Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Рон Пол, защитник Мира Божия

Мировой кризис

28.08.2015 08:10  

Михаил Хазин

131

Насыплем еще соли на рану: когда бы американское правительство ни готовилось к очередной военной интервенции, можно рассчитывать, что именно те люди, которые притворяются, что выступают за «ограниченное правительство», и которые гордятся тем, что не стали жертвой правительственной пропаганды, встанут и отдадут честь.

Источник

01.08.2015

Рональда Рейгана (Ronald Reagan) называли «тефлоновым президентом» по той причине, что  какая бы оплошность или скандал не происходили с ним, его это не задевало: его рейтинг не страдал. Если Рейган был «тефлоновым президентом», то американская армия – это целая тефлоновая организация. Даже тех людей, которые выступают против любой нынешней войны, можно отнести к тем, кто «поддерживает войска», и жить в утешительной иллюзии, что какие бы искажения не были очевидны сегодня, сама система в своей основе исправна.

Насыплем еще соли на рану: когда бы американское правительство ни готовилось к очередной военной интервенции, можно рассчитывать, что именно те люди, которые притворяются, что выступают за «ограниченное правительство», и которые гордятся тем, что не стали жертвой правительственной пропаганды, встанут и отдадут честь.

Мне выпала редкая честь выступить в качестве главы администрации конгрессмена Рона Пола (Ron Paul) и наблюдать его во многих моментах, достойных гордости, в те дни, и в его президентских кампаниях. Но новая книга Рона «Мечи на орала: Жизнь во время войны и будущее мира и процветания», прямолинейный и безжалостный аргумент против войны, который стоит наравне с классическим произведением Смедли Батлера (Smedley Butler) «Война – это грабеж», возможно, является самым сильным поводом восхищаться Роном Полом.

Подсчитано, что за последние 5,000 лет было проведено 14,000 войн, которые привели к 3,5 млрд смертей. В Соединенных Штатах в период с 1798 по 2015 годы было зарегистрировано 369 случаев применения военной силы за границей. Нас довели до того, что мы принимаем это как должное, или, по крайней мере, неизбежное. Нам говорят подавить любые угрызения совести, которые мы можем испытывать по поводу массовых убийств, на том сомнительном основании, что, в конце концов, «это же война».

Рон, в этой и многих других темах, не готов принять шаблонные банальности, и сквозной темой в его книге выступают размышления по поводу того, возможно ли, что, подобно тому, как человеческая раса настолько продвинулась с технологической точки зрения, нам стал доступен и сравнимый моральный прогресс.

Есть в этой книге многое, способное принести наслаждение и либертарианцам, и фактически всем противникам войны – для начала, опровержение утверждения, что война «полезна для экономики», обсуждение опасностей «ответной реакции», представляемых зарубежным интервенционизмом, и анализ Войны с террором с точки зрения противника тотального вмешательства. Но в этой книге также присутствует и сугубо личный аспект, когда мы следим за жизнью Рона с самого детства и до настоящего момента и эволюцией его размышлений о войне. Я предоставляю читателям самим обнаружить эти сокровища.

Так Рон рассказывает некоторые малоизвестные истории о войне. В одной из них через две недели после дня начала операций как-то вечером капитан Джек Тьюллер (Jack Tueller) решил сыграть на трубе. Он получил приказ не делать этого: его командир объяснил, что немецкого снайпера все еще не поймали после дневного боя. Представив, что снайпер был напуганным молодым парнем, довольно похожим на него, он сыграл немецкую песню «Лили Марлен». На следующий день снайпер сам сдался в плен американцам.

Перед тем, как отправиться в тюрьму, снайпер попросил встречи с трубачом. Он сказал сквозь слезы: «Когда я услышал ту мелодию, что ты играл, я вспомнил о своей невесте в Германии. Я думал о своей матери и об отце, о братьях и сестрах, и не смог стрелять».

«Он протянул руку, и я пожал руку врагу, - вспоминает Тьюллер. – Он не был врагом. Он был напуган и одинок, как и я».

Другая история происходит прямо в канун Рождества 1943 года. Чарли Браун (Charlie Brown), деревенский парень 21 года из Западной Вирджинии был на своем первом боевом задании в качестве пилота, когда его «Б-17» получил серьезное повреждение в небе над Германией. Притом, что половина его команды погибла или была ранена, он пытался вернуть свой самолет обратно в Англию, когда немецкий истребитель оказался в трех футах от конца его правого крыла. Но Франц Штиглер (Franz Stigler), немецкий пилот, не нанес удара. Вместо этого он просто кивнул, указал пальцем куда-то и скрылся, позволив Брауну вернуться в Англию.

Примерно 46 лет спустя два этих человека встретились вновь. Браун, наконец-то, получил шанс спросить Штиглера, почему он показывал пальцем. Штиглер ответил, что он пытался сказать Брауну, чтобы тот летел в Швецию, которая была ближе. Но так как Браун знал только, как вернуться в Англию, именно туда он и отправился.

Мужчины стали близкими друзьями, даже ездили вместе на рыбалку. Штиглер сказал, что сохранение жизни Брауну было единственным хорошим поступком, который ему удалось совершить за всю войну.

Вы не будете удивлены, узнав, что вдобавок к сентиментальным историям, подобным этим, Рон в своей книге «Мечи на орала» занимается тем, что связывает в единое целое деятельность центральных банков и войну – это одна из его вечных тем на протяжении нескольких лет. Неспроста снова и снова страны отказывались от золотого стандарта, когда они вступали в войну.

Мы редко останавливаемся, чтобы подумать, о чем это говорит. Если бы им нужно было отказаться от золотого стандарта, чтобы вступить в войну, это означает, что

золотой стандарт был препятствием к войне. Конечно, легкость, с которой правительства могли отвергнуть золотой стандарт, призвана напомнить нам о необходимости отделить деньги от государства в целом, и что государству нельзя доверить поддержание стандарта металлических денег.

Как всегда, Рон в своих лучших традициях с жаром обрушивается на неоконсерваторов, у которых почти каждое зарубежное фиаско становится оправданием для еще одного провала полгода спустя. Он приглашает нас поразмыслить о типичном высказывании неоконсерватора Майкла Ледина (Michael Ledeen): «Как ни парадоксально, мир усиливает наш страх, снижая потребность в дисциплине, поощряя некоторые из наших худших инстинктов и лишая нас некоторых из наших самых лучших лидеров».

Обратите внимание, что именно мир, по словам Ледина, а не война, поощряет наши худшие инстинкты. Такова была точка зрения Теодора Рузвельта (Theodore Roosevelt), любимого и уважаемого в равной степени как прогрессивными деятелями, так и неоконсерваторами, который считал слишком долгий мир печальным состоянием, делающих людей мягкотелыми и праздными.

Неоконсерваторы жалуются, когда либертарианцы называют их «сторонниками войны» - почему, они одобряют войну, только как последнюю инстанцию, уверяют они нас, и только потому, что в мире есть плохие люди – но как еще можно описать взгляды Ледина, который, насколько мне известно, никогда не был призван к ответу каким-нибудь другим неоконсерватором?

(«Возможно, моей любимой из всей коллекции омерзительных цитат неоконсерваторов, собранной Роном, хотя бы из-за своей оруэлловской интонации, является ремарка Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) в июне 2002 года: «Я просто хочу, чтобы вы знали, что, когда мы говорим о войне, на самом деле мы говорим о мире»).

Тем временем, американскому народу был внушен культ ветерана, которого евангелические христиане кощунственно сравниваются с Иисусом Христом, и в соответствии с чем все должны отдавать честь, аплодировать и демонстративно выражать ему благодарность за «службу».

Вот что, в противоположность этому, пишет Рон:

«Служба» в нашей армии для завоевания, оккупации и подавления стран ради расширения империи США не должна прославляться как «героическое» и священное достижение. Мои пять лет в военно-воздушных силах в 1960-х не делают меня героем. Сегодня мои главные мысли об этом периоде времени такие: «Почему я был настолько самодовольным, и почему я так редко всерьез задавался вопросом о целесообразности Войны во Вьетнаме?»

Рон призывает народы мира сопротивляться призывам своих правительств к войне и отказываться принимать участие в конфликте с применением силы. «Если деспоты продолжают злоупотреблять властью, несмотря на конституционные и моральные нормы, - пишет он, - единственное право, которое остается людям, - это устроить забастовку и отказаться от санкционирования войн и грабежей. Откажите диктаторам в ваших деньгах и телах… Чем шире это движение по всему миру, тем лучше».

Вот почему Рон так любит песню «Универсальный солдат», которую он попросил исполнить певицу Эйми Аллен (Aimee Allen) на своем захватывающем Rally for the Republic в 2008 году. Человек, который поступает на военную службу и просто соглашается с преобладающим потоком мнений, - и есть универсальный солдат. Если бы он отказался «служить» и сражаться, войн могло бы и не быть. Даже Рон, авиационный врач, который никогда не сделал и выстрела, оглядывается на время, проведенное на службе в армии, и спрашивает себя: почему я не сопротивлялся? Почему я согласился?

Нечего и говорить, мало кто среди представителей нашего политического класса – людей, которым, по большому счету, есть в чем раскаиваться, и побольше, чем мягкому Рону Полу – всерьез задумывается о своих моральных выборах или публично признает свои грехи.

Когда люди прочтут «Мечи на орала» несколько поколений спустя – а они прочтут эту книгу – они поразятся, что такой человек действительно был в Конгрессе США и бросал вызов каждой кампании по военной пропаганде прямо в парламенте. Но величие Рона не только в его честности, но также и в его постоянном интеллектуальном росте – со временем он стал еще более радикальным защитником свободы. Его эволюция особенно отчетливо прослеживается в этой книге, как вы обнаружите сами.

Одной из самых важных вещей, которые Рон достиг в общественной жизни, было показать, что возможно противостоять войне, не будучи левым. Он таким же объяснил, что внешняя политика мира и невмешательство является центральной, неотъемлемой чертой послания свободы, а не только странной персональной причудой Рона Пола – как, похоже, считают многие люди, которые говорят: «Мне нравится Рон Пол, но не его внешняя политика».

Берни Сандерс (Bernie Sanders) притворяется, что он выступает против войны, но, как это обычно бывает с социалистами, более пристальное рассмотрение показывает, что он на самом деле не имеет этого в виду. Но если бы даже он подразумевал это, как социалист он просто хочет направить ружья на другие цели – универсальные множества вроде «богачей», на которых он побуждает направить недоуменную ненависть своих последователей. Рон, с другой стороны, призывает нас к отказу от оружия, и мирному сотрудничеству, как между странами, так и между людьми.

Это позиция, о которой большинство людей вообще не слышали до 2008 года, потому что предвыборные кампании всегда заключаются в том, чтобы перехватить государственный аппарат и направить оружие на ту группу, которую ненавидит нынешний лидер. Но Рон захватил воображение миллионов умных молодых людей, чьи мозги пока не были деформированы американской политической культурой, созданной, чтобы лишить их человечности.

В этом месяце Рону исполняется 80 лет, и он продолжает делать работу своей жизни, говоря людям правду. Пожелать Рону счастливого дня рождения можно, присоединившись к нам на празднике 15 августа, и прочитав эту книгу.

Сcылка >>


Оцените статью