Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Почему движение против огнестрельного оружия обречено

Мировой кризис

04.08.2015 11:26  

Михаил Хазин

125

Я наблюдал, как за последние 40 лет движение против огнестрельного оружием обрело решающий голос в вопросе, касающемся запрета на хранение оружия. Больше всего меня поразило, что это движение оказалось неэффективным в разоружении американцев. Спрос на оружие продолжает расти.

Источник

Я наблюдал, как за последние 40 лет движение против огнестрельного оружием обрело решающий голос в вопросе, касающемся запрета на хранение оружия. Больше всего меня поразило, что это движение оказалось неэффективным в разоружении американцев. Спрос на оружие продолжает расти.

Я был знаком с лидерами движения в поддержку ношения оружия. Ларри Пратт (Larry Pratt) – глава лоббирующей группы Владельцы Оружия США. Он занимал этот пост на протяжении всего существования этой организации. Это началось в 1975. Эту организацию основал Х. Л. «Билл» Ричардсон (H. L. "Bill" Richardson), сенатор в Законодательном собрании штата Калифорния. Я не помню, когда впервые встретился с ним, но это было приблизительно в 1967 году. Я встретил Пратта не позднее 1969 года, хотя это могло случиться и раньше. Я видел, как Владельцы Оружия США превратились в решающий голос тех, кто хотел сохранить неизменными свободы, предусмотренные во Второй поправке к Конституции. Существует несколько лоббирующих организаций, пропагандирующих ношение оружия, но Владельцы Оружия США расцениваются как бескомпромиссная группа. Она не рекомендует заключать политические сделки с теми, кто хотел бы контролировать законный доступ к оружию.

Массовые убийства с использованием огнестрельного оружия почти всегда совершались под воздействием изменяющих восприятие наркотиков. Крупные СМИ редко упоминают об этом. Каждый раз, когда происходит несчастный случай, в котором еще один одурманенный наркотиком стрелок убивает людей, противники огнестрельного оружия вновь выступают за запрет всего оружия. В противоположность этому, когда пожилая женщина стреляет в напавшего на её дом преступника, в местной прессе появляется короткая заметка. Более 40 лет я знал, что репортажи в СМИ искажают в пользу движения против огнестрельного оружия.

На протяжении нашего знакомства с Ричардсоном и Праттом я наблюдал за попытками активистов запретить доступ к огнестрельному оружию, и в большинстве случаях они оказались безуспешными. В наше время выставки оружия заполнены посетителями, так же как и 40 лет назад. В небольших городках на юге можно увидеть плакаты с приглашениями на подобные шоу. Я не знаю, соотносимы ли они по масштабу с подобными выставками в других частях Америки, но на юге у них достаточно посетителей.

Сегодня  необходимо пройти больше процедур для регистрации, чем 40 лет назад, но нет согласованных мероприятий по переходу от регистрации оружия к его конфискации. С распространением компьютеров такая возможность появилась, но для осуществления запрета на оружие необходимы огромные людские ресурсы.

Принуждение

Некоторые законы, по сути, не имеют законной силы. Мы знаем, что среди членов городских банд законы не действуют. Участники банд считаются одними из наиболее вооружённых людей в мире среди мирного населения. У банд больше огнестрельного оружия, чем у местных полицейских. Они не используют оружие против тех, кого они считают мирными гражданами. Они используют его против членов других банд.

Американское федеральное правительство вряд ли сможет получить доступ к оружию американских граждан без угрозы чрезмерно высоких штрафов или других наказаний.  Маловероятно, что Конгресс примет закон, который разрешит использовать систему  строгих штрафов или тюремное наказание для тех, кто нарушает закон.

Огромное  количество винтовок в руках обывателей лишает федеральное правительство возможности конфисковать хотя бы 80% оружия. Люди, владеющие огнестрельным оружием, принадлежат к тем слоям общества, которые не допускают бюрократического вмешательства в свою жизнь. Это уже не те американцы, что  в 1933 сдавали золотые моменты государству в самые тяжёлые  дни Великой депрессии. Они не рассматривали золотые монеты как основу своих гражданских прав. Они были неправы в этом отношении, но привязанность к золотым монетам  никогда не была так сильна, как к огнестрельному оружию.

Кто будет претворять этот запрет в жизнь? Я не думаю, что это будут местные шерифы. Этим могли бы заняться  местные департаменты полиции, но правоохранительные органы не хотели бы быть бесплатной рабочей силой федеральных регуляторов. Их взаимодействие, в лучшем случае, будет очень ограниченным.

Любая попытка федерального правительства претворять в жизнь такой закон столкнется с проволочками. Можно будет извлечь много выгоды из замедления бюрократической машины. Канцелярская работа, а не вооруженное сопротивление, является предпочтительным оружием для общения с бюрократами. Чем больше бумажных препон создадут для бюрократов недружелюбные граждане, тем менее вероятно, что те смогут легко конфисковать огнестрельное оружие. Взломать систему легко, а с появлением компьютерных технологий это становится ещё легче. Я начал писать об этом 25 лет назад, когда персональные компьютеры были новинкой. Я говорил, что микрокомпьютер был дешевым карманным пистолетом сопротивления. Сейчас его заменил планшет.

Паралич верхушки

Насколько я вижу, большинство американцев считают, что федеральное управление готово принять меры против владельцев оружия. Если отбросить риторику, то где доказательства того, что Президент задался целью активно добиваться такого решения. Я думаю, что лучшим показателем решения Обамы является назначение Джо Байдена (Joe Biden) ответственным за всю операцию. У вице-президента нет никакого влияния, и по сравнению с предыдущими вице-президентами, он просто смешон. Это не Дик Чейни (Dick Cheney).

Каждый раз во время серьёзных перестрелок СМИ утверждают, что вскоре будет принят закон о запрете штурмовых винтовок. Может быть, Конгресс и утвердит запрет на продажу определенных видов автоматических винтовок, но это вряд ли поможет уберечь оружие от сумасшедших наркоманов. Будет больше перестрелок, и больше призывов запретить больше автоматических винтовок, но провал закона, призванного остановить перестрелки, будет свидетельствовать о неэффективности дальнейшего законодательства.

Тот факт, что после перестрелок в Ньютауне, штат Коннектикут, к рассмотрению не было представлено никакого закона, показывает, что недееспособный Конгресс не заинтересован в подобных действиях. У них есть дела поважнее.

Если новая Палата представителей готова сотрудничать с Сенатом над выпуском закона о запрете огнестрельного оружия, мы можем увидеть подобный законопроект. Но что побудит республиканцев к взаимодействию? Зачем им это нужно? Зачем им вызывать недовольство электората, чтобы одобрить закон, которому предыдущий Конгресс противостоял в течение 40 лет?

Я не думаю, что голосующие в защиту ношения оружия люди должны отступить и разрешить политикам свободно ужесточить легальный доступ к вооружению в США. Я не считаю мудрым предоставлять свободу действий любой политической группировке, которая хочет вмешиваться в конституционные свободы. Я думаю, люди должны поддержать лоббистов, выступающих за владение оружием. Тем не менее, я не считаю, что они должны делать это, основываясь на предположении, что конец ношения оружия неминуем, потому что это не так. Мне кажется, они должны делать это, допуская, что конституция на их стороне, и основываясь на том, что движение по контролю над оборотом огнестрельного оружия противопоставляет себя трем столетиям американских свобод.

Заключение

Возможно, в течение десяти лет люди смогут недорого изготавливать пистолеты в своих собственных домах. Даже если для этого понадобятся два десятка лет, легко предвидеть, что может произойти. Способность правительства конфисковать легкое огнестрельное оружие, конечно же, ограничена, когда некто может скачать бесплатную программу, позволяющую ему изготовить пистолет или его детали в собственном доме. Левые теперь стоят на пороге идеологического кризиса. Или  они запретят 3-D принтеры, подняв вопрос о гражданских свободах,  или они должны отказаться от попыток добиться запрета оружия.

За последние 10-20 лет способность группы, выступающей за контроль над оборотом оружия, управлять распространением оружия по всей Земле существенно снизилась. Это последний промах всего этого движения. XX век войдет в историю как эпоха контроля над вооружением. XXI век будет известен потомкам как век, в котором среднестатистический житель планеты стал владельцем оружия.

Я думаю, что хорошо бы давать людям возможность покупать то, что они хотят иметь и что можно купить легально. Они склонны делать это в моменты паники, когда цены взлетают вверх. Но, с моей точки зрения, лучше приобрести искусственно или временно дорогой товар, чем ждать. Лучше предпринимать действие, когда для этого есть мотивация.  Иначе вновь победит откладывание в долгий ящик.


Оцените статью