Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

О чем на самом деле говорит инфляция активов

Мировой кризис

12.08.2016 08:08  

Михаил Хазин

181

Появляются первые признаки гиперинфляции - потери покупательной способности всех основных государственных валют.

Источник

21.07.2016

Появляются первые признаки гиперинфляции - потери покупательной способности всех основных государственных валют.

Центральные банкиры почти наверняка ничего не подозревают об этой опасности, отчасти потому, что их излюбленная статистика не способна это зафиксировать, но главным образом потому, что обычной монетарной экономической теории в этом отношении недостаточно.

Данная статья основана на констатации крайней переоценки акций и облигаций, и в ней делается вывод о том, что это объясняется распространением осознания риска владения наличными или банковскими вкладами. Отношение рисков владения наличными и активами инвертируется вследствие провальной монетарной политики и увеличения контрагентского риска банков.

Есть, конечно, побочные сюжетные линии, такие как реальная и воображаемая фальсификация рынков центральными банками и бычья уверенность покупателей и владельцев инвестиций. Единодушно предполагается, что процентные ставки не должны повышаться и следовательно, они не будут повышены.

Не считая крайних спекулятивных случаев, главная причина несоответствия оценок вызывает снижение стоимости денег, а не переоценку активов. Если бы это происходило с отношением денег к товарам широкого потребления и услугам, экономистов волновала бы инфляция, стагфляция и даже гиперинфляция.

Почему имеет значение инфляция активов

Потому что сегодняшняя ценовая инфляция в основном ограничивается активами, что никого не беспокоит. Вместо этого инвесторы радуются эффекту создания богатства. Активы исключены из индекса потребительских цен, так что опасности снижения покупательной способности денег по отношению к активам не существует. Но это не значит, что эту проблему можно игнорировать. Если причина роста рынков в бегстве от наличных, мы должны начинать беспокоиться, и возможно, этот момент наступил. Тогда нам следует перестать радоваться росту богатства и подумать о будущей покупательной способности наших валют.

Ограничение оценки ценовой инфляции какими-то готовыми товарами и услугами является недальновидной ошибкой. Такая классификация потребительских покупок изначально была принята для эконометрического удобства, но ошибочно считать, что есть чёткое разделение между покупками разных вещей. С чисто экономической точки зрения нет различия между покупкой любого пищевого продукта, инвестиционного товара или ссуды, которую кто-то берёт для покупки капитальных активов и использует как рабочий капитал. Исключение из рассмотрения уценённых, бывших в употреблении товаров также нелогично. Любая покупка является покупкой, точка.

Сегодня кембриджские нео-экономисты и эконометристы игнорируют эту фундаментальную ошибку в своих попытках построения показателей ценовой инфляции. Но также, центральные банкиры и всё инвестиционное сообщество делают ещё одно упущение, даже не осознавая его - о том, что деньги являются постоянной величиной во всех операциях. Это неудивительно, ведь мы делаем расчёты в деньгах, и мы платим наши налоги на прибыль, измеренную в деньгах.

Эти две важные ошибки искажают весь экономический анализ, и они могут иметь важные последствия.

Инфляция активов продолжает распространяться на сырьевые товары, материал для конечной продукции. Она распространилась также на услуги, например, она выражается в повышении ставок строительных рабочих и агентских комиссионных. Она развивалась после последнего финансового кризиса, затем начала ослабевать и ускорилась после того, как цены на сырьевые товары перестали снижаться. Официальные утверждения об отсутствии ценовой инфляции вводят в заблуждение рынки, общественность  и самих вождей центрального планирования.

Инвесторы действуют разумно

Становится ясно, что часть инвесторов предпочитает инвестиционные активы банковским вкладам. Эксперты твёрдо верят в то, что это предпочтение не является голосованием против денег, но вызвано желанием получить прибыль от инвестиций. Это верно для подотчётных управляющих паевых фондов, уполномоченных генерировать оценочные прибыли в абсолютных или относительных показателях эффективности.

Другие, в частности очень богатые, не занимающиеся сами своими финансами, начинают смотреть на это иначе. Они видят цены акций банков, которые должны им деньги, и беспокоятся. Частные банкиры в Европе, как сообщают, стараются убедить своих очень богатых клиентов не выводить значительных средств. В любом случае, перевод вкладов из одного банка в другой не защитит вас от системного риска, так что вы должны что-то покупать, например краткосрочные правительственные облигации или золото, чтобы избавиться от своих денег и передать риск другим.

Главную опасность для этих богатых инвесторов представляет рост темпов инфляции, но в данный момент речь идёт исключительно о дефляции и системном риске, а не об инфляции. Однако, цены на сырьё в этом году заметно росли, изменив тенденцию нескольких предыдущих лет. Если цены на сырьевые товары не начнут в ближайшее время существенно снижаться, они будут способствовать развитию ценовой инфляции, несмотря не недостаток экономической активности в развитых странах. В конце концов центральным банкам придётся реагировать повышением процентных ставок, что подрывает рынок правительственных облигаций и оценку всех связанных с ними классов активов.

Бегство от денег, по крайней мере на данный момент, в значительной степени отражает  системные риски. Однако мы не можем сказать, что непременно произойдёт крах банковской системы - если только процентные ставки не вырастут, отражая снижение покупательной способности бумажных денег. Только тогда мы можем быть с уверенностью говорить о всеобщем финансовом жертвоприношении, ускоряющем бегство из банковских вкладов.

Сейчас рынки дремлют в дефляции. Дефляционные условия необходимы для будущей монетарной экспансии, которая потребуется для спасения банков и экономики. Большинство инвесторов, по-видимому, настолько же уверены в таком исходе, как они были уверены в том, что Великобритания предпочтёт остаться в Евросоюзе. Ошибка состоит в непонимании того факта, что инфляция может сосуществовать с сокращением деловой активности. Денежная инфляция, особенно в её крайнем выражении, на самом деле гарантирует сокращение деловой активности, потому что она снижает покупательную способность населения. Вот почему первые признаки ценовой инфляции, вызванной снижением склонности к владению деньгами, следует воспринимать очень серьёзно. И поскольку этот эффект распространяется на товары из индекса потребительских цен, переход от денег к товарам будет продолжаться.

Это легко может перейти в то, что австрийский экономист Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises),назвал обвалом - окончательное бегство от денег в товары. Мы пока ещё не запасаем туалетную бумагу и бобы, но перспектива движения в этом направлении уже вырисовывается.

Сcылка >>


Оцените статью