Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Сервисная экономика

Мировой кризис

16.02.2015 11:56  

Михаил Хазин

135

Я предлагаю образ жизни, в котором гораздо меньше товаров – Традиционный город. При гораздо меньшем объеме товаров их качество стремится к гораздо более высокому уровню.

Источник

Между тем, что такое экономика на самом деле и тем, как ее себе представляют люди, могут быть существенные отличия.

Цель экономики – производить нечто, имеющее ценность для ее участников, то есть людей. Таким образом, цель экономики, по большей части, состоит в том, чтобы создавать конечные продукты и услуги.  Конечный потребитель ничего не сможет сделать с пятнадцатью тоннами стальных брусьев или системой баз данных коммерческого уровня. Эти вещи – часть процесса создания такого конечного продукта или услуги, как строительство или обеспечение работы розничного магазина. Я говорю «по большей части», потому что среди товаров конечной стоимости есть такие, которые попадают в разные категории, в основном, это касается правительственных услуг. Таких вещей, как дороги или системы канализации, или армия.

Таким образом, цель экономики – производить товары, на которые вы тратите свои деньги – либо напрямую, либо опосредованно через налоги, которые финансируют правительственные товары и услуги.

Что такое американская экономика?

В первую очередь, существует лишь одна мировая экономика. Однако мы часто думаем об экономике некоего региона, как, например, города или страны. Обычно этот регион ведет торговлю с другими районами, и, таким образом, продукт экономики этого региона не может там использоваться. Например, Корея производит много морских судов. Эти суда используются корейцами не как конечные продукты или услуги или даже не как часть механизма производства конечных продуктов или услуг, а как товары, поступающие во внешнюю торговлю. Суда, в первую очередь, меняют на какие-то другие продукты или услуги. 

Это одна из причин, почему люди не видят связи между тем, что они покупают за деньги и «местной экономикой». «Местная экономика» может базироваться на судостроении, но никто не покупает корабли в магазине. Однако эти вещи уравновешиваются на агрегированном уровне, и все продукты и услуги в экономике используются («потребляются») участниками экономики.

Если хотите понять, что производит сегодняшняя экономика, просто посмотрите, на что вы тратите свои деньги. Большинство людей тратят большую часть денег на жилье, транспорт, образование и медицинское обслуживание. В «жилье» я включаю все расходы, связанные с жилищем, такие как меблировка, страховка, благоустройство и озеленение, обслуживание и так далее. К «жилью» я бы добавил расходы на коммунальные услуги, относящиеся к дому. Например, отопление дома напрямую связано с этим типом структуры, в то время как телефонное и Интернет-соединение – нет. К транспорту, конечно, относятся все автомобили в США, и все связанные расходы, такие как страховка, обслуживание, топливо, парковка, оплата дорог и так далее. Расходы на образование и медицинское обслуживание не настолько очевидны, потому что они часто оплачиваются работодателями или местным правительством. Подумайте о том, на что местные правительства тратят ваши налоги. За исключением взяток и хищения, обслуживания задолженности и так далее они, по большей части, идут на образование, медицину и коммунальную и транспортную инфраструктуру, то есть на дороги и системы канализации.


В общем и целом, я полагаю, что американская экономика (как и большинства стран развитого мира) перегружена товарами, а не услугами. Мы пришли к модели образа жизни, которая требует или поощряет совершенно абсурдное количество вещей. Я говорю не о вашем гардеробе. Я говорю о крупных покупках: домах, машинах и жилищно-транспортной инфраструктуре, включая дороги, парковки, гаражи, зеленые насаждения и так далее. И обо всем, что покупается для наполнения этих больших домов. О том, что мы называем Пригородным адом. Наша «производительность» направлена на строительство Пригородного ада и жизнь в нем.

Я предлагаю образ жизни, в котором гораздо меньше товаров – Традиционный город. При гораздо меньшем объеме товаров их качество стремится к гораздо более высокому уровню.
 

Традиционный город: свести все воедино

Возможно, одна из причин, по которой американцы, в частности, пришли к этому образу жизни, набитому товарами, заключается в мысленном образе, что «экономика» означает производство товаров. Фабрики. Штампующие товары.

До Промышленной революции люди думали, что «экономика» в основном состоит из сельского хозяйства. Торговцы и ремесленники (тогда не было «фабрик») считались маргинальными участниками экономики. Богатыми считались люди, имеющие крупные участки земли.

Во время Промышленной революции торговцы и ремесленники стали пользоваться чуть большим уважением, и мы получаем образ, близкий к «фабричному» идеалу.

Так же как увеличение производительности сельского хозяйства позволило нам прокормиться при участии в производстве продуктов питания всего лишь нескольких людей, таким же образом и в создании производительного компонента американской экономики также принимает участие все меньшее количество людей.

В развитой экономике может быть множество производителей, но, по большей части, это производители средств производства и промышленной продукции, нежели потребительских товаров. Например, американская экономика производит самолеты, военное оборудование, различные информационные технологии вроде оптоволоконных кабелей и соответствующей электроники, оборудование для строительства заводов, будь то очистные сооружения, химическая фабрика или нефте- и газооборудование, медицинское оборудование и фармацевтика, оборудование для электросетей, и все такое прочее. Ничего из этого невозможно купить в Wal-Mart. Большинство людей «не могут это увидеть». Но оно есть.

В действительности доля промышленного производства в ВВП США была довольно низкой с 1947 года. Разница состоит в том, что в ней участвует меньше людей. Как было и в сельском хозяйстве.

Можно съесть только определенное количество еды. Так что с увеличением сельскохозяйственной продуктивности для производства большого количества еды требовалось все меньше людей. Всем этим бывшим земледельцам была нужна новая профессия. Они пошли работать на фабрики. Это было хорошо, потому что теперь у нас была не только еда, но еще и продукция труда заводских рабочих. Мы стали богаче.

Возможно, потребитель может использовать определенное количество товаров. Мы определенно старались изо всех сил. С увеличением продуктивности производства для создания товаров требуется все меньше людей. Всем этим бывшим заводским рабочим теперь нужна новая профессия. Экономика состоит из «товаров и услуг». Итак, если вы не намерены производить товары, вы можете создавать («предоставлять») услуги. 

Многие сферы «промышленности и строительства» даже не относятся к категории «промышленного производства». Основные производимые «товары» - это здания и городская инфраструктура (дороги, парковки и так далее).

Давайте попытаемся представить экономику – образ жизни – не столь насыщенную товарами, как Пригородный ад, а где оказывается больше услуг.
 

Я думаю, что проще представлять экономику в форме «образа жизни». В общем-то, именно это и являет собой экономика – средство производства «образа жизни».

Давайте представим некий идеализированный жизненный уклад Традиционного города. Вы живете в квартире, весьма скромной по стандартам Пригородного ада – скажем, 600-1200 квадратных футов. У вас нет машины, но вы пользуетесь роскошной и превосходно эффективной системой поездов. (Иногда вы можете арендовать машину на выходные). У вас нет дворика, или комнаты, набитой электроникой, или гостевой спальни, или уголка для принятия пищи, или спортзала, или чердака, подвала, гаража и так далее, так что потребность в мебели гораздо меньше. Так как декорировать вам приходится лишь одну скромную гостиную, то в ней у вас имеются качественные произведения искусства и мебель, изготовленная на заказ. Потребление коммунальных услуг также снижено, потому что вам нужно обогревать лишь скромное, хорошо изолированное пространство, а не огромный типовой дом. В вашем гардеробе – умеренных размеров коллекция одежды индивидуального пошива, а не три сотни футболок из HMV.

Здесь происходит вот что. Во-первых, очевидно, что вы потребляете гораздо, гораздо меньше материальных предметов, чем типичный обитатель Пригородного ада. Однако каждая вещь лучшего качества, это как раз то, что я называю «сделанный на заказ». В свою очередь, это означает, что у нас присутствует экономика ремесла, мелкомасштабного производства, а не громадных потогонок, штампующих низкокачественный мусор.

Если вы не тратите деньги на это, что вы на них покупаете? Услуги! Каникулы и путешествия, рестораны, клубы, музыку и театр, кафе, салоны красоты, личные тренеры, терапевты, образование и тренинги, и так далее.


Это обычный набор услуг. Мы можем отметить две вещи. Во-первых, он почти абсолютно нематериален. Первичное «потребление ресурсов» для этих услуг – это, по большей части, коммерческая недвижимость – место, где оказывается услуга. Во-вторых, они могут расти практически неограниченно в денежном отношении. Например, счет за услуги, оказываемые для Элиота Спитцера (Eliot Spitzer) как раз перед тем, как он стал бывшим губернатором штата Нью-Йорк, достигал $5 тыс в час. Очевидно, Спитцер предпочитал тратить свои деньги подобным образом, нежели покупать две тонны рубашек на распродаже в Old Navy или сжигать 2 тыс галлонов бензина, рассекая по окрестностям на Корвете. Однако мы видим, что эти услуги практически не имеют ресурсного компонента. Мы также можем видеть, что их количество можно увеличивать практически бесконечно. Когда не используешь ресурсы, то нет и их дефицита.

Здесь возникает еще одна тема: о качестве вместо количества. Одной из проблем эпохи Героического материализма являлось количество, довлеющее над качеством. До XVIII века не было дефицита качества. Мастерство было выдающимся. Архитектура была превосходной. Ее было не так много. Этими вещами могли наслаждаться лишь аристократы. У огромного количества людей почти ничего не было. Идея эпохи Героического материализма заключалась в «стандарте жизни». «Стандарт» почти полностью состоял из количества – таких вещей, как стиральные машины на душу населения, вроде того. Теперь даже у самых бедных есть стиральные машинки. У нас так много стиральных машин, что люди выбрасывают отлично работающую вещь, чтобы купить новую, которая выглядит немного лучше. Стиральные машины можно получить практически бесплатно.

Однако сервисная экономика больше сконцентрирована на качестве. Например, человек, работающий целый день, может делать гамбургеры в Макдональдсе, а может создавать прекрасную еду в милом ресторане. Прекрасная еда стоит намного дороже. Она имеет большую ценность. Однако ее столько же или, возможно, немного меньше. Путь «роста» в сервисной экономике – это меньше количества и больше качества. Это абсолютно противоречит стандартной модели производства, которая включает меньше качества (или, по крайней мере, более низкую цену за то же качество) и больше количества. Типичный путь «роста» в производстве – это больше вещей по более низкой цене, и он не только вызывает сложности с природными ресурсами, но также усугубляет их.

Экономику можно представлять как большую стопку товаров и услуг. Чем больше ваша стопка, тем богаче экономика. Даже тупоголовые ученые-экономисты согласны с тем, что экономическое развитие и богатство связано с продуктивностью. Невозможно потреблять товары и услуги, если вы не можете их производить.

Давайте рассмотрим экономику десяти фермеров. Продуктивность земледелия низка, и для того, чтобы накормить всех, фермеров нужно много. У них немного материальных товаров, потому что делать их некому. Допустим, они вместе строят какое-то элементарное жилье в свободное от возделывания земли время. Их стопка очень мала. (Однако у них может быть

избыток, потому что их воспринимаемые потребности также очень малы).

Затем продуктивность земледелия возрастает. Теперь у нас трое фермеров и семеро поставщиков. Стопка теперь больше, потому что она включает продукцию фермеров и производителей.

Потом возрастает продуктивность промышленного производства. Теперь у нас двое фермеров, трое производителей и пятеро поставщиков услуг. Пачка еще больше, потому что в нее входят продукты как фермеров и производителей, так и поставщиков услуг.

Вот этот «размер пачки» и есть ВВП. Это не физический размер, а объем денег. Объем денег – это товары/услуги (количество), умноженные на цену товаров/услуг (качество). 

Таким образом, мы можем увидеть, что если мы производим вещи более высокого качества, то пачка «растет». Выражаясь терминологией рыночной экономики, «качество» обычно отражается в «цене». В физическом/ресурсном соотношении Hyundai Elantra и Mercedes SL500 практически идентичны. Разница в «качестве».

Вернемся к нашим фермерам. С развитием Промышленной революции и ростом продуктивности сельского хозяйства для производства продуктов питания требовалось все меньше фермеров. Это и есть «безработица». Фермеры оказались на фабриках или других городских предприятиях, и города выросли.

Мы считаем это чем-то вроде успеха, особенно в период с 1950 по 1960 годы, потому что появились «хорошие высокооплачиваемые рабочие места на фабриках».

Откуда взялись фабрики? Из капиталовложений.

Разница между «высокооплачиваемыми рабочими местами на фабриках» для бывшего фермера и работой дворника – это и есть капиталовложение. В эпоху индустриализации этот капитал вкладывался в заводы. Рост продуктивности производства достигался путем механизации. Вот откуда взялись высокие зарплаты. Один рабочий мог производить много товаров благодаря высокой продуктивности. Уровень дохода на одного работника был высоким. Это отличается от низкооплачиваемого тяжелого труда, где капиталовложения малы, и доход на работника низок.

Не нужно быть гением, чтобы понять, что рабочие места, сталкиваясь с низкооплачиваемой иностранной конкуренцией, подвергаются риску. Самые высокооплачиваемые рабочие места в США – это те, на которые невозможно «экспортировать» персонал либо по географическим причинам, либо из-за технологических/ квалификационных сложностей. С занятостью на производстве в США сложно из-за конкуренции с дешевым иностранным импортом, это во-первых, а во-вторых, потому что сферы промышленности, в которых у США есть конкурентное преимущество (в основном, это комплексные средства производства), также переживают увеличение производства, так что для создания того же объема требуется меньше людей.

Путь к высокооплачиваемым рабочим местам в сфере обслуживания также лежит через капиталовложения. Когда уровень дохода на одного сотрудника высок, тогда и зарплата работника также высокая.


Врачам платят больше, чем домашним сиделкам. Это происходит потому, что доктора производят больше капиталовложений (медицинское учебное заведение), и таким образом, способны оказывать более ценные услуги. Капиталовложение в сервисную экономику часто принимает форму образования и обучения, а не создания какой-то гигантской машины для производства продукции. Большая часть занятости в сервисной экономике связана с отелями, ресторанами, кафе, барами, клубами и так далее. Только подумайте о том, сколько денег может потратить в подобных местах обычный городской житель. (Я думаю, многие жители городов способны потратить таким способом половину заработанного). Здесь не нужно специальное техническое обучение, как у врачей. Все мы наем разницу между хорошим баром и плохим, или между плохой и хорошей гостиницей. Лучшие намного дороже самых плохих. Какова же разница между ними? Больше само физическое здание. Хороший отель определяется не столько навыками персонала, сколько самим зданием. Также в хорошем ресторане будет превосходная отделка. Таким образом, один из путей к «большей производительности» в услугах – это не «инвестирование в большой агрегат», а, скорее «вложения в действительно хорошую архитектуру/отделку». Результат инвестиций в архитектуру/дизайн – для сервисной экономики это то же самое, что и «вложение в большую машину» в экономике производства. В итоге получаешь более высокий показатель дохода на единицу штата или более высокую производительность. Конечный результат (услуга гостиницы) лучше, и таким образом, более ценен.

Существует множество других услуг, где образование и обучение являются главными «капиталовложениями». Брачные консультанты, адвокаты по делам о разводе, дизайнеры интерьера, инструкторы по йоге, музыканты и другие исполнители и учителя всех мастей. Просто подумайте, на какие услуги вы тратите свои деньги.

Во всех экономиках «рост» стремится к соответствию с капиталовложением. Вы вкладываете капитал, чтобы увеличить производительность. Это часто вопрос промаха или попадания, но конечный результат – рост производительности. Без этого капитала – в экономике с недостаточным капиталом – появляется множество непродуктивных и низкооплачиваемых рабочих мест. На производстве это – предприятия с тяжелыми условиями работы. В сервисной экономике это низкооплачиваемый дворник/озеленитель/работник супермаркета и подобные работы. С капиталом у вас высокая производительность и высокооплачиваемый труд.

Капиталовооруженность труда

Так как все больше рабочей силы поглощается этими высокопродуктивными, высокооплачиваемыми рабочими местами, зарплаты за слабо продуктивный труд также могут повышаться до тех пор, пока доступная рабочая сила не кончится. Кто-то же должен мыть туалеты. Если никто не хочет это делать из-за высокого уровня образования и умений, и, таким образом, других возможностей, тогда придется поднимать зарплату до тех пор, пока, в конце концов, кто-то добровольно не согласится мыть туалет. Невозможно экспортировать чистку туалетов в Индию. Однако если миграционная политика и прочее приводят к избытку доступной рабочей силы на такие слабо продуктивные неквалифицированные рабочие места, тогда зарплаты останутся низкими.

Иногда поставщики низкооплачиваемого труда говорят, что им нужны иммигранты, потому что «Американцы не хотят идти на такую работу». Американцы были бы счастливы выполнять эту работу за соответствующую зарплату. Я гарантирую, что многие американцы пошли бы собирать апельсины за $35 в час.

Таким образом, путь к успешной сервисной экономике очень похож на путь к успешной экономике производства – большие капиталовложения. Вместо фабрик, машин и автоматики экономика услуг использует архитектуру и дизайн, образование и обучение.

Многие сторонники «устойчивого развития» иногда приравнивают «экономику» к использованию ресурсов в соотношении 1:1. Растущая экономика должна поглощать больше ресурсов, а снижение потребления ресурсов означает, что экономика сокращается. На самом деле растущая экономика означает, что производимые товары и услуги обладают более высокой денежной стоимостью. Она не имеет ничего общего с ресурсами. Вот почему я говорю, что мы могли иметь экономику, основанную на исполнительных видах искусства, если бы мы тратили на это свои деньги. Мы могли бы иметь «стиль жизни, основанный на искусстве», и экономику, которая производила бы такой образ жизни. Вместо постройки и содержания Пригородного ада мы могли бы направить наши производственные мощности на исполнительные виды искусства. Возможно, это было бы похоже на римлян и их бани. Мы могли бы отдыхать после обеда, а потом слушать живую музыку. Вместо того, чтобы тратить свой доход на дома и машины, мы бы тратили их на представления. Если бы наша «производительность» возросла – если бы у нас улучшились показатели на одного исполнителя – тогда произошел бы «экономический рост» без использования ресурсов. Как бы мы получили эти «лучшие показатели»? Возможно, с помощью образования и обучения, иными словами, капиталовложения.

У нас один фермер, два «производителя», один строитель, два поставщика услуг и четыре исполнителя. Наша «пачка» товаров и услуг будет на 40% состоять из искусства. Это, скорее, фантастика, но это помогает отвлечь людей от образа мышления, связанного с «ресурсозависимостью». Подумайте об этом как об образе жизни. Если ваш образ жизни экологичен, то и экономика не будет оказывать вредного воздействия на окружающую среду. Если бы вам удалось улучшить образ жизни – что бы это для вас ни значило – тогда произошло бы и «улучшение в экономике», то есть «экономический рост».

Сcылка >>


Оцените статью