Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

День сурка в ФРС

Мировой кризис

29.09.2015 06:47  

Михаил Хазин

111

Каждый диктатор знает, что постоянное чрезвычайное положение является лучшим средством для оправдания деспотической политики. Главное, поддерживать фиктивное чрезвычайное положение, нагнетая столько паранойи, чтобы остановить нормальную деятельность. Многие диктаторы поняли, что лучше всего сделать угрозу внешней, неосязаемой и в конечном итоге, непроверяемой. В оруэлловском «1984» повторялась мантра «Мы всегда были в состоянии войны с Евразией», хотя все знали, что это неправда. Принимая решение об изменении процентной ставки Федеральный резерв принял похожий подход и воззвал к внешней угрозе для обоснования всё более абсурдной политики.

Источник

18.09.2015

Каждый диктатор знает, что постоянное чрезвычайное положение является лучшим средством для оправдания деспотической политики. Главное, поддерживать фиктивное чрезвычайное положение, нагнетая столько паранойи, чтобы остановить нормальную деятельность. Многие диктаторы поняли, что лучше всего сделать угрозу внешней, неосязаемой и в конечном итоге, непроверяемой. В оруэлловском «1984» повторялась мантра «Мы всегда были в состоянии войны с Евразией», хотя все знали, что это неправда. Принимая решение об изменении процентной ставки Федеральный резерв принял похожий подход и воззвал к внешней угрозе для обоснования всё более абсурдной политики.

Возложив ответственность за собственное долгое бездействие на «неопределённость за рубежом» (раньше они не использовали этот предлог в нынешнем периоде нулевых процентных ставок), Фед получил возможность сохранять иллюзию сильной внутренней экономики и своего намерения поднять ставки в ближайший подходящий момент, пока что поддерживая экономику с помощью нулевых процентных ставок. Невероятно, но СМИ проглотили эту пропагандистскую наживку вместе с леской и грузилом.

Летом всё казалось таким ясным. В середине августа газета Уолл-Стрит Джорнал провела опрос, показавший, что 95% экономистов ожидают повышения ставок к концу 2015 года, а 82% ожидают начала таких действий в сентябре. 29 июля Marketwatch сообщил, что изменения риторики ФРС были «дымовой завесой», чтобы определённо повысить ставки в сентябре. Я был одним из немногих, публично предсказавших, что все жёсткие заявления от Феда не более чем блеф, и никакого повышения ставок в 2015 году не будет. За это меня  игнорировали и высмеивали. 16 июля в интервью программе Futures Now на CNBC (больше меня не приглашали на их телепередачи) учёный Скотт Нейшенс (Scott Nations) призвал меня к ответу за «странное» предположение о том, что Фед не будет повышать ставки в 2015 году, примерно так:

«Если цена верна, и фьючерсы на учетные ставки Феда отражают коллективный разум всего мира, тогда повышение ставок к концу года очевидная необходимость для Феда, и почему все неправы, а вы правы?»

Но сейчас, в середине сентября, всё изменилось, и намного меньше экономистов ожидают повышения ставок в этом году. Однако, несмотря на этот драматический разворот, мало кто понизил свои прогнозы или уменьшил свою уверенность в том, что Фед по-прежнему намерен ужесточить политику... в конце концов. Иными словами, Фед одержал полную пропагандистскую победу.

Как и в предыдущих заявлениях, Фед нарисовал картину стабильной и растущей экономики, готовой к повышению ставок. Во время пресс-конференции Джанет Йеллен (Janet Yellen) сказала, что Фед «впечатлён» сильной американской экономикой. Хотя подобные заявления начинают напоминать фильм «День сурка», кажется, никому это не надоедает.

Метафоры рассыпаются как из рога изобилия: Фед лает, но не кусает; его «словесный отдел» выписал чек, который его Комитет по операциям на открытом рынке не смог оплатить; Фед стал как Люси из сериала «Малыши», которая обещала держать мяч для Чарли Брауна, но всегда отбирала его раньше, чем он успевал по нему ударить. Везде говорилось, что Фед понимает мировую экономику лучше, чем все остальные. Вероятно, Фед понял, что повышение ставок на 25 базисных пунктов в США может всколыхнуть мировые рынки и потенциально способно столкнуть неустойчивый китайский фондовый рынок в пропасть. И он решил, что рисковать не стоит.

Чтобы поддерживать эту линию, необходимо игнорировать непрерывный поток негативных данных (см. производственные данные в сентябрьском «Обзоре промышленных предприятий» Федерального резервного банка Филадельфии). Так же слабо выглядят инвестиции в бизнес, объём выпуска продукции и показатели потребительского доверия. На основе этих сводных данных, обычный кейнсианский «здравый смысл» подсказывает, что Фед готовит новый виток стимулирования, а вовсе не первое успокоительное средство за девять лет.

Важная новость - это появление «международной ситуации» как вводных данных в процесс обсуждения ставок Федом. Это дополнение даёт Феду почти неограниченную свободу для продолжения в том же духе. Мир велик, и всегда можно найти где-нибудь проблему. Говард Шнайдер (Howard Schneider) из агентства Рейтер в статье от 18.09.2015, которая вышла после объявления решения ФРС, так описывает новую реальность:   

«Ситуация может препятствовать стремлению Феда поднять ставки, пока не начнётся синхронный рост всей мировой экономики, и с горизонта исчезнут риски».

Вот так. Федрезерв уже не центральный банк Соединённых Штатов, а центральный банк всего мира. В этом качестве ему потребуется учитывать любое возможное негативное влияние в любом месте, прежде чем он спустит курок. Это не просто изменение размеров (футбольных) ворот; это означает разобрать их, убрать в ящики и оставить их на правительственном складе... совсем как Ковчег Завета в первом фильме «Индиана Джонс». 

Вчерашний абсурд достиг высшей точки во время пресс-конференции Джанет Йеллен (Джанет Йеллен), когда Энн Сафир (Ann Saphir) из агентства Рейтер задала ей вопрос: могут ли процентные ставки остаться на нуле «навсегда». Йеллен ошарашила заявлением, что не может отмести такую возможность, хотя и назвала её «крайней». Конечно, абсурдное предположение о том, что американская цивилизация может никогда не поднимать ставки выше нуля, не вызвала удивления в СМИ. Но само утверждение вызывает интересные вопросы по поводу сегодняшнего образа мыслей Йеллен. Во-первых, как она может допускать повышение ставок в 2015 году, если она даже не исключает возможности сохранения нулевых ставок навсегда? Во-вторых, так ли она наивна и самонадеянна, чтобы верить в то, что валютные рынки позволят Феду бесконечно держать процентные ставки на нуле, не создав кризис доллара? Даже если бы Фед захотел бы удерживать их на этом уровне.

Как я всё время говорил, разговоры Феда о ставках - это просто блеф, маскирующий его неспособность ужесточить денежную политику, так как даже небольшое увеличение может быть достаточным для прокола самого большого пузыря из когда-либо надутых. Не случайно, что индекс Доу-Джонса вырос на целых 170% с марта 2009 года и до конца 2014-го, когда Фед почти непрерывно стимулировал экономику количественным смягчением. Этот рост оборвался с прекращением КС.

Недавняя 10%-ная коррекция на Уолл-стрит подтверждает, насколько чувствительными остаются рынки к любым ставкам выше нуля. На самом деле распродажа была намного более значимым фактором, чем Китай, для сдерживания Феда. Эта резкая коррекция произошла в момент, когда большинство прогнозистов считали, что в сентябре предстоит повышение ставок. В течение многих лет они знали, что предстоит повышение ставки, но они всегда думали, что это произойдёт после восстановления экономики. Но когда этот большой день стал большой и близкой опасностью, а экономика оставалась неоптимальной, рынки запаниковали. Только тогда представители Феда выступили с умиротворяющими публику заявлениями, утверждая, что распродажа закончилась. Несмотря на эту очевидную связь, рынки по-прежнему обвиняют Китай, хотя значительные распродажи в Китае происходили на протяжении большей части 2015 года, не вызывая паники в США.

В итоге, должно быть ясно, что принятие решений Федом с настоящее время не просто определяется «данными» (и мы говорим сейчас о мировых данных, не только о данных США), но также определяется «рынком». Это означает, что Фед не будет повышать ставки, если рынки резко распродают на ожиданиях этого повышения. Учитывая эти невозможные условия, вечные нулевые ставки не такая уж странность. Но в реальности центральные банки могут контролировать не весь спектр процентных ставок, а лишь краткосрочную его часть... когда рынки запаникуют по-настоящему, невозможно будет остановить рост процентных ставок в долгосрочной части, разрушительный для экономики. 

Остаётся только надеяться на то, что валютный и товарный рынки в конце концов смекнут, что Фед, похоже, бессилен. Сильный рост доллара в последние 18 месяцев был основан на убеждении в том, что в США процентные ставки будут расти, как они падали в других местах. Теперь это предположение развеяно, и доллар вернёт незаслуженно набранное. Недавние события на валютном рынке показывают, что так и есть.

В начале года мнения разделились: одни думали, что Фед произведёт изменения в марте, другие думали, что не раньше июня. Когда июнь начался и закончился, общим фаворитом стал сентябрь. Теперь те же самые эксперты снова гадают: декабрь или какой-то момент в 2016 году. Когда же эти «эксперты» наконец свяжут реальные точки и обнаружат, что монетарный препарат, который Фед вливал в экономику с 2008 года, просто сделал её слабой и зависимой? Повышение ставок должно быть сигналом того, что экономика имеет чистую медицинскую справку. Но так как пациент всё никак не выздоравливает, доктор выпишет очередную дозу КС.

Сcылка >>


Оцените статью