Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Суд владельцам пекарни: у вас нет права собственности

Мировой кризис

30.08.2015 08:09  

Михаил Хазин

117

Апелляционный суд Колорадо постановил, что владельцы пекарен не имеют право контролировать свою собственность, и что они должны обслуживать пару, с которой владелец предпочёл бы не иметь дела. Иными словами, они не имеют права собственности.

Источник

13.08.2015

Апелляционный суд Колорадо постановил, что владельцы пекарен не имеют право контролировать свою собственность, и что они должны обслуживать пару, с которой владелец предпочёл бы не иметь дела. Иными словами, они не имеют права собственности.

Суд постановил:

Хозяин имеет право исповедовать свои религиозные убеждения, включая неприятие однополых браков. Однако, если он желает действовать как место общественного пользования и вести бизнес в штате Колорадо, апелляционный суд запрещает выбирать клиентов на основании их сексуальной ориентации.

Такого рода постановления, по сути, переписывают саму природу торговли и сущность понятия договора. Деловое соглашение (договор) основано на добровольном согласии двух сторон. Это основа не только деловых отношений, но отношений между гражданами и государством. Вот почему теория «общественного договора» так популярна среди любителей теорий. Все признают, что отношения по принуждению несправедливы по определению, вот почему сторонники современной системы государств утверждают, что государства черпают свою законность из «общественного договора», в котором обе стороны согласны вступать в отношения. Без этого договора, предполагающего добровольное заключение его сторонами, отношения несправедливы и нарушают основные права человека. Но всё это, видимо, просто выбрасывается, когда мы говорим о дискриминации. Вынося подобное решение, суд утверждает, что мы можем иметь договоры, с которыми согласна только одна сторона. Но давайте назовём это так, как есть: захват частной собственности одного из участников.

Более того, в попытке ещё больше замутить воду нам говорят, что это связано с религией. В конечном счёте, однако, это не что иное, как просто право контролировать нашу частную собственность:

На практике решение об исключении всегда основано на дискриминации. Дискриминация может быть разной: «вам запрещено входить в мой магазин, потому что вы щупали покупателей», или «я не обслуживаю представителей вашей расы». В повседневной жизни торговец, моряк, клерк или собственник любого рода должен - из-за нехватки времени - постоянно принимать дискриминационные решения о том, иметь или не иметь дело с тем или иным клиентом. В самом деле, любое действие в экономике связано с подобной дискриминацией. Человек может предпочитать вести дела с более привлекательными или более дружелюбными людьми. Или он может желать работать только с людьми своей религии или гражданами своего национального государства. На базовом уровне все знают, что это так и есть, но многие согласны, что государство имеет законное право решать, какая дискриминация допустима, а какая нет. Следовательно, дискриминация против непривлекательных людей остаётся приемлемой.

Дискриминация против некоторых расовых групп неприемлема. Независимо от того, какой группе оказывается предпочтение, эффект любого закона против дискриминации ограничивает свободу собственника и увеличивает степень и охват принудительной власти правительства над жизнью владельцев собственности и его средствами к существованию. Кроме того, поскольку законы против дискриминации сильно зависят от доказательств намерений и мотивации, такое регулирование также ставит правительство в положение исследователя мыслей и мнений собственников. Иногда собственники облегчают эту задачу регуляторам, прямо объясняя свою мотивацию, но в других случаях частных владельцев допрашивают, происходит вмешательство в чувства и взгляды владельца. Эта необходимость вызвана тем, потому что каждая деловая сделка требует определённой дискриминации, и простой отказ от сделки не доказывает факта не одобренной правительством дискриминации.  

С точки зрения последствий, у стороны, получившей отказ в обслуживании, нет никаких реальных «издержек». В этом случае, стороне, получившей отказ, просто надо проехать дальше по дороге в одну из десятков таких же булочных в окрестностях Денвера. Но даже если в городе нет другой булочной (что неверно для любого населённого пункта, кроме самых крошечных), реакцией на это должно быть поощрение большей коммерческой свободы. Ограничение коммерческой свободы просто произвело обратный эффект - появляется меньше пекарен:

Тем, кто желает уменьшить негативное влияние дискриминации на потребителей, следует сосредоточиться на расширении экономических возможностей для потребителей, подвергаемых дискриминации. Это делается через устранение регулирования в отрасли и ликвидацию дотаций корпорациям и других антирыночных программ в пользу действующих и полумонопольных фирм.

Но к сожалению, те, кто выступает за регулирование дискриминации, также обычно отстаивают правительственное регулирование в целом, включая ставки заработной платы, практику найма, практику кредитования, «чистоту» пищевых продуктов и практически всё остальное, несмотря на тот факт, что суммарное действие такого регулирования препятствует появлению новых фирм на рынке и благоприятствует существующим политически влиятельным фирмам. В итоге становится меньше торговцев, фирм, рабочих мест, и больше монопольной власти, порождающей те самые, связанные с дискриминацией проблемы, с которыми лоббисты регулирования якобы борются.

Сcылка >>


Оцените статью