Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Улюкаев - это Чернышевский сегодня

Мировой кризис

16.06.2016 11:23  

Михаил Хазин

161

Вот и министру экономического развития Алексею Улюкаеву, похоже, не дает покоя известность русского писателя Н.Г.Чернышевского, иначе зачем бы ему было давать своей опубликованной в газете «Ведомости» статье заголовок: «Что делать? Версия Минэкономразвития».

Источник

09.06.2016

Как известно, Россию исторически волнуют два главнейших вопроса - «Что делать?» и «Кто виноват?» Ответов на второй вопрос представители российской власти тщательно стараются избегать или перекладывать на своих подчиненных, тогда как первый позволяет им задуматься и поразмыслить о будущем. Вот и министру экономического развития Алексею Улюкаеву, похоже, не дает покоя известность русского писателя Н. Г. Чернышевского, иначе зачем бы ему было давать своей опубликованной в газете «Ведомости» статье заголовок: «Что делать? Версия Минэкономразвития» (https://www.vedomosti.ru/opinion/articles3/2016/06/09/644720-chto-delat).

Статья оставляет довольно странное ощущение, поскольку ответа на поставленный министром вопрос он так и не дает. Собственно говоря, удивляться этому не стоит по той простой причине, что для достижения той или иной цели требуется делать разное и зачастую совершенно противоположное. Именно поставленные цели определяют то, что необходимо делать. Поскольку этот момент в статье даже не упоминается, можно сделать один довольно неутешительный для граждан России вывод: ни министерство экономического развития, ни сам министр, похоже, не знают и не понимают той цели, той главной стратегической задачи, которую необходимо решать. Когда нет не то что ответа на вопрос «Куда страну вести?», но когда он даже не ставится, отвечать на вопрос «Что делать?» по меньшей мере бессмысленно.

Однако ни министра, ни его подчиненных это, судя по всему, совершенно не смущает, и они бодро рассуждают о том, что есть, и том, что, как им представляется, будет, причем далеко не радужная реальность  смешивается с довольно бурной фантазией. Это начинается буквально с первых строк статьи: «Российская экономика находится в состоянии стагнации. Спад в основном завершился, экономический цикл проходит нижнюю точку.» Ну, про стагнацию все и так знают, а вот про завершившийся в основном спад министр явно фантазирует и вполне благоразумно не уточняет, сколько времени потребуется экономическому циклу для прохождения этой самой своей «нижней точки». Да и нижняя ли она или так – промежуточная, которую Минэкономразвития ошибочно считает за нижнюю. Судя, например, по недавним данным майских продаж автомобилей в России, до дна еще далеко.

К тому же не вызывают оптимизма и слова министра о том, что «даже в условиях высоких цен на нефть возвращение на прежнюю траекторию роста на 5–7% в год практически невозможно». В этом министр прав. Имевшиеся ранее ресурсы и мощности исчерпаны, а новых за прошедшие шестнадцать лет так и не создано. Период времени примерно равен тому, который выпал на долю Советского Союза между завершением гражданской войны и началом войны Отечественной, но достаточно сравнить экономические достижения страны в тот период и в наши дни, чтобы понять, что это сравнение будет не в пользу всей нынешней команды руководителей. Можно долго объяснять причины этого, ссылаясь на «новую нормальность», но она не способна объяснить тот простой факт, что тогда как средние темпы роста ВВП развивающихся стран в 2014 – 2015 годах в среднем на 3,4% превышали темпы роста развитых стран, не говоря уж о более ранних периодах, в России в это же время они были ниже, чем на Западе, и продолжают снижаться.

Если только качать на Запад нефть и газ и быть его сырьевым придатком, размещая полученные от него фантики в государственные бумаги США и поддерживая их, а не нашу экономику, тот факт, что наша экономика стагнирует и деградирует, может вызывать удивление лишь у руководителей министерств экономики, финансов да главы центрального банка в придачу. И когда министр экономического развития пишет, что «экономическая политика России должна быть направлена на повышение потенциального роста», то любой здравомыслящий человек мог бы задать уважаемому министру вопрос: причем здесь «потенциальный» рост? Рост должен быть реальным, и если его нет, то это не более чем пустые слова.

Довольно интересно, за счет чего и какими путями планируется обеспечить этот «потенциальный» рост. Оказывается, для этого необходимо проводить «активную инвестиционную политику». Она в полном соответствии со взглядами древних ученых базируется у министра на трех китах.

«Во-первых, это создание и поддержание инвестиционного ресурса». С учетом того, что накопленные ресурсы министерство финансов и Банк России предпочитают держать в американских облигациях, а рынки капиталов для России фактически закрыты, и в ближайшее время вряд ли что-то кардинально изменится, то инвестиционный ресурс есть для США, но не для России.

«Во-вторых, условий для трансформации внутренних сбережений во внутренние инвестиции, которые включают макроэкономические и регуляторные меры, направленные на повышение уровня доверия бизнеса и улучшение бизнес-среды.» В переводе с казенного языка на общечеловеческий это значит, что было бы неплохо изъять сбережения населения, а вместо них выдать, например, долгосрочные облигации. Проблема лишь в том, что благодаря мудрой экономической политике население эти самые сбережения начало активно подъедать.

 «И в-третьих, стимулирование инвестиционной активности частного бизнеса через механизмы государственной поддержки.» Иными словами, государство будет вкладывать общественные средства в различные проекты, а когда они будут готовы для получения прибыли, то передаст их в руки конкретных физических лиц, чтобы они смогли стать еще богаче. Ярким примером может служить хотя бы ставшая платной магистраль М-4 «Дон». Строили ее за счет бюджета, а прибыль от взимания платы за проезд по ней взимает обычная частная лавочка.

Куда же министр планирует инвестировать народные средства? «В краткосрочном аспекте инвестиционная модель роста будет опираться на инвестиции в инфраструктуру, позволяющие расширить ограничения «экономики предложения». Ускоренный рост инфраструктурных инвестиций является глобальным трендом.» Проще говоря, в полном соответствии с «глобальным трендом» средства будут вкладываться в дороги, которые никуда не ведут, в мосты вдоль рек, в города там, где никто не живет, и в прочие тому подобные проекты, которые не окупятся никогда, и от которых уровень благосостояния общества в целом расти не будет.

Дальнейшие рассуждения министра о том, какой эффект дадут подобные вложения, можно сравнить разве что с высказыванием Н.С.Хрущева о том, что в 1980 году советские люди будут жить при коммунизме. Правда на этом пути, оказывается, есть и совершенно неожиданная для министра проблема: где-то на все это надо взять средства. Поскольку это относится к финансовому ведомству, эта тема плавно обходится стороной.

Вместо этого министр пишет: «Инвестиционная модель экономического роста будет эффективно работать в среднесрочном периоде, если будет обеспечен достаточный спрос на произведенную продукцию. Потенциала внутреннего рынка для этого недостаточно – необходим мировой рынок.» Мысль правильная, осталось совсем чуть-чуть - реализовать ее на практике.  К сожалению, ничего нового министр на этот счет не сказал: «Девальвация создала хорошие макроэкономические предпосылки для роста экспорта.» Понятно, что в нынешних условиях и с существующими экономическими механизмами девальвация национальной валюты и, как следствие, обнищание самых широких слоев населения – это единственный путь для повышения экспорта. Прежде всего нефти и газа, ведь все остальное в структуре экспорта страны вторично. Но этим дело не ограничивается.

«…необходимо мобилизовать весь арсенал государственной, финансовой и нефинансовой поддержки экспорта:

– необходим кратный рост финансирования поддержки экспорта, включая значительную докапитализацию Росэксимбанка, «Эксара» и РЭЦа;»

Иными словами, дадим новые средства банкротам. Всё равно списывать.

«– переориентация мер государственной поддержки с финансирования испытывающих проблемы предприятий с целью обеспечения ими выпуска и занятости на поддержку экспорта продукции;»

Лозунг не нов. Ему уже лет сто по меньшей мере: «Сами не доедим, но экспортируем».

«– поддержка компаний-лидеров, имеющих высокую динамику роста несырьевого экспорта, в рамках деятельности институтов развития;»

Сразу приходит на память история с попытками обанкротить «Уралвагонзавод» или более свежая с организацией нового аэропорта в Жуковском. Летно-испытательный институт, также как авиационные академии, ВУЗы, конструкторские бюро, авиа-, приборо- и двигателестроительные заводы нам ведь без надобности. Будем лучше собирать по лицензии итальянские вертолеты, а на расхваленный пассажирский «МС-21» будем ставить американские двигатели и западную авионику. А авиационных технологов нам и в автомобильной отрасли подготовят…

«– значительное упрощение всех процедур, связанных с экспортом: сокращение требований по предоставлению документов до трех (декларация, инвойс, коносамент) в электронном виде, работа с экспортерами по методу единого окна, обеспечение скорого возврата НДС, сокращение издержек и упрощение процедур таможенного регулирования и экспортного контроля;»

Ну, это уже по части центрального банка и налоговых органов. Так все упростили, что и работать там стало практически некому.

«– встраивание в глобальные цепочки добавленной стоимости, в том числе используя снижение размера импортных таможенных пошлин на комплектующие и оборудование;»

Мысль правильная, хотя и запоздалая. Делать это надо было еще лет десять назад. Тогда и средства были свободные, и мировая экономика была на подъеме. Но, как известно, русский мужик задним умом силен.

«– использование всех форматов преференциальных и непреференциальных международных торговых соглашений.»

Судя оп всему, под этим понимаются разнообразные уступки своре наших «партнеров». Они будут продолжать гадить России, а им то скидки на газ, то безвозвратные кредиты, как в 2013 году Украине. Но все лишь для того, чтобы еще очередные «…дцать миллионов западноевропейских домохозяйств получили российский газ» или что-то в этом же духе. О российских гражданах вроде как российское правительство почему-то так не заботится.

После долгих рассуждений об инвестициях министр посчитал нужным все-таки вспомнить об этом, как его…, народе. Как выясняется из статьи, живой труд хоть и важен, но «оказывает сейчас ограничительное влияние на экономический рост». При этом, по официальным данным, только из-за демографии 200 – 300 тысяч человек экономически активного населения страна будет терять ежегодно еще лет десять, а вот с безработицей все даже неплохо, и она «близка к естественному для нашей экономики уровню 5,5%». Но это, вероятно, исходя из данных предоставляемых службой занятости о количестве официально зарегистрированных безработных. Вряд ли сюда попадают те, кто в данных службы занятости не числится просто потому, что ясно понимает, что по самым разным причинам ничего путного с учетом их опыта и квалификации эта служба им предложить не сможет.

Однако и этот уровень министру хотелось бы снизить хотя бы на процент – полтора, поэтому необходимы «меры, направленные на стимулирование мотивации рабочей силы» (для тех, кто не помнит, стимулом в древние времена называлась палка с острым концом, которой погоняли нерадивых рабов) и «меры по повышению гибкости трудового законодательства», в частности, «упрощение процедур увольнения, в том числе по инициативе работодателя». А еще лучше, чтобы у трудящихся вообще не было никаких прав, и они работали там, где им прикажут сверху.

В качестве другой важной меры А.Улюкаев называет «повышение возраста для выхода на пенсию, предположительно одинаково для мужчин и женщин, до 63–65 лет. Это нужно не столько для балансировки пенсионной системы, сколько для продления активной производительной жизни будущих пенсионеров и снижения дефицита трудовых ресурсов на рынке». Про банкротство пенсионной системы говорить не приходится, что называется, это и слепому видно, но вот почему за это ни в правительстве, ни в пенсионном фонде никто не ответил по всей строгости законов, это вопрос.

С учетом существующего уровня реальной, а не официальной безработицы, повышение пенсионного возраста приведет лишь к ее дальнейшему росту и, как следствие, общему повышению социальной напряженности в обществе. Ведь по тому, как общество относится к старикам и детям, можно судить о том, насколько оно гуманно и социально ориентировано. Но это явно не наш случай. К тому же 5,5% официально безработного населения это ни много ни мало 4 миллиона человек, а это вполне весомый резерв. Если исходить даже из максимальной величины ежегодных демографических потерь рабочей силы, приведенной А.Улюкаевым, в 300 тысяч человек, то даже имеющихся людских резервов может хватить минимум на 13 лет, поэтому никакой острой необходимости в том, чтобы повышать пенсионный возраст по этой причине, похоже, нет. В отличие от желания правительства и заинтересованных министерств и ведомств увеличить собираемые с населения в качестве пенсионных отчислений суммы и использовать их по своему усмотрению.

Что же касается рассуждений министра о том, что необходимо «увеличение доли вложений в высокотехнологичные и инновационные секторы, в том числе науку, образование и здравоохранение, в ВВП и бюджете» и так далее, то ему можно задать простой вопрос: а почему это до сих пор не было сделано? Хотя вопрос этот, конечно, чисто риторический, и все мы прекрасно знаем на него ответ. Нынешнему правительству это не нужно. Гораздо проще качать нефть и газ, печатать ударными темпами обесценивающиеся бумажные рубли и хорошо себя чувствовать. А путающийся под ногами народишко только мешает, поэтому «комплексное использование мер, направленных на экстенсивное и интенсивное развитие факторов производства, способно обеспечить рост потенциала экономики с долгосрочной и устойчивой динамикой», но то, что реально обеспечит – это вряд  ли.

Отсюда возникает второй важнейший вопрос, исторически стоящий перед Россией и ее гражданами: «Кто виноват?» И если с первым вопросом все как было, так и остается неясным, то ответ на второй особых сомнений не вызывает. Возможно, министрам финансово-экономического блока, как и главе центрального банка России, имеет смысл уступить свои места кому-то несколько более компетентному., Ведь нет никаких сомнений, что среди 130 миллионов наших граждан есть гораздо более толковые и грамотные люди, заинтересованные в возрождении подлинного могущества нашей страны и роста благосостояния всех ее граждан, чем нынешняя публика, способная лишь исполнять указания и «рекомендации» Международного валютного фонда и прочих подобных лавочек.

Мои книжки

«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,

«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,

«Занимательная экономика»,

«Деньги смутных времен. Древняя история»,

«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»

можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Сcылка >>


Оцените статью