Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Количественное смягчение для народа: неоднозначное предложение представителя британских лейбористов

Мировой кризис

16.09.2015 09:56  

Михаил Хазин

139

Малоизвестный кандидат Джереми Корбин, который в настоящее время в настоящее время лидирует на выборах в лидеры Лейбористской партии, включил в свою платформу «количественное смягчение для народа».

Источник

02.09.2015

Член британского парламента Джереми Корбин (Jeremy Corbyn) предложил провести «народное КС (количественное смягчение)», которое имеет своих критиков, опасающихся гиперинфляции, и сторонников, считающих, что сейчас – самое время.

Малоизвестный кандидат Джереми Корбин, который в настоящее время в настоящее время лидирует на выборах в лидеры Лейбористской партии, включил в свою платформу «количественное смягчение для народа». 22 июля на презентации он заявил:

«Восстановление», о котором я говорил сегодня, означает перемещение баланса от финансов по направлению к быстрорастущим, устойчивым секторам будущего. Как мы это сделаем? Одной из опций стало бы предоставление Банку Англии полномочий по модификации нашей экономики путем инвестиций в новые крупномасштабные жилищные, энергетические, транспортные и цифровые проекты: количественное смягчение для людей вместо банков.

Как позднее объясняет его экономический советник Ричард Мерфи (Richard Murphy):

Народное количественное смягчение – это… крайне прямой процесс, где долговые обязательства, которые… выкупаются обратно, были намеренно созданы и выпущены либо банком зеленых инвестиций или местными властями, фондами здравоохранения и другими подобными организациями для конкретной цели – финансирования новых инвестиций в экономику в тот момент, когда крупные компании и финансовые рынки совершенно не способны обеспечить масштаб инвестирования, необходимый для приведения экономики Великобритании в рабочее состояние и восстановления нашего финансового процветания.

Согласно группе Positive Money:

Идеи в подобном ключе были пропагандировались или, по крайней мере, известными экономистами, включая Кейнса, Мильтона Фридмана (Milton Friedman), Виллема Бьютера (Willem Buiter) и Мартина Вольфа (Martin Wolf). Совсем недавно Лорд Эдер Тернер (Adair Turner) предложил похожие идеи, подчеркнув, что «нет никаких технических причин отказаться от этой возможности».

Возможно, но критики нашли много поводов придраться. Питер Спенс (Peter Spence) пишет в UK Telegraph:

Победа Джереми Корбина на следующих всеобщих выборах направит Британию по пути острых разногласий с Брюсселем и обречет ее на «развал в стиле Зимбабве», предупредили эксперты.

. . . Тони Йейтс (TonyYates), бывший экономист Банка, а ныне профессор Бирмингемского университета, заявил: «Эта дорога ведет к развалу денежно-кредитной политики… Именно этим и занимались в Зимбабве, где все кончилось оплатой всех счетов за счет печатания новых денег».

Спенс также процитировал управляющего Банка Англии Марка Карни (Mark Carney), который сказал: «Причина, по которой никто даже не заводит подобных разговоров, связана с уничтожением всяческой дисциплины в бюджетной политике, которое произойдет в результате».

Мнимая угроза гиперинфляции

Зловещие предупреждения об инфляции в стиле Зимбабве озвучивались по отношению к количественному ослаблению (КО) еще с тех пор, как Федеральный резерв приступил к нему в 2008 году. Когда Европейский центральный банк объявил в январе 2015 года, что он также примет участие в КС – наряду с США, Великобританией и Японией – обеспокоенные эксперты предупреждали о валютных войнах, конкурентных девальвациях в стиле «разори своего соседа» и гиперинфляции. Но КС продолжается с конца 1990-х, и этого пока не произошло. Как 30 августа подметил в New Zealand Herald Бернард Хики (Bernard Hickey):

В 2008 году Федеральная резервная система США снижает свою официальную процентную ставку почти до нуля и оставляет ее в таком состоянии. Она запустила три цикла так называемого количественного ослабления, и только что прекратила печатать деньги для скупки правительственных облигаций.

Банк Японии печатал деньги годами, и только недавно ускорил темпы, чтобы попытаться вытащить свою экономику из десятилетий постоянной рецессии. Европейский центробанк снизил свою учетную ставку до -0.2%, чтобы попытаться вынудить вкладчиков инвестировать. Это означает, что вкладчики вынуждены платить банку, чтобы тот следил за их деньгами…

Китай влил $310 млрд на поддержку фондового рынка, который обвалился не менее чем на 43% со своего максимума. Он ослабил юань и потратил еще $200 млрд, чтобы остановить дальнейшие спады.

На этой неделе Народный Банк Китая снижает свою основную процентную ставку до 4.6% и ослабил регламент кредитования для банков.

И все же никаких признаков угрожающей гиперинфляции не наблюдается:

Все это снижение ставок и печатание денег увеличило привлекательность покупки акций, недвижимости и облигаций, которые создают регулярный доход, больший, чем близкие к нулю процентные ставки…

Но интересно, что все это печатание денег и нулевые процентные ставки пока что не выпустили на волю дракона инфляции, по крайней мере, на товары и услуги. Цены на активы накачаны и заманчивы, но товары, производимые на фабриках и облачных службах, твердо пребывают в дефляционном режиме.

Почему? В соответствии с традиционной экономической теорией, увеличение суммы денег в обращении имеет только один эффект: когда количество денег возрастает, оно устремляется к меньшему количеству товаров, вызывая рост цен. Почему этого не произошло во время массовых циклов КС, которое нынче приняло глобальный оборот?

Ошибочная теория

Традиционная монетаристская теория поддерживалась до Великой депрессии, когда Джон Мэйнард Кейнс (John Maynard Keynes) и другие экономисты заметили, что массовые банковские банкротства привели к значительному сокращению денежной массы. В противоречие классической теории дефицит денег оказывал влияние не только на цены. Оказалось, что он напрямую связан с масштабной волной безработицы, в то время как ресурсы лежали мертвым грузом. Продукты гнили прямо на земле, в то время как люди умирали с голоду, потому что не было денег, чтобы заплатить работникам, чтобы те их собрали, или у потребителей для их покупки.

Тогда традиционная теория уступила место кейнсианской теории. В статье под названием «Кейнс против МВФ» в The International New York Times в марте 2015 года экономист д-р Асад Заман (Asad Zaman) пишет об этом переходе:

Кейнсианская теория основывается на очень простой идее, что для ведения обычного бизнеса в экономике требуется определенное количество денег. Если количество денег меньше необходимого объема, тогда бизнес не может функционировать – невозможно купить исходные ресурсы, заплатить сотрудникам или арендовать магазины. Это было фундаментальной причиной Великой депрессии. Решение было простым: увеличить денежную массу. Кейнс предложил, чтобы мы печатали деньги и закапывали их в угольных шахтах, чтобы безработные их откапывали.

Если бы деньги были доступны в достаточных количествах, компании ожили бы и безработные нашли бы работу. К настоящему моменту относительно этой идеи почти сложился консенсус. Даже Мильтон Фридман, руководитель Монетаристской школы экономики и главный враг кейнсианских идей, согласился, что сокращение денежной массы было причиной Великой депрессии. Вместо того, чтобы зарывать деньги в шахтах, он предложил, чтобы деньги сбрасывали с вертолетов, решая, таким образом, проблему безработицы.

В соответствии с теорией Социального кредита, даже создание новых рабочих мест не решит проблему слишком малого количества денег в карманах рабочих, чтобы очистить полки от продуктов, которые они производят. Продавцы устанавливают цены, чтобы покрыть свои расходы, которые включают больше, чем просто зарплата сотрудников. Основным среди этих косвенных затрат является процент, начисляемый на деньги, которые берутся взаймы на оплату труда и закупку материалов, прежде чем появится продукт для продажи.

Подавляющее большинство денежной массы поступает в обращение в форме банковских займов, как недавно признал Банк Англии. Банки создают сумму займа, но не процент, необходимый для выплаты этих займов, оставляя «сверхнормативную задолженность», которая требует создания еще большего долга в попытке закрыть эту брешь. Брешь можно закрыть устойчивым способом с помощью свободных от долга и процентов денег, выброшенных непосредственно в бумажники потребителей, в идеале – в форме государственного дивиденда, выплачиваемого министерством финансов.

Как указывал Кейнс, ценовая инфляция начнется только тогда, когда экономика достигнет полной производственной мощности. До этого растущий спрос провоцирует увеличение предложения. Больше работников будут наняты для производства большего объема товаров и услуг, чтобы спрос и предложение росли вместе. И на сегодняшних мировых рынках инфляционные факторы находят выход в виде избыточных мощностей Китая и увеличенного применения роботов, компьютеров и машин. Мировым экономикам есть куда расти, перед тем, как достичь полной производственной мощности.

Идя вразрез с ЕС

Еще более затруднительным препятствием для предложения Корбина может быть просто то, что существуют законы, направленные против него. Питер Спенс пишет:

Ключевыми моментами планов руководства лейбористов является то, что они пойдут вразрез с законами ЕС, направленными на предотвращение бесконтрольной инфляции, и обрекут Великобританию на трехлетнюю битву с Европейским судом…

Предложение г-на Корбина конфликтует с 123 статьей Лиссабонского договора, запрещающего центральным банкам печатать деньги для финансирования государственных расходов.

Возможно; но ЕЦБ уже приступил к реализации программы КС, подразумевающую скупку правительственных ценных бумаг. Что представляют собой государственные ценные бумаги, как не государственные долговые обязательства, выпущенные для финансирования правительственных расходов? Это правило уже обошли. Почему бы тогда не нарушить его таким образом, который действительно благоприятствует экономике, людям и инфраструктуре страны? Предложение Корбина необходимо, оно сработает, и это идея, время которой пришло.

Сcылка >>


Оцените статью