Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Джеймс Грант: «Возможно, следующим шагом будут деньги с вертолета»

Мировой кризис

12.10.2015 12:03  

Михаил Хазин

152

Мировые финансовые рынки испытывают сильные стрессы. Отсрочка повышения процентной ставки в Соединённых Штатах, быстрый откат китайской экономики и обвал в сырьевом комплексе вызывают большое беспокойство у инвесторов. Они опасаются, что мир сползает к рецессии. «Политика центрального банка маскирует изъяны системы. Через семь лет после начала финансового кризиса мы расплачиваемся за это отсутствием роста», говорит Джеймс Грант. Проницательный издатель широко известного бюллетеня Уолл-стрит «Обзор процентных ставок от Гранта» проводит тревожные параллели между директивным центральным планированием китайской экономики и экономической политикой Запада.

Источник

25.09.2015

Интервью взял Кристоф Гисигер (Christoph Gisiger).

Джеймс Грант

«Смею сказать, что мы ещё не знаем самых радикальных идей мандаринов, управляющих нашими центральными банками». (Бильд: Родерик Айхингер (Roderick Aichinger) 25.09.2015)

Эксперт Уолл-стрит и издатель инвестиционной газеты «Обозреватель процентных ставок Гранта» Джеймс Грант (Джеймс Грант) предупреждает о продолжении чрезвычайной политики центрального банка и ставит на возвращение золота.

Мировые финансовые рынки испытывают сильные стрессы. Отсрочка повышения процентной ставки в Соединённых Штатах, быстрый откат китайской экономики и обвал в сырьевом комплексе вызывают большое беспокойство у инвесторов. Они опасаются, что мир сползает к рецессии. «Политика центрального банка маскирует изъяны системы. Через семь лет после начала финансового кризиса мы расплачиваемся за это отсутствием роста», говорит Джеймс Грант. Проницательный издатель широко известного бюллетеня Уолл-стрит «Обзор процентных ставок от Гранта» проводит тревожные параллели между директивным центральным планированием китайской экономики и экономической политикой Запада. Он также сомневается в том, что председатель Федерального резерва Джанет Йеллен (Janet Yellen) хорошо подходит для руководящей работы в самом влиятельном центральном банке мира. В поисках защиты он указывает на золото и акции золотодобытчиков.

Джим, со времени краха Лиман прошло семь лет. В каком мире живут инвесторы сегодня?

Кажется, всё это было давно, не так ли? Некоторые вещи не меняются. Первая из этих постоянных вещей - человеческая природа и склонность людей покупать при повышении цен и продавать при понижении. Так было в день накануне краха Лиман, и так будет всегда. Отличие от того времени в необычайном присутствии правительства на наших рынках в смысле  регулирования, а также управления, выпуска денег и манипуляций.

Вы говорите о сверхнизких процентных ставках?

В очень низких процентных ставках нет ничего особенно нового. В XIX веке процентные ставки в основном падали, с окончания наполеоновских войн в 1815 году и до рубежа ХХ века. Но новое под солнцем - это повышенная активность наших центральных банков.

Но без их вмешательства ситуация могла бы быть ещё хуже.

Мы живём в век иррационального мышления. Правительства через центральные банки задавили процентные ставки на рынке краткосрочного капитала до нуля, а в некоторых случаях ниже нуля. Не удовлетворившись этим, они внедрили то, что экономисты называют «каналом балансирования портфеля». Это затейливое выражение означает повышение цен акций с целью повышения совокупного спроса. Это была теория Федрезерва под управлением Бернанке, и конечно, это была теория китайских коммунистов, которые устроили взлёт шанхайских акций класса А. Итак, по всему миру, включая Европу, центральные банки решили организовать грандиозные бычьи рынки в надежде заставить людей больше тратить, чтобы они чувствовали себя богаче. Это было в теории. Но они не продумали всех последствий такой политики.  

Замедление темпов роста в Китае нагнетает напряжение на рынках. Насколько плоха ситуация?

Если бы я был членом правящей элиты китайской коммунистической партии, я бы сказал себе: «Мы ведь делаем то же самое, что капиталистический Запад делает для восстановления экономики: манипулируем процентными ставками, управляем ценами активов через КС и всеми средствами побуждаем людей принимать риск и тем самым насаждать бычьи рынки. Когда в 2008 году всё рухнуло, они не арестовали спекулянтов, игравших на понижение, они тоже угрожали им. Так не делаем ли мы примерно то же?» Отличие в том, что Китай делает это более неуклюже. Но разве нет вполне очевидной аналогии между старомодным марксистским центральным планированием всей экономики и нашим западным центральным планированием, с его стремлением навязать определённые результаты через манипулирование ценами?

Готов ли Китай для жёсткой посадки?

Думаю, ситуация в Китае весьма тревожная. Макроэкономические данные в основном липовые, а их методы, можно сказать, обречены на неудачу, в той мере, в какой методы управления и контроля и подавления ценовых механизмов всегда обречены на неудачу. И вдобавок ко всему, пугает реакция Запада: не подвергая сомнению сами эти методы, мы просто говорим о том, что китайцы в них не столь искусны.

На недавнем совещании Федерального резерва говорилось, что процентные ставки пока не будут повышены в основном из-за опасений, связанных с Китаем. Было ли это правильным решением?

Я надеялся, что они будут действовать, хотя бы соблаговолив сменить тему. Можем ли мы говорить о чём-то более интересном, чем погода? Конечно, дело не только в четверти процента малозаметного монетарного ужесточения. Просто что-то мешает нормализации процентных ставок в ближайшей перспективе. Но скажем ещё раз: через семь лет после краха Лиман самая большая, якобы самая динамичная, самая устойчивая экономика в мире ещё недостаточно сильна для этого. В этом смысл решения Феда. Поэтому беспокойство рынков понятно.

Обычно индексы повышаются при мягкой политике Феда. Но не в этот раз. Сохраняет ли Джанет Йеллен контроль над ситуацией?

Вот очень показательный факт: как пишет Уолл-стрит Джорнал, Джанет Йеллен прибывает в аэропорт за несколько часов до своего рейса. И что это может вам сказать о ней? Она очень нервный человек. Думаю, что люди такого типа не годятся для руководства на высоких постах. Если необходимо принять трудное решение, столь неспокойный человек, стремящийся снизить до минимума спонтанный риск, вероятно, не очень подходит, чтобы совершить порой прыжок в неизвестность. Но эта необходимость в некий момент совершить прыжок в темноту, когда невозможно предвидеть будущее, неизбежна в инвестициях и денежном управлении. Так что это много говорит о человеке, управляющем мировой резервной валютой и не стремящемся как можно лучше использовать все возможности.

Однако, пока признаков инфляции немного. Экономисты скорее озабочены возможностью дефляции.

Хотя инфляция не видна в супермаркете, но на Уолл-стрит - сколько угодно. К тому же, чем плоха низкая инфляция? Многие признанные экономисты и центральные банкиры внушают нам, что если темпы обесценивания денег станут ниже 2%, нам всем угрожает опасность некой экономической катастрофы. И кто же это говорит? Это один из тех моментов, когда я чувствую себя совершенно непричастным к общепринятому финансовому и монетарному образу мыслей. Я спрашиваю себя: кто сумасшедший, мы в фирме Гранта или они? Думаю, лет через двадцать мы это узнаем.

Так что же будет дальше с мировыми финансовыми рынками?

Неверная оценка акций биотехнологических компаний, или кукурузы, или соевых бобов, не оказывает большого влияния на финансовые рынки в целом. Но процентные ставки - другое дело. Это универсальные цены: они учитывают будущие потоки наличных, калибруют риски и определяют минимально приемлемую доходность инвестиций. Таким образом, процентные ставки - это регулирующие сигналы для трафика рыночной экономики. Но с 2008 года эти сигналы в основном оставались зелёными.

Вы хотите сказать, будет авария?

Центральные банки подняли фондовые рынки, и совокупный спрос будет расти. Но они не учли, что совокупное предложение, вероятно, также вырастет: нефтедобывающим компаниям будет легче найти финансирование для бурения малорентабельной скважины и добывать малорентабельную нефть. Эта нефть поступит на рынок, её цена снизится, и это заставит центральных банкиров в ответ на это напечатать ещё больше денег, чтобы защитить нас от того, что они называют «риском дефляции». Так что это замкнутый круг так называемого стимулирования, которое приводит к дальнейшему стимулированию, как нетрадиционные идеи приводят к радикальным идеям. Смею сказать, мы ещё не знаем самых радикальных идей мандаринов, управляющих нашими центральными банками.

Как, по-вашему, это будет выглядеть?

Они не делают из этого секрета. Они совершенно открыто говорят о «прямом денежном финансировании» - это имел в виду Милтон Фридман (Milton Friedman), когда он придумал выражение «вертолётные деньги». Так что следующей идеей будет рассылка чеков гражданам напрямую, в обход банковской системы.

Может ли это вообще сработать?

Всё это монетарное стимулирование делает две взаимно-обратные вещи: откладывает провал на будущее и переносит потребление на сегодня. Создание малорентабельных предприятий очень дешёвыми кредитами поощряет компании, завершившие полезное время своей экономической жизни изображать некую загробную жизнь благодаря субсидиям центральных банков. Но капитализм по сути своей является динамичной системой, основанной на предпринимательстве и новых изобретениях. Это несколько напоминает деревья в лесу: им нужна жизнь, но также им нужна смерть. Без смерти нет пространства для новых поколений, и вы получаете Японию: старый лес, в котором деревья не слишком здоровы. Количественное смягчение и искусственно заниженные процентные ставки снижают динамику, рост и насыщенность экономической жизни.

Сейчас нарастают ожидания корпоративных банкротств. Это можно видеть по увеличению курсовой разницы на рынке мусорных облигаций.

Рынок мусорных облигаций характеризовался очень слабой защитой кредиторов. Эта защита была лишена смысла или ослаблена во время этого цикла очень агрессивного кредитования и заимствования. Вот почему я думаю, что процент возврата по мусорным облигациям при дефолте будет ниже в этом цикле, а итоговые постоянные убытки будут больше. Но не следует считать это апокалипсисом. Так работает финансовая система. Это психологический цикл бычьих рынков и медвежьих рынков, подъёма и спада: сначала эйфория, потом она переходит в самодовольство, и через долгое время дозревает до предчувствий, которые превращаются в страх и потом в непреодолимый ужас - вот тогда и надо покупать!

Так где же вы видите сейчас возможности для инвесторов? Развивающиеся рынки, например, довольно сильно упали.

Можно было наблюдать появляющиеся возможности на некоторых развивающихся рынках. Но я не думаю, что сейчас подходящий момент для широкого участия. Но по крайней мере, некоторые ценные бумаги понизились до уровня, при котором можно сказать «ну, это по крайней мере интересно». Один из вариантов - это Сбербанк. Это очень хороший банк, и находится он в России - сейчас изрядно забытое место. Но Сбербанк блестяще прошёл через опыт 2008/09 годов, у него превосходное руководство и он имеет гигантские размеры. Таким образом, это первоклассный банк, испытывающий сейчас давление из-за трудностей в России. Но я думаю, что он выживет и будет успешным. Также интересны акции Московской фондовой биржи. Как и Сбербанк, это хорошо управляемый, дешёвый и хороший бизнес. Также, в Колумбии есть авиакомпания Avianca и компания по продаже и переработке продуктов питания Grupo Nutresa, которую называют колумбийской Nestlé.

Где ещё вы видите возможности?

Сейчас денежный момент. Я думаю, предстоит переоценка слов и дел центральных банкиров вроде Джанет Йеллен и Марио Драги (Mario Draghi). Мы ожидаем надлежащего признания монетарного беспорядка. Он проявляется в сверхнизких процентных ставках, в повсеместной неправильной оценке кредита и эскалации радикальных монетарных мер различными центральными банками, образовавшими идейные храмы: отрицательные реальные ставки, отрицательные номинальные ставки и идея вертолётных денег. Поэтому необходимо хеджирование от того случая, если всё пойдёт не по сценарию, и это делает золото и акции золотодобывающих компаний чрезвычайно интересными.

Есть ли какие-либо акции золотодобывающих компаний, которые вы особенно рекомендуете?

Интересно то, чем занимается канадский предприниматель Пьер Лассонд (Pierre Lassonde). Он необычный предприниматель в добывающей отрасли, потому что он одновременно и бизнесмен, и геолог. Он нацелен на возврат инвестиций, а не просто на копание ям, из которых достают золото. Он занимается главным образом низко оцененной спекулятивной добывающей компанией Newgold. Также привлекательны для спекуляций акции Barrick Gold, потому что эта компания сильно обременена обязательствами, и в недалёком будущем её ждёт долговая драма. Но это учтено в цене акций, и если золото вырастет, у них огромный потенциал.

Сcылка >>


Оцените статью