Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Видео: Эфир от 21 ноября 2013 года (YouTube)

Мировой кризис

21.11.2013 10:34  

Михаил Хазин

190

Э. ГЕВОРКЯН: 15 часов и 07 минут в столице, это программа «Дневной разворот», которая будет идти ближайшие 2 часа в эфире «Эха Москвы». У микрофона Тихон Дзядко и Эвелина Геворкян. И сейчас у нас в студии Михаил Хазин. Экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН, который обычно по четвергам отвечает на наши и ваши вопросы.

М. ХАЗИН: В 4 часа.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну, сегодня в 3.

Т. ДЗЯДКО: Обычно в 4, но сегодня мы, можно сказать, вняли заветам Дмитрия Анатольевича Медведева, и сдвинули время на час.

М. ХАЗИН: На час время, да.

Т. ДЗЯДКО: +7-985-970-45-45 номер для сообщений и СМС, присылайте ваши вопросы, так же это можно делать с помощью твиттера, если вы пишете – аккаунд @vyzvon, и с помощью сайта в интернете www.echo.msk.ru. Итак Михаил история вчерашнего дня, просто очевидно не только вчерашнего, и позавчерашнего, и как сейчас становится понятно – история, которая имеет довольно долгие корни, и возможно будет иметь какие-то последствия, это отзыв лицензии у Мастер-банка. Как вы объясняете произошедшее?

М. ХАЗИН: Ну, вы знаете, я бы как это... Ну, у нас же теперь законодательство злобное, правду говорить нельзя потому, что за нее сажают. А можно только ссылаться на слухи, и прочее... Ну, слухи, да? Сплетни.

Т. ДЗЯДКО: Некоторые поговаривают, что.

М. ХАЗИН: Некоторые поговаривают что, да. Вот некоторые поговаривают, что Мастер-банк практически всю свою историю был очень тесно связан с большими оборотами наличных денег. У него всегда были по этому поводу, и не только по этому, разные проблемы. Я хорошо помню, когда был ещё жив Андрей Козлов, и он только придумал вот этот самый механизм гарантирования вкладов...

Т. ДЗЯДКО: Я напомню нашим слушателям, что это первый зампред ЦБ...

М. ХАЗИН: Которого убили, да. Который отвечал за банковский надзор.

Т. ДЗЯДКО: В 2006-м, если я не ошибаюсь.

М. ХАЗИН: Я не помню, в каком году, я его знал очень много лет, ещё в 80-х, и мы довольно тесно общались иногда, когда как бы был к этому повод. И вот в частности, когда были все эти истории, связанные с банковским кризисом, с историями с банком... Господи, как же его? Склероз, не помню, у которого отобрали лицензию, и был потом шум и гам. Вот, и значит, когда Андрей ввел институт гарантии, то Мастер-банк очень долго не мог туда попасть. Ну, опять-таки люди бают, да, что представители Мастер-банка бегали по разным службам с чемоданами с долларами, но это как вы понимаете (неразборчиво), что это не имеет отношение к реальности, поскольку истории про чемоданы с долларами определенный тип людей, они рассказывают все время непрерывно, независимо от того, что происходит вокруг. И по этой причине, в общем, было понятно, что над этим банком все время нависают разные тучи, у него все время были какие-то проблемы. Он отбивался разными способами, одним из которых была очень высокая публичная общественная активность. И Никитский клуб, где был главный Капица, который они финансировали, ещё чего-то, в общем, короче говоря, очень много, да? И они, как бы вот отбивались, отбивались, отбивались, а вот сейчас у них наконец не вышло. Я думаю, что в рамках этой же активности и присутствия там как говорят, двоюродного брата Путина, да? То есть то, что Путин, это точно, является ли он двоюродным братом, это опять люди бают, а чего на самом деле...

Т. ДЗЯДКО: Нет, это вроде как вполне себе медицинский факт.

М. ХАЗИН: Может быть, какая разница? Это как бы вот... Это всё укладывается. И я могу сказать, что мне кажется, что есть две причины...

Т. ДЗЯДКО: Я прошу прощения, объясните на пальцах принцип обналички.

М. ХАЗИН: Есть разные способы обналички. В мире самые главные обналичники – это некоторые французские банки.

Т. ДЗЯДКО: Нет, я имею в виду, в чем вообще фишка.

М. ХАЗИН: Фишка состоит в том, что...

Э. ГЕВОРКЯН: В чем проблема?

М. ХАЗИН: ... то вы не платите НДС, и налог на заработную плату, вот и всё. Я могу вам сказать, что я как человек, который там много пишет и говорит, я регулярно получаю гонорары.

Т. ДЗЯДКО: То есть, соответственно опять же, в качестве ликбеза, соответственно некоторые недобропорядочные люди, использовали... Опять же мы поскольку здесь на уровне слухов общаемся, то как поговаривают, использовали банк М, приходили туда, снимали там деньги со своих счетов, и потом с этими чемоданами шли к себе на работу, и сотрудникам выдавали зарплату по-черному.

М. ХАЗИН: Ну например, да. Но там есть разные механизмы, вот как из легального нала делать нелегальный, это отдельная тема. Потому, что существует довольно большой слой нала, который всегда был нелегальный, то есть он как бы не переводится. Есть механизмы обналички, то есть перевода легальных денег в нелегальный нал, ну и т.д., и т.п. Я сейчас не буду про это рассказывать, это длинно. А мне много чего есть рассказать, потому, что я в 95-96 годах был ответственным секретарем правительственной комиссии по борьбе с неучтенным наличным денежным обращением. Руководил комиссией тогда Игнатьев, который тогда был замминистра экономики. И тогда был самый любимый способ платить зарплату, и обналичивать. Это был механизм выплаты процентов по депозитам связанный с тем, что проценты по депозитам тогда не облагались налогом. И мы тогда написали несколько указов, один из них был знаменитый указ 12/15. Знаменитый потому, что будучи принятым за неделю до выборов президента, он был через две недели после этого отменен. Потому, что (неразборчиво) банкирщина прибежала к Чубайсу, только что назначенному главой администрации и сказала: «Что же это вы тут делаете, вы лишаете нас возможности платить высокую зарплату без налогов». Чубайс пошел к Ельцину и указ отменил. Это единственный был случай, когда указ был отменен через три недели после его принятия.

Э. ГЕВОРКЯН: А давайте мы обратимся к вопросам, приходят они через СМС сообщения и на сайт. Не ждать ли нам эффекта «домино», не возможно ли паническое снятие денег в других банках, и что грозит гибелью других банков.

М. ХАЗИН: Есть несколько проблем, о которых как всегда... Дело в том, что у наших либералов у всех, у них мозаичное мышление. То есть, они видят один элемент картинки, видят другой элемент картинки, а то, что они связаны – они не видят. Это их общее свойство. Единственное исключение было, вот мы обсуждали это две недели назад, это Сережа Алексашенко. Может быть относительно Олег Вьюгин, но как понятно, его уже тоже давно нету. Ну Олег-то Вьюгин понятно, у нас с ним одинаковое образование, мы закончили одну и ту же кафедру, механико-математическую (неразборчиво).

Э. ГЕВОРКЯН: Будет ли эффект домино?

М. ХАЗИН: Сейчас скажу, да. Я вернусь. Значит, что касается эффекта «домино»? Значит, есть несколько опасностей. Опасность первая – у людей довольно много рублевых депозитов, они поверили в рубль за последние годы. Если они сейчас начнут эти рубли менять на доллары, начнутся проблемы. Причем, проблемы начнутся и потому, что у банков этих долларов нет, их надо покупать, а это деньги. Проблемы начнутся потому, что эти деньги можно взять только в ЦБ, будут падать золотовалютные резервы, ну там ещё целая куча разных вещей. Ещё будет при этом девальвация рубля, которая может вызвать обвал и дефолт, об этом я уже тоже говорил недели три назад. Вот, почему депутат Госдумы Дектярев вышел со своим гениальным предложением, запретить прохождение доллара, да? Это на самом деле я не думаю, что он в здравом уме и твердой памяти предполагал, что таки отменят. Я скорее склонен считать, что он решил, что... Он или его главный начальник, что им пришло в голову соответственно обратить внимание на эту проблему, она действительно имеет место. Это будет очень плохо для банков, особенно для маленьких потому, что для них эти депозиты были все-таки источником денег. Ну, там ещё много чего, но я склонен считать, что обратите внимание, помните где-то год назад есть у нас такой выдающийся экономист, и организатор наших экономических побед Герман Греф. Вот он предлагал тут год или полтора тому назад сделать все денежное обращение безналичным, вообще всё. Ну, естественно рублевым. Идея богатая, но только не реализуема, а так все хорошо. Я склонен считать, что сейчас эта идея хотя бы в какой-то части будет, её попытаются реализовать. И связано это с тем, что с этого самого наличного обращения налогов не платиться а денежек в казне не хватает. То есть я склонен считать, что вот эта вот активность вся, и не только эта но и другая, она связана вот именно с этим обстоятельством.

Э. ГЕВОРКЯН: Михаил Хазин сейчас в студии «Эха Москвы», мы делаем небольшой перерыв, через минуту после рекламы вернемся и продолжим говорить об актуальных экономических вопросах.

РЕКЛАМА.

Т. ДЗЯДКО: У нас в студии Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН, говорим об отзыве лицензии у Мастер-банка. То есть, правильно ли я понимаю, что условно говоря, в бюджете не хватает денег, и под это дело решили прикрыть то, что всем было давно и так известно.

М. ХАЗИН: Но расточить налоговую политику. Налоговое администрирование, точнее сказать. Потому, что есть налоговая политика, это правило того, сколько нужно платить. А есть налоговое администрирование, это как у того, кто должен платить, эти деньги взять. Это разные вещи, совершенно. А потом почему собственно, они же сами признались, что у них дырка в бюджете. Они там несколько месяцев назад провели секвестр бюджета на 5%. У них реально нету денег. Причем это реальные проблемы потому, что в регионах уже народ начинает ругаться. Что ж такое, всем там... Ну, и дальше так далее, по списку. Я просто много езжу, я вот тут приехал вчера из Казани ночью, и там эта проблема тоже есть. Хотя казалось бы, у них вообще все хорошо. Они говорят, вот универсиаду мы провели, что ещё такого придумать, чтобы нам дали денег.

Э. ГЕВОРКЯН: Резюмируя вот эту тему с Мастер-банком, можно ли говорить, что и не будет... Что это ни какое-то повальное явление потому, что люди действительно там в соцсетях где-то пишут, одним из клиентов Мастер-банка был Билайн, то есть крупнейшая компания, да? Не значит ли это, что сейчас все посыплется. Это частный случай, или это начало какой-то компании?

М. ХАЗИН: Ну, я на самом деле... Это ещё как бы руководитель Сингапура... Как его там, Ли в общем говорил: «До тех пор пока ты не посадишь, или не приговоришь к смерти кого-нибудь их своих близких друзей, никто не поверит, что ты всерьез». Давайте смотреть правде в глаза, и соответственно эти коррупционные компании на уровне вице-губернаторов, мэров-лицемеров, который идет просто вот стремительно, да? И соответственно борьба с безналичным денежным... С наличным денежным обращением, а на самом деле с неуплатой налогов – это всерьез. Вот как бы (неразборчиво) ребята, вы хотели, получите и распишитесь. Не нравится?

Т. ДЗЯДКО: То есть получается, что это священная война и Эльвиры Набиулина в действии.

М. ХАЗИН: Набиулина-то тут причем? Она не принимает таких решений, это решение политическое. Она пытается в меру своего разумения, в общем даже не она этим занимается, есть зампред ЦБ, отвечающий за наличное денежное обращение. Есть соответственно запрет ЦБ, отвечающий за безопасность, который чекист естественно, вот они этим занимаются. (Неразборчиво) ЦБ этим никогда не занимался. В этой самой комиссии пресловутой, вот в которой я был, там был ЦБ зампред Хандруев, и он там просто сидел и отвечал на вопросы. А основные члены были силовики. Тогда была налоговая полиция, там еще кто-то, ещё кто-то. Вот они как бы... Они придумывали, чего делать. А системно-экономические методы мы придумывали в Министерстве экономики. А ЦБ говорил: «Вот это делать можно, а вот этого делать нельзя». Но Хандруев, он по крайней мере разбирался в вопросах. Вот этого делать нельзя потому, что там вот это обвалится. Поэтому, давайте вот как-нибудь чуть-чуть по-другому, вот собственно говоря...

Э. ГЕВОРКЯН: Смышленый у нас народ, мне вот очень понравилось сообщение, Николай присылает: «А если кредит в банке, а у банка отозвали лицензию. Не платить»?

М. ХАЗИН: Нет, это никак на...

Э. ГЕВОРКЯН: Да, кстати в быту как теперь будут решаться все вопросы, если Мастер-банк прикроется? Кто закончит все дела?

М. ХАЗИН: Дело в том, что есть...Ну как, есть временное соответственно комиссия, которая управляет банком, временный управляющий, который соответственно и разбирается со всеми этими активами. Никто не может от вас потребовать досрочного возврата, но и вы обязаны платить так, как написано в договоре, вот и всё.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну, то есть закрытие ли, отзыв лицензии у банка не значит ничего.

М. ХАЗИН: Никак не влияет на вашу (неразборчиво) обязанность платить денежки. Другое дело, что может оказаться, что через там 3 или 4 месяца вам позвонит какой-нибудь человек и скажет: «Вы знаете, я тут купил ваш долг, поэтому платите теперь не банку а мне, но на тех же условиях».

Э. ГЕВОРКЯН: Ну, это нормально? До конца ноября Кремль рассчитывает на то, что случится (неразборчиво) у Владислава Баумгертнера из Белоруссии. Вот об этом сегодня сообщил помощник президента Юрий Ушаков, и в Генпрокуратуре Белоруссии подтвердили согласие на выдачу главы (неразборчиво). Что это значит с экономической точки зрения?

М. ХАЗИН: Начальники договорились.

Т. ДЗЯДКО: Какой-то был как вам кажется, торг?

М. ХАЗИН: Мы этого не знаем. Дело в том, что...

Т. ДЗЯДКО: Но какой он мог быть?

М. ХАЗИН: Ну, теоретически, там торг – это как бы отношение России и Белоруссии. А политическая поддержка со стороны Белоруссии в обмен на какие-то уступки российские. Ну, и как бы участие Белоруссии во всяких интеграционных и прочих политических действиях Москвы. А то, что у них там есть какие-то между собой договоренности, о которых мы не знаем, абсолютно очевидно.

Т. ДЗЯДКО: Нет, это действительно абсолютно очевидно, но какие-то мы вам... Какими эти договоренности могут быть на ваш взгляд?

М. ХАЗИН: Не знаю.

Т. ДЗЯДКО: Они могут касаться чего? Какие сейчас что ли не простые аспекты наших отношений взаимных?

М. ХАЗИН: Да у нас на самом деле ничего сложного нету, фактически...

Т. ДЗЯДКО: Так вот ровно поэтому было и непонятно, почему вдруг это всё случилось?

М. ХАЗИН: Нет, почему это случилось – это как раз понятно. Потому, что это была атака некоторых олигархов на российско-белорусские отношения, и ещё при этом отягощенные желанием подзаработать.

Т. ДЗЯДКО: Но это разве не было желанием Александра Григорьевича Лукашенко как-то вернуть себе участие в колейном бизнесе, и так далее.

М. ХАЗИН: Нет, это не он все начал. Дело в том, что для Лукашенко... Вот понимаете, он же знает, что он младший партнер. Поэтому он точно знает, что вот есть границы, которые переходить не нужно. Вот он себе некую поляну отбил, и он на этой поляне и бродит. А за границы выходить не стоит. И по этой причине, то, что он так себя повел в некотором смысле по-хамски. Взял и арестовал руководителя большой компании российской. Означает, что эта компания реально совершила нечто, что как бы никуда не вписывается. Ну, там совершила некие преступления, условно говоря. Я не влезал в эти детали, хотя зная нравы наших олигархов, у них манеры никогда не платить. Ну, например у них есть такое правило, да? Что если для них сделана работа, но тот, кто эту работу сделал, как бы не есть серьёзный игрок, ему можно не платить. По этой причине я с некоторых пор с крупными российскими компаниями дел не имею вообще никаких. Ну и так далее, и с государством кстати тоже. И соответственно я склонен считать, что они решили себя повести по отношению к (неразборчиво) так же, как они себя ведут у нас. В расчете на то, что Лукашенко не рыпнется, а Лукашенко руководитель суверенного государства, и (неразборчиво). Дальше начинается уже спекуляция, у каждого своя точка зрения, ещё чего-то. Я не смотрел не документы, ни финансовые, ни юридические, поэтому мне очень сложно сказать, чего там на самом деле, и кто чего. Но вот общее понимание того, как эти силы между собой воюют, это примерно то же самое, что было между СССР и США. Вот есть две границы, да? Это вот чисто американская, мы туда не суемся, вот это чисто наша, они туда не суются. А есть некоторые зоны, где можно попытаться друг у друга чего-нибудь урвать. Вот я склонен считать, что эти ребята, которые... Волошин и компания, влезли на территорию, которая в соответствии с договоренностями между Путиным и Лукашенко, является территорией Лукашенко. И за это они и получили. Именно поэтому Путин вообще ни разу никак своего неудовольствия не высказал. Потому, что правила нарушились с его стороны.

Э. ГЕВОРКЯН: Перейдем к другим новостям. ВЭП ждет правительственной поддержки, и просит 200 миллиардов рублей из фонда национального благосостояния. Вот эти деньги на докапитализацию потребовались ВЭБу из-за огромного количества кредитов, которые банк предоставлял государству на масштабные рискованные, не окупаемые проекты. И вот теперь власти часто прибегали к помощи Внешэкономбанка в критических ситуациях, теперь его резервы истощены, и он в свою очередь просит помощи. Насколько это критично, и насколько это может быть... Сказаться на экономическом состоянии, и как это прочувствуют простые люди, скажем так?

М. ХАЗИН: Никак не прочувствуют. На самом деле тут же всё ясно. У государства есть целая куча проектов, которые в принципе на коммерческом уровне профинансированы быть не могут. Ну, условно говоря, строительство моста. Там уровень доходности от этого моста, одна десятая процента в год. Но просто само существование этого моста улучшает экономическую конъюнктуру, но взять эти деньги совершенно не возможно. Поэтому государство как бы всегда чего-нибудь финансирует, каким-нибудь способом.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну, так это же нормально, это и есть забота, ответственность государства, строить мосты и прочее.

М. ХАЗИН: Правильно, совершенно верно. Сейчас у государства проблемы, денег нет. По этой причине даже по тому уровню возвратов, который был, то есть ниже такого рыночного уровня, начались проблемы. А государство говорит: «Хорошо, мы дадим денег, чтобы эти проблемы решить». То есть, с точки зрения такой общей государственной, тут вообще ничего (неразборчиво). Это обычная практика, этим все занимаются. Те же США за время Обамы увеличили расходную часть бюджета на триллион долларов. И значительная часть – это вот такого рода проекты. Как их финансировать? Через такие полугосударственные банки, или через полугосударственные фонды, или ещё как-то. Это отдельная тема, это у каждого своя метода, что им больше нравится. Но в общем и целом, тут ничего такого нет. То есть, это в общем на самом деле, вот как показатель того, что что-то происходит – этого быть не может, но это свидетельство того, что в экономике такие дела не ахти, в силу того, что вот как бы...

Э. ГЕВОРКЯН: Так насколько критично то, что простят залезть в фонд национальной безопасности?

М. ХАЗИН: Благосостояния.

Э. ГЕВОРКЯН: Да, благосостояния, простите.

М. ХАЗИН: Ну, об этом говорили, что его нужно распечатывать. В общем, разумеется лучше тратить деньги внутри страны, чем они будут лежать в каких-нибудь Кипрских банках, в которых они потом пропадут.

Э. ГЕВОРКЯН: Будем считать, что это может быть даже и хорошо.

М. ХАЗИН: Еще раз говорю, это зависит... Тут кроме идеи ещё имеется реализация. Зная как бы наших реализаторов, у меня сразу начинают возникать вопросы, не будет ли там сушка, утруска процентов там на 90 от суммы, которую...

Э. ГЕВОРКЯН: Просрочка по кредитам, взятым россиянами, выросла сначала года почти на 40%, и теперь...

М. ХАЗИН: Тут всё ясно.

Э. ГЕВОРКЯН: Что ясно?

М. ХАЗИН: Значит ключевой элемент влияния кредитной, долговой нагрузки на домохозяйство, это доля, которую они из своих доходов платят в качестве обслуживания кредита. Пример, в США пик был в 2008 году, 14%, и произошел обвал. Сейчас 11%. В нашей стране ещё пару лет назад было 5-6% долговая нагрузка, это было нормально, а сегодня она те же 11, что и в США.

Э. ГЕВОРКЯН: Так а как же на 40 процентов-то если?

М. ХАЗИН: Вот, значит мы... А при этом у нас объем долгов растет, и по этой причине соответственно количество не возвратов должны сейчас очень резко вырасти. Так же, как у них в 2008 году. То есть, это ещё одно свидетельство того, что мы стоим перед потенциальным финансовым кризисам.

Т. ДЗЯДКО: Что ж, спасибо большое, это был Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН. До встречи в следующий четверг в обычное время, в 16.

М. ХАЗИН: До свидания. Я пошел праздновать годовщину (неразборчиво) клуба.

Э. ГЕВОРКЯН: Сейчас прерываемся, новости, после этого продолжим.

Т. ДЗЯДКО: До свидания.

Сcылка >>


Оцените статью