство раздражается.


Э. ГЕВОРКЯН - Получается, в рамках этой политики нужно придумывать все время какие-то проекты. На Русском острове...


М. ХАЗИН - Это вполне разумная идея, что для того чтобы стимулировать какой-то регион, надо создать источник роста. Олимпиада это источник роста, саммит АТЭС источник роста. И так далее.


Э. ГЕВОРКЯН - Кто на нем вырос, другой вопрос.


М. ХАЗИН - Другое дело, что если у вас при этом бизнеса нет, это все бессмысленно. Приезжают строители, чего-то строят, и уезжают. И ничего не меняется. Это неправильно. Но это означает, что надо менять то, что наши либералы еще в 90-е годы называли институциональные преобразования. Они у нас не прошли на самом деле. Как ни странно, несмотря на то, что они там орали и кричали, какие-то законы писали, но, во-первых, законы были не самые удачные, во-вторых, писались специально под олигархов очень быстро. То есть, грубо говоря, либералы, когда пришли к власти в начале 90-х очень быстро сказали, мы пришли для того, чтобы вырастить олигархов, чтобы они нас потом купили.


А. ПОЗНЯКОВ – Михаил, пока мы не ушли далеко от этого вопроса про либералов и власть. Вы согласны с такой позицией, Владимир Путин говорил, что нужно ввести пятилетние налоговые каникулы на прибыль. Потом прозвучала идея перевести госкорпорации. Кажется, что наша власть предлагает такие же меры, о которых вы говорите. Больше денег и какие-то точки роста.


М. ХАЗИН - Нет. Дело в том, что точечные методы и к тому же ограниченные во времени они работают только в том случае, если у вас грубо говоря, ситуация находится на грани, вот еще чуть-чуть и все будет хорошо. Мы сильно за гранью, у нас все очень нехорошо. Поэтому нам нужны очень мощные системные программы. Нам нужно менять всю налоговую систему. Радикально. Нам надо менять всю кредитно-денежную политику. Радикально. Нам надо менять юридическую практику радикально. Потому что у нас невозможно, если у нас какой-то рядовой человек начинает заниматься бизнесом успешно, он тут же попадает под какой-то рейдерский захват.


А. ПОЗНЯКОВ – С чистого листа все равно, что перенести столицу на Дальний Восток.


М. ХАЗИН - Ну понимаете, столицу можно не переносить. Но я уже давно говорил, что знаете, как говорил А. В. Суворов, который начинал свою службу интендантом, что любого человека, который проработал интендантом больше трех лет, можно сначала вешать, а потом разбираться. Я твердо убежден, что любого человека, который у нас проработал судьей, неважно, гражданском суде или арбитражном хотя бы три года, можно сначала вешать, а потом разбираться.


А. ПОЗНЯКОВ – Настолько даже жестко.


М. ХАЗИН - Это цитата А. В. Суворов, генералиссимус.


Э. ГЕВОРКЯН - Вы-то собственно как предлагаете без совершения, не побоюсь слова революции, переворотов поменять исключительно экономическую часть.


М. ХАЗИН - Так не бывает. Все равно революцию придется делать. Хотя бы в мозгах. Я напоминаю создателя сингапурского экономического чуда, как его там Ли-Си, не помню.


Э. ГЕВОРКЯН - Часто в России упоминаем. А имя никак не выучим.


М. ХАЗИН - Да. Не принципиально. Ему было очень хорошо, потому что ему после 49-го года, после того как в Китае пришел к власти Мао Цзэдун открыли американские рынки. То есть это полное счастье. Что бы ты ни произвел, это купят. Но и то он при этом сказал, до тех пор ты не посадишь и не расстреляешь каких-то близких друзей или родственников, тебе никто не поверит, что ты это всерьез.


А. ПОЗНЯКОВ – То есть нужно доказать кровью.


М. ХАЗИН - А как выясняется, люди других аргументов не воспринимают.


Э. ГЕВОРКЯН - Давайте все-таки пойдем каким-то более цивилизованным путем.


М. ХАЗИН - А пример есть?


Э. ГЕВОРКЯН - Европейским.


М. ХАЗИН - Я прощу прощения, европейский путь это Вторая мировая война. Уж там этой крови было...


Э. ГЕВОРКЯН - Вторая мировая не была напрямую связана с расстрелом за коррупцию, воровство.


М. ХАЗИН - Это верно. Но под нее можно было, были полностью вычищены элиты. Управляющие элиты. Потому что все страны были либо оккупированными в них соответственно все управленцы были, как коллаборационисты уволены. А во Франции их иногда и вешали. И в Италии. А соответственно в Германии или в Австрии были признаны нацистскими преступниками и тоже убраны. То есть чистое место было расчищено. Это очень важно. А у нас нет чистого, вот я ровно про это и говорю. Если у вас не чистое место, если вы хотите из 10 чиновников сохранить 7, то этих трех, с ними надо что-то показательно сделать. Их надо посадить на 50 лет с конфискацией или расстрелять.


А. ПОЗНЯКОВ – Получается... революция у нас такая.


М. ХАЗИН - Еще раз повторяю, это везде так. Ну хорошо, альтернативный вариант. Давайте мы завтра увольняем всех судей, всех вообще. С запретом на сто метров подходить соответственно к судам, если они не являются истцами или ответчиками. И назначаем людей, абсолютно не имеющих никакого отношения к этой системе. С четким условием, что вы должны быть справедливыми. А если вы этого не будете делать, то с вами будет ой-ой-ой. Например, полная конфискация всего имущества. Вы знаете какого-нибудь судью, который живет на зарплату. Такое себе даже представить невозможно. В нашей современной жизни. Ну и все. И о чем тогда разговаривать.


А. ПОЗНЯКОВ – Честно говоря, не очень осведомлен о зарплатах судей.


М. ХАЗИН - Вы прочтите, что пишут о судебных процессах в Интернете. Просто, что пишут люди. Это не значит, что не бывает такого, что конкретный судебный процесс завершается справедливо. Это бывает, но только потому, что он данному судье абсолютно неинтересен. Но бывают всякие варианты. У меня есть опыт. Я лично судился с администрацией президента в Басманном суде.


Э. ГЕВОРКЯН - Судя по тому, что сейчас беседуете с нами, все-таки у вас все хорошо закончилось.


А. ПОЗНЯКОВ - Говорим о революции, о неизбежности каких-то радикальных поворотов, вопросы слушателей. Опишите точку невозврата, если нас ждет полный кризис? – спрашивает слушатель.


М. ХАЗИН - Невозврата относительно чего?


А. ПОЗНЯКОВ – Когда у нас наступит кризис такой, что надо срочно спасать все деньги. Я так понимаю.


М. ХАЗИН - Я не понимаю. Если мы рассматриваем некоторые отрасли. У нас уже давно пройдена точка невозврата, мы их восстановить не можем. Можем только сделать с нуля. Если говорить о стране, то я думаю, что точки невозврата в сегодняшней ситуации ни у кого быть не может. Потому что плохо у всех. И теоретически появление сильного лидера может любую страну вытащить. То есть я могу даже себе представить, что можно вытащить Украину сегодняшнюю. Хотя это много трудней, чем нашу страну.


Э. ГЕВОРКЯН - На ваш взгляд сегодня России, если брать экономический аспект, выгодно помогать автономии Крыму? Сегодня они обратились за помощью. Туда экономически вмешаться.


М. ХАЗИН – Помогать, безусловно, нужно. Но на самом деле американцы нам уже продемонстрировали, чего они испугались. Потому что уже понятно, Янукович, осознав соответственно, что он в безвыходном положении, потому что Россия даст деньги только на условиях, а Европа вообще не даст денег, решил продать Крым Китаю. И все страшно испугались. Поэтому Крыму нужно помогать, уж лучше мы там будем, чем китайцы.


Э. ГЕВОРКЯН - Михаил Хазин, экономист, руководитель компании НЕОКОН был у нас в эфире. Ждем вас в студию в следующий четверг, я надеюсь.


М. ХАЗИН - Нет, в следующий четверг меня не будет. У меня же лекция на Канарах. Мы читаем.


Э. ГЕВОРКЯН - Он будет на Канарах.


М. ХАЗИН - Кто хочет, может еще успеть.


Э. ГЕВОРКЯН - Я надеюсь, он вернется.


М. ХАЗИН - Он улетел, но обещал вернуться.


А. ПОЗНЯКОВ – Может быть, за две недели произойдет что-то еще более понятное с рублем и нашей экономикой.


М. ХАЗИН - Пускай уж лучше ничего не будет происходить.


А. ПОЗНЯКОВ – Конечно, мы все болеем за это. Но вопросы о точке невозврата люди пытаются выяснить, когда избавляться...


М. ХАЗИН - А вы берите ВЦИОМ, ВЦИОМ.


Э. ГЕВОРКЯН - Сейчас новости на «Эхо Москвы».
Оцените статью