Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Там, где феи: часть вторая

Мировой кризис

15.12.2014 11:30  

Михаил Хазин

115

Я размышлял об этом, когда помогал выпасать стада на нашем ранчо в Аргентине. На тот момент я не смог это представить. Как можно получить что-то из ничего? Кто получит счет? Как? Когда?
А потом меня атаковал 650-килограммовый бык.

Источник

08.10.2014

Из ничего ничто не происходит      

Я провел большую часть весны на ранчо в Аргентине. Я выпал из потока новостей и мнений. Никакого телефона. Никакого телевизора или радио. Но я все равно думал... время от времени... о том, как можно получить что-то из ничего.

«Из ничего ничто не происходит», - гласит поговорка. Она выражает глубокую истину, подобно закону сохранения энергии. Невозможно получить что-то из ничего. Как и невозможно избавиться от чего-то, однажды получив его. То есть невозможно получить ничто из чего-то. Как вы знаете, закон сохранения материи и энергии говорит нам, что можно лишь изменить способ его выражения... где и как оно проявляется.

Получение чего-то из ничего нарушает законы вселенной. Это не кажется возможным. И, конечно, это невозможно. Бесплатные деньги – это оксюморон. Подобно «честному доллару», «кинозвезде-анахорету», они не существуют.

Итак, если вы думаете, что эти бесплатные деньги, поступающие от Феда, ничего не стоят, вам, вероятно, предстоит удивиться... и разочароваться. Счет за них где-то неподалеку. В будущем. Долг, по сути, - это финансовое соглашение между прошлым и будущим. И, в конце концов, это будущее наступает.

Я размышлял об этом, когда помогал выпасать стада на нашем ранчо в Аргентине. На тот момент я не смог это представить. Как можно получить что-то из ничего? Кто получит счет? Как? Когда?

А потом меня атаковал 650-килограммовый бык. Поразительно, как быстро что-то подобное концентрирует внимание. Я практически перелетел через двухметровый забор, чтобы убежать от него. И я получил демонстрацию принципа сохранения энергии. Энергия, которую я использовал, чтобы перелезть через изгородь, была более или менее равна энергии, которую земля... и моя голова и плечи... поглотили, когда я рухнул на другую сторону.

Я думаю, моя травма головы помогла мне. Я чаще говорю глупости. Но я лучше понимаю мир ПОПС.

Испорченная система

Традиционно мы понимаем кредит следующим образом: у человека случился профицит – то есть, он зарабатывает больше, чем тратит. Он накапливает эти деньги и одалживает их кому-то еще... точно так же, как фермер может одолжить соседу часть своего лишнего времени... или лишних помидоров.

Этот избыток и есть реальные накопления. Именно они позволяют заемщику сделать что-то... потому что у него есть что-то, с чем можно работать. Если ему одолжили семена зерновых, он может посадить их и выплатить заем урожаем. Если он съест зерно или бросит его на каменистую почву, он не сможет выплатить ссуду.

Но с новой финансовой системой, которая возникла в конце 1960-х и начале 1979-х годов, деньги изменились... как и тип кредита. Постепенно мировая экономика начала функционировать без накоплений... без реального капитала... и с кредитом, который можно потребить, потратить и  никогда не выплатить. Так вся экономика трансформировалась прочно и глубоко... что мы только сейчас начинаем понимать.

Перед тем, как я перейду к подробному описанию этой новой системы, я хочу подчеркнуть, что именно та система, которую мы знаем, которая господствовала в нашей экономике большую часть нашей взрослой жизни... и что мы принимали как должное «то, как все устроено».

Но не всегда все устроено именно так... и это не может продолжаться бесконечно. Долг не может расти вечно. И Япония близка к тому, чтобы это доказать.

Японские уроки

Есть ли хоть одна дорога, мост или муниципальное здание в Японии, требующее ремонта? Скорее всего, нет. Потому что на протяжении 24 лет правительство одалживало сбережения граждан и превращало их в ВВП – похваляясь проектами общественных сооружений.

А теперь, когда увольняется больше людей, чем вливается в трудовые ряды... больше людей тратит свои сбережения, чем откладывают... и больше денег утекает из страны, чем поступает в нее... игра почти окончена.

Эта идея важна. Но это также инвестиционная ловушка. Вы видите грядущую катастрофу. Вы находите убежище... и сидите там, в то время как фондовый рынок растет на 150%! Но будьте осторожны. Еще большая опасность – допускать, что долг может расти вечно.

Кредит начал экспансию в конце 1940-х... и он до сих пор растет. Вся моя жизнь прошла в эпоху кредитной экспансии. Я никогда не видел обратной стороны кредитного цикла... по крайней мере, не в США. Мы все понимаем умом, что это не может продолжаться  бесконечно. Но сердцем мы чуем, что так и будет.

Вот почему так важно попытаться понять, что происходит на самом деле... хотя бы для того, чтобы преодолеть пространственное искажение нашего собственного опыта.  Это будет самый тяжелый финансовый период в нашей жизни, потому что у нас нет другого опыта.

Но мы все больше приближаемся к пониманию этой странности. Мы видим, что это больше не может продолжаться... и что это, скорее всего, закончится катастрофической депрессией. Или, хуже того, что это будет означать конец нашей цивилизации.

Бывший экономист Всемирного банка Ричард Дункан (Richard Duncan), который приезжал с визитом в Балтимор всего несколько недель назад, указывает, что Великая депрессия, по крайней мере, отчасти, является причиной Второй мировой войны... войны, которая убила больше людей, чем все войны до нее вместе взятые. И эта война началась до того, как у людей появилось ядерное оружие... и до того, как люди оказались в столь окончательной зависимости от сложной всемирной цепи поставок... и сверхтехнологичной и, вероятно, хрупкой, электронной денежной системы... и от крайне уязвимого городского образа жизни.

В 1939 году большая часть мирового населения все еще жила на фермах. Они были хотя бы частично самодостаточны. Они покупали и продавали товары за физические деньги. И они не зависели от банкоматов и центральных банков. Они могли пережить кредитное сжатие.

Дункан помог мне понять эту новую экономику. Он изучал создание кредита за последние 60 лет. Вначале кредитная экспансия базировалась на здоровом экономическом росте... создании новых семей после Второй мировой войны... и полезных технических достижениях.

Люди брали больше кредитов, но они также и зарабатывали деньги. Затем, по ряду причин, на смену этой здоровой кредитной экспансии пришла нездоровая кредитная экспансия. Доходы перестали расти. И система приобрела нездоровый вид.

Много всего происходило. Но одно событие, и только оно, позволило кредиту продолжать расти, даже когда фундаментальные факторы ухудшились. Американское федеральное правительство изменило денежную систему. США вывели золото из денежной системы за два шага: в 1968 году президент Джонсон (Johnson) лишил доллар золотого обеспечения, а в 1971 году президент Никсон (Nixon) в одностороннем порядке отказался от прямой конвертации доллара в золото.

До этих изменений денежная масса ограничивалась наличием запасов золота. Запас сбережений ограничивался денежной массой. Предложение кредита ограничивалось запасом сбережений. А сумма задолженности ограничивалась предложением кредита. После этих изменений ограничения были сняты.

Это новый мир. Новая экономика. Новые деньги. Со многими новыми элементами, которые никогда не существовали ранее. Никто не знает, к чему приведет подобная ситуация. Я как раз почти разгадал главную тайну этого, когда бык прервал мои размышления. Так что, на данный момент, я могу лишь передать частичное понимание ситуации...

Это просто бумага...

Давайте на какой-то момент обратимся к новым деньгам. Доллар после 1968 года – это необычный вид денег. Он не похож на старые деньги. Он ничего не имеет за собой: ни золота, ни товаров или услуг. Он – ничто. И взялся ниоткуда.

Банки создают кредит из воздуха. Вы думаете, банки выдают в качестве ссуды депозиты или резервы. Но это не так. ФРС понизил требования к резервам, так что если после Второй мировой войны банки располагали примерно 18% наличных – реальных денег, обеспеченных золотом – на каждый выданный взаймы доллар, то сегодня они имеют лишь около 2 центов... и это просто бумага, не обеспеченная ничем.

Когда человек берет взаймы, банк выдает ему кредит. Кредит – это покупательная способность, взявшаяся ниоткуда. Затем она входит в экономику, где она неотличима от реальных денег. Ее производство почти ничего не стоит. Никто не заработал или не отложил ее в сбережения.

С 1970-х годов американская экономика произвела автомобилей, домов, завтраков с блинчиками, газонокосилок, билетов в кино – чего угодно – примерно на сумму $33 трлн, и все это было куплено на эти «деньги из ничего».

Неограниченный кредит изменил все. Это деньги, для получения которых вам не нужно работать... или экономить. Они подобны выигрышу в лотерею. Или Испании в XVI веке. Испанские конкистадоры завоевали цивилизации ацтеков и инков и отправляли обратно в Испанию корабли, доверху груженые золотом и серебром. Иберийский полуостров вскоре затопило новыми деньгами.

В результате испанцам – с таким большим количеством денег в руках – оказалось проще покупать товары у британцев, голландцев и французов, нежели производить их в Испании. Вследствие этого цены выросли. Когда рудники Нового света опустели, Испания оказалась на пути к тому, чтобы стать одной из самых бедных стран Европы на протяжении следующих трех веков.

Фитиль зажжен

Итак, вот экономика, где – за 30-тилетний период – кредитная экспансия перевалила примерно за $33 трлн. (Обратите внимание, что этот кредит был выдан на сумму, намного превышающую объем имеющихся сбережений, который за это время сократился примерно с 10% ВВП практически до нуля. Также заметьте, что типичный потребитель в 2010 году обладал меньшей реальной покупательной способностью, чем в начале 1980 года). Иными словами, люди тратили деньги, которых у них не было... которые они никогда не зарабатывали... и которых не существовало.

И когда в 2008 году кризис потенциально мог дестабилизировать цены на активы... и отправить стоимость этих аккумулированных кредитов туда, где ей следовало оказаться... федералы (включая центральный банк) предложили поддержать объем кредита, который уже был почти неограниченным. Объем ликвидного капитала, который не только не существовал, но и который не мог существовать.

Все это меня озадачивало. Это была реальная экономика, которая, в болезни и в здравии, работала за счет эфирных денег. Это выглядело так, как будто мы и правда получили что-то из ничего.

Вот еще одна странность. Когда деньги бесплатные и неограниченные, кому это выгоднее всего? Самым неблагонадежным заемщикам. Кредитные спреды сужаются – потому что, до тех пор, пока есть приток денег, компании со слабыми балансовыми листами с гораздо меньшей вероятностью обанкротятся, чем компании с сильными балансовыми листами. Более слабые компании извлекают наибольшую пользу. Они могут кредитоваться под относительно более низкие проценты.

По данным Bloomberg, в прошлом году низкокачественные заемщики выпустили облигации на рекордные $380 млрд. Далее новостное агентство сообщает, что мусорные облигации в этом году лидировали по показателям... выросли на 94% с конца 2011 года.

И все же... и это, в какой-то степени, самое странное во всем этом – скрытая волатильность фондового рынка относительно низка. Никто не волнуется. Больше долга? Кому какое дело? Может быть, это и безумие. Но никто не думает, что это закончится в ближайшее время.

Вот что я думаю об этом...

Да, ФРС и Вашингтон исказили экономику. И да, происходит что-то странное. И чем дольше это продолжается, тем сильнее будет окончательный удар. Отсутствие волатильности – это затишье перед бурей. Вот что мой друг Нассим Талеб (Nassim Taleb) писал в журнале Foreign Affairs  в 2011 году:

Сложные системы, обладающие искусственно подавляемой волатильностью, склонны становиться чрезвычайно хрупкими, не проявляя, в то же самое время, никаких видимых рисков.

Подобные микроклиматы, в конечном счете, переживают масштабные потрясения, заставая всех врасплох и сводя на нет годы стабильности или, в некоторых случаях, оказываясь намного хуже, чем в исходном волатильном состоянии. Более того, чем дольше оттягивается удар, тем сильнее последующий вред как для экономических, так и политических систем.

А вот и прогноз: вы никогда не получите никаких долговременных прибылей на публичных рынках Нетландии. Если состояние экономики улучшится, процентные ставки возрастут, и мир ПОПС исчезнет. Если состояние экономики не улучшится, процентные ставки упадут еще ниже... инвесторы запаникуют... и цены на активы снизятся.

Когда будет реализован какой-то из этих сценариев, я не знаю. Но Дункан говорит, во второй половине этого года возрастет волатильность, когда ФРС продолжит сокращать свою программу количественного смягчения (КС). Также возможно, что американский фондовый рынок рухнет... и ФРС возобновит КС с удвоенной силой.

Дункан полагает, что Фед мог бы успешно оттягивать день возмездия на много лет. Также возможно, что инвесторы потеряют доверие... что новое КС не сработает... и вся система, основанная на кредите, начнет разваливаться.

Мы не знаем, что принесет нам грядущее. Но мы знаем, что в настоящий момент вы и ваша семья находитесь перед лицом серьезной опасности. Бесплатные деньги – это дар... но к нему присоединен бикфордов шнур. И он зажжен.

Сcылка >>


Оцените статью