Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Даг Кейси о признаках дна в ресурсном секторе

Мировой кризис

14.04.2015 10:14

Михаил Хазин

134

Doug: Все по-прежнему держится на жевательной резинке и вязальной проволоке, за что я и благодарен, учитывая, что грядет. Для меня совершенно очевидно, что состояние мировой экономики очень сильно напоминает 2007 год – иными словами, край пропасти.

Источник

Беседовал Луи Джеймс (Louis James), редактор International Speculator

L: Что ж, Даг, вот мы и пережили еще один квартал высокой волатильности и значимых мировых событий. Что тебе кажется наиболее важным в настоящий момент?

Doug: Все по-прежнему держится на жевательной резинке и вязальной проволоке, за что я и благодарен, учитывая, что грядет. Для меня совершенно очевидно, что состояние мировой экономики очень сильно напоминает 2007 год – иными словами, край пропасти.

[...]

L:Что касается мировой экономики, то мой вопрос следующий: Если Обама (Obama) и Йеллен (Yellen) спасли США, а Меркель (Merkel) и Драги (Draghi) спасают ЕС, почему сырьевые товары распродаются так резко? Сталь, медь, нефть – да почти все активно распродается. Как экономика может восстанавливаться, если она не использует сырьевые товары?

Doug: Это еще одна причина, по которой я полагаю, что Величайшая депрессия началась в конце 2007 года. За время депрессии людей вынуждают потреблять меньше, и вы видите, как это отражается на ценах на сырье – по крайней мере, в реальном соотношении. Это можно скрыть в отношении действующих цен, в зависимости от обесценения обсуждаемой валюты.

Но важно помнить, что сырьевые товары являются хорошей ставкой, когда они находятся в фазе роста цикла, а это длится лишь какое-то время. Самый длинный тренд – это понижательный тренд реальных цен на сырьевые товары, когда их устанавливает развитие технологии, и сам уровень жизни падает со временем. Действующие цены на сырьевые товары падали на протяжении не менее 2000 лет, но, вероятно, и 4000-5000 лет – по крайней мере, с изобретения сельского хозяйства. И, мне кажется, они и дальше будут падать, несмотря на тот факт, что уже были обнаружены самые крупные, высококлассные, близкие к поверхности залежи полезных ископаемых.

L: Хабберт (Hubbert) был прав насчет «пика нефти» касательно западнотехасской средней, но нефть по-прежнему дешевеет из-за фрэкинговой революции.

Doug: Именно. Поскольку мы столько заработали на сырьевых товарах, и поскольку мы верим в золото и серебро в качестве денег, люди думают, что мы – сырьевые быки. Но, по сути, по большому счету, я сырьевой медведь, и всегда им был. Нанотехнологии превратят городские свалки в высококлассные залежи руды. Астероиды будут разрабатываться очень дешево. Морская вода будет обрабатываться без экономического ущерба. Это просто вопрос технологии и энергии. Будущее может быть – должно быть – лучше, чем мы можем даже представить.

L: Я понимаю это – но я должен здесь вмешаться и напомнить читателям, что золото – это не сырьевой товар – или, по крайней мере, не обычный сырьевой товар, так как оно также является самой успешной и долговременной формой денег из когда-либо изобретенных.

Doug: Да. Сколько бы раз мы ни говорили читателям, что никто не может просчитать рынок, они все равно хотят знать, что я думаю о золотых прогнозах.

Так что позвольте мне рассказать вам, что даже я чувствую себя немного оскорбленным и нелюбимым рынком на протяжении последней пары лет. Если я себя так чувствую, уверен, что обычный участник сектора ощущает это с лихвой – и это убедительный признак дна.

Это не то же самое, как мы покупали по $35 в 1971 году или по $250 в 2001-м – оба раза золото явно было односторонней улицей. Но при $1200 стоит хорошо поразмыслить о том, насколько взрывная сейчас в мире ситуация.

L: Вот почему мы называем это инвестированием против течения (contrarian investing).

Doug: Это довольно очевидно. У большей части этих жалких добывающих фирмочек нет ни денег, ни менеджмента, ни активов. В период бычьих рынков они по-прежнему остаются жалкими компаниями, но они все равно могут привлечь средства, пробурить несколько дырок в земле и надеяться на удачу. Но сейчас они превращаются в компании-однодневки, и это еще один признак дна сырьевого сектора.

С другой стороны, Уолл-стрит растет уже седьмой год подряд, что само по себе рекорд. Несколько крупных индексов установили новые рекорды. Это признаки пика рынка. Если рынок обвалится, он может увлечь вниз за собой все остальное. Акции добывающих компаний – это тоже акции.

L: Что насчет заработков? Разве более высокие прибыли не оправдывают более высокие цены на акции?

Doug: Оправдывают, но прибыли можно раздуть за счет таких фокусов, как расход капитала для обеспечения устойчивости бизнеса на максимизацию краткосрочной прибыли, или обратный выкуп акций вместо инвестирования в новый рост. Как и в твоем вопросе о сырьевых товарах, я не верю, что реальная экономика действительно переживает восстановление, и я не верю, что доходы, которые мы видим, являются устойчивыми; я ожидаю, что они рухнут.

Это, в свою очередь, могло бы произвести обвал на общем фондовом рынке, как это случилось в 1929 году и продолжилось в 1930-е годы. Очень велики шансы, что это произойдет и на рынке облигаций, а если рухнет рынок облигаций, это полностью уничтожит фондовый рынок, что, в свою очередь, ударит и по рынку недвижимости.

L: Опять вы за свое, Солнечный господин.

Doug: Ты же знаешь, что я не пытаюсь быть упрямым – просто таков мир.

L: Так и к чему это все нас подводит? 

Doug: Большинство людей сказали бы, что к наличным, но, как мы видели последние несколько лет, любое правительство в мире, включая США и ЕС, более чем жаждет напечатать невероятные объемы денег, чтобы сделать вид, что проблемы решены. Это превратится в гипердвигатель в следующем круге цикла, обвалив курсы валют по всему миру.

L: Но золото – это реальные наличные деньги мира, и оно всегда ими было.

Doug: Да. Мы уже много раз говорили об этом, и все же – первопричина для владения золотом сегодня не в том, чтобы спекулировать на росте его цены, оно необходимо в целях предусмотрительности, для сохранения капитала. Как раз для спекуляций и существуют золотые акции, особенно те, за которыми вы следите на International Speculator.

Хороший момент, связанный с печатанием валюты, - в том, что мы можем предсказать, что оно создаст новые пузыри. К счастью, эти акции окажутся в числе пузырей.

Валюты приходят и уходят, но на протяжении многих веков золото всегда имело ценность. Примерно 100 лет назад за унцию золота можно было купить хороший костюм, да это и сейчас по-прежнему справедливо – и я ожидаю, что так и будет в обозримом будущем.

По сути, каким бы невероятным это ни казалось сегодня ведущим экономистам, одним из наиболее вероятных последствий финансового кризиса станет то, что какая-то из стран вознамерится восстановить золотой стандарт.

Нам, конечно же, не нужен золотой стандарт, или какие-то валюты вообще, если уж на то пошло. Людям просто нужно дать свободно владеть золотом и вести торговлю с его участием. И точка. Сегодня это может быть представлено компьютерными битами на вашем айфоне, конечно же.

Я думаю, это, скорее всего, начнется с России или Китая, или, возможно, с исламской страны, серьезно относящейся к своей интерпретации Корана. Вы знаете, что Пророк, мир ему, сказал в Коране – который, как всем известно, является прямым и непреложным словом самого Аллаха – что в качестве денег следует использовать только дирхам и динар. А это единицы серебра и золота.

L: Такие попытки были, но ни одна из них не зашла очень далеко.

Doug: Новый халифат ИГИЛ заявляет, что будет действовать согласно Корану по всем вопросам, включая деньги. Они могут попытаться, по крайней мере, на тех землях, на которых они имеют влияние. Что бы кто ни говорил о них, стоит признать, что это действительно искренние фанатики. Если кто-то говорит, что верит во что-то, и действительно пытается делать то, во что верит, то это заслуживает некоторого уважения, даже если не разделяешь этих верований. Похоже, что они не просто разговоры разговаривают, они еще и подкрепляют свои слова действиями во всех отношениях.

L: Даг, будь я на твоем месте, я бы не стал лично свидетельствовать о своем уважении.

Doug: Несомненно. Они, очевидно... неприятные люди. Уверен, я бы оказался в одной из этих оранжевых роб, если бы я вернулся в Сирию или Ирак, и сомневаюсь, что их бы интересовало мое мнение по поводу того, хочу ли оказаться обезглавленным или сожженным в клетке заживо. Но это не имеет ничего общего с тем фактом, что они, похоже, пытаются неуклонно действовать в соответствии со своими принципами, и интеллектуально несправедливо игнорировать это.

L: Ну, я бы не хотел, чтобы на золото навесили ярлык «любимые деньги теократических фанатиков», но я понимаю твою точку зрения. Твои ремарки о доказательстве дна воодушевляют. Я слышал, как один из инвесторов-ветеранов, более опытный, чем я, сказал, что некое подпрыгивание на ухабах дна, от которого мы страдаем, в действительности является классическим признаком дна в длинном цикле. Ты согласен?

Doug: Да, согласен. Я все еще думаю, что внутридневной минимум около$1140 в ноябре прошлого года, скорее всего, и был реальным дном.

L: Лично я тогда был очень воодушевлен, потому что золото пробило свой минимум декабря 2013 года, и казалось, что все эксперты и блогеры в мире говорят, что ничто не помешает ему остановиться ниже $1000 или даже $700. Существовало широко распространенное мнение, что прорыв предыдущего минимума был импульсом, который опустит его гораздо ниже – но этого не произошло. Вместо этого новый минимум стал сигналом к покупке для русских, китайцев, индусов и других, и золото тут вновь подскочило вверх.

Doug: Согласен. В абсолютном выражении, золото сейчас не назовешь такой же выгодной покупкой, как в 2001 году, когда я говорил читателям, что если бы я мог позвонить их брокерам и купить для них золото, я бы так и сделал. С другой стороны, мир гораздо, гораздо менее стабилен, так что целесообразность владения драгметаллами еще более важна, чем когда-либо.

Нужно иметь золото, потому что, как мы часто говорили, это единственный финансовый актив, одновременно не являющийся чьим-то обязательством. Это особенно справедливо, если вы вспомните, что в реальности все крупные банки в мире – банкроты. Если посмотреть на систему частичного банковского резервирования, с одной стороны, и преобладание безнадежных кредитов и других факторов, с другой стороны, нет ни одного из них, которому я бы доверял.

Хуже того, если у вас много денег в банке, вы можете считать их активом, но банк считает их финансовым обязательством, и они подлежат изъятию, вспомните, как это было на Кипре. ЕС уже готовит почву для этого.


Оцените статью