Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

67126


Об истинно верующих профессорах МГИМО и современных идолопоклонниках, или профессор Катасонов против патриота Галочкина

Мировой кризис

13.10.2014 07:38  

Михаил Хазин

162

На сайте Goldenfront мне довелось прочесть заметку Владимира Галочкина «Русским патриотам надо отказаться от валюты и держать сбережения в золоте» от 21.08.2014, ответ на нее профессора МГИМО В.Катасонова «Современные идолопоклонники» от 25.08.2014 и последовавшую за этим на сайте дискуссию. Увидев подобное, Ослик Иа из советского мультфильма про Винни-Пуха, наверное, мог бы произнести свою ставшую классической фразу: «Душераздирающее зрелище...» Причем, как это ни печально, подобная реплика прежде всего может относиться именно к статье уважаемого г-на Катасонова.

Источник

09.10.2014

На сайте Goldenfront (http://goldenfront.ru/articles3/view/o-russkih-patriotah-i-zolotyh-monetah) мне довелось прочесть заметку Владимира Галочкина «Русским патриотам надо отказаться от валюты и держать сбережения в золоте» от 21.08.2014, ответ на нее профессора МГИМО В. Катасонова «Современные идолопоклонники» от 25.08.2014 и последовавшую за этим на сайте дискуссию. Увидев подобное, Ослик Иа из советского мультфильма про Винни-Пуха, наверное, мог бы произнести свою ставшую классической фразу: «Душераздирающее зрелище...» Причем, как это ни печально, подобная реплика прежде всего может относиться именно к статье уважаемого г-на Катасонова.

До этого мне попадались несколько раз на глаза его выступления, и высказываемые им взгляды выглядели вполне разумными. С чем-то можно было не соглашаться, чего-то он не знал, что естественно для любого человека, ведь всего знать невозможно, но в целом какого-то отторжения его слова не вызывали. К тому же и человек, видно, хороший, спокойный, солидный и представительный. Профессор МГИМО опять же, что должно вызывать дополнительное уважение к высказываемому им мнению, ведь, как принято считать, МГИМО – это вам не жук на палочке, там, можно сказать, готовят как бы элиту российского общества. И тут такое...

Однако перед тем как перейти к рассмотрению ответа уважаемого профессора, мне хотелось бы рассказать одну историю из своей жизни, касавшуюся уже другого не менее уважаемого профессора из того же самого учебного заведения, что и г-н Катасонов. Помимо МГИМО этот профессор на тот момент преподавал также в Финансовом университете и в целом ряде других не менее известных учебных заведений финансово-экономического профиля, а руководство и весь преподавательский состав того учебного заведения, где вся эта история и произошла, говорили о нем просто с придыханием, как о почти что полубоге.

Так сложилось, что через шестнадцать лет с начала моей работы в банковской сфере понадобилось, чтобы я получил квалификационный аттестат для работы с ценными бумагами. Состав слушателей, посещавший занятия для подготовки к сдаче экзамена для получения такого документа, был крайне разношерстный – от студентов до заместителей председателей правлений и вице-президентов банков.

Профессор на этих занятиях читал курс, посвященный фьючерсам, опционам и прочим производным инструментам фондового рынка. Читал хорошо, бойко, правда, лично у меня где-то через пять или десять минут после начала его лекции сложилось устойчивое ощущение, что его выступление напоминает монолог какого-нибудь «наперсточника», основной мотив которого можно свести к словам: «Ловкость рук против быстроты глаз, глаза всегда проигрывают.» Речь его лилась гладко, и на словах все выглядело настолько просто, что часть аудитории, не имевшей ранее касательства к данной теме, почувствовало себя уже без пяти минут миллионерами.

Профессор был на кураже, аудитория в значительной части тоже, и, завершая на высокой ноте свою лекцию, профессор произнес фразу, оказавшуюся роковой: «Вопросы есть?» И сидящая прямо напротив него молоденькая девочка, юное возвышенное создание, внимавшая каждому слову профессора и завороженно глядевшая на него влюбленными глазами, произнесла: «Скажите, профессор, у вас так здорово все получается. Вы, наверное, кучу денег на этом заработали?» Аудитория охнула, за этим последовала немая сцена. Профессор напоминал то ли выброшенную из воды рыбу, то ли как будто кто-то сильно ударил его под дых. Через некоторое время профессор немного собрался, промямлил что-то вроде того, что он этим на практике не занимается, а только лекции читает и быстро-быстро исчез. Бедная девочка, к сожалению, не осознавала, что подобные вопросы профессорам, в том числе и МГИМО, задавать просто бестактно. Маловероятно, что они стали бы читать лекции, если бы заработать, а не проиграть на фьючерсах и опционах, используя свои теоретические знания, им было бы так же просто, как они рассказывают на лекциях. В общем, классический случай, про который в свое время в авиации говорили: «Кто умеет, тот делает. Кто не умеет, тот учит, как надо делать.»

Конечно, сказанное выше относится далеко не ко всем преподавателям и профессорам. К счастью, русская земля не оскудела талантами, и практически в любом учебном заведении можно иногда встретить толковых и грамотных специалистов, несмотря на многолетнюю борьбу Минобрнауки с ними и со всем российским образованием. Даже в высших учебных заведениях, занимающихся вопросами экономики и финансов, такие могут встречаться. Но их, к сожалению, мало, и какого-либо решающего влияния на состояние российской экономики ни они, ни их не менее талантливые ученики не оказывают. А те, кто оказывает, вместо того, чтобы развивать национальную экономику, способны лишь на то, чтобы укладывать все полученные от распродажи российских природных богатств валютные средства в постоянно обесценивающиеся американские облигации. За это на Западе их называют «лучшими министрами финансов», дают ученые степени и навешивают прочие регалии, чтобы придать их словам и действиям в России дополнительный вес.

Поэтому, возвращаясь к основной теме статьи уважаемого профессора Катасонова, он, конечно, может прочесть «не одну лекцию на эту тему» (о «ересях» В. Галочкина), но результат, полагаю, может оказаться примерно таким же, что и нынешнее состояние российской экономики и образования, то есть, довольно печальным.

Буквально следующая фраза подтверждает это. Профессор пишет: «Я задам Галочкину встречный вопрос: накапливали ли люди золото в эпоху товарища Сталина? Нет! Накапливало ли золото советское государство?! Да. Накануне Великой Отечественной войны в сейфах и подвалах государственного банка хранилось более двух тысяч тонн золота. Нужно четко разделять: государственное и частное золото, припрятанное под матрасами отдельных граждан. На мой взгляд, второй вариант – это безумие, как и названное Галочкиным хранение денежных знаков в наших банках.»

Пафос профессора у любого человека, знакомого с историей вопроса, может вызвать лишь глубочайшее удивление. Еще Фридрих Ницше заметил: «Все, что говорит государство, это ложь. Все, что у него есть, было украдено.»

Возможно, г-н Катасонов не совсем в курсе того, что и в эпоху товарища Сталина, как, впрочем, и Владимира Ильича до него, те, кто мог накапливать золото, занимались этим чрезвычайно активно и имели в своем личном владении золотые запасы, исчислявшиеся даже не килограммами, а тоннами драгоценного металла, хотя на случай, если придется бежать из страны, у них были готовы бриллианты. В этом поведение представителей власти Советского Союза мало чем отличалось от позиции, сформулированной бывшим социалистом, а впоследствии фашистом Бенито Муссолини: «Друзьям – всё, народу – закон».  Хотя, также возможно, что профессор, как истинный государственник, считает, что только государство должно распоряжаться золотом. В этом его позиция вполне согласуется с мнением другого известного политического деятеля, при жизни полагавшего, что «золото в руках населения – это враг государства». Жизнь, как известно, он закончил самоубийством в своем бункере в Берлине весной 1945 года. Поэтому отстаивая эту позицию, доктор и профессор или не понимает сути проблемы, или выполняет заказ, за который ему хорошо платят.

Дальше уважаемый профессор пишет: «В свое время еще Джон Кейнс сказал, что золото – это пережиток варварства.» Это, конечно, серьезный аргумент в дискуссии. Уж если великий экономист Кейнс сказал, то, значит, так оно и должно быть на самом деле. Есть лишь одна проблема. Не менее великий банкир Дж.П.Морган (и столь же верный лейтенант тех же упомянутых г-ном Катасоновым Ротшильдов) во время слушаний в Конгрессе США сказал ставшую классической фразу: «Золото – это деньги и ничего более. Все остальное кредит.» Возможно, кто-то не согласится с этим и скажет, что Морган говорил это в 1913 году, а Кейнс – уже в 1930-ые годы. Проблема лишь в том, что и сейчас профессиональные банкиры продолжают придерживаться именно взглядов Моргана столетней давности. В качестве примера можно привести высказывание бывшего главы Федерального резерва США Алана Гринспена, сделанное им буквально пару недель назад. В частности, он отметил два принципиально важных момента.

Во-первых, что «золото обладает особыми свойствами, которых нет ни у каких иных валют, за возможным исключением серебра. Более чем на протяжении двух тысячелетий золото принималось в качестве платежа практически без каких-либо вопросов. Ему никогда не требовалась гарантия третьей стороны.»  И, во-вторых, «если бы доллар или любую другую бумажную валюту повсеместно принимали бы во все времена, центральным банкам не было бы необходимости хранить у себя какое-либо золото. Факт того, что они так делают, указывает, что такие валюты не являются универсальным заменителем.». Именно поэтому центральные банки, игнорируя мнение уважаемого профессора, не просто так хранят и наращивают свои резервы в золоте, избавляясь от имеющихся у них бумажных валют.

Выбирая между мнением экономиста и банкира, лично я бы отдал предпочтение мнению практикующих банкиров, знающих проблему изнутри и рискующих при этом своими собственными деньгами, а не экономистов, рассуждающих с позиций чисто теоретической экономической науки, ничем особенно не рискуя. Их предположения могут оказаться, а могут и не оказаться верными в конечном итоге, в то время как неверное решение для банкира – это реальные потери денег. Как известно, практика – критерий истины, и именно практика банкиров подтверждает или опровергает теоретические построения экономистов.

Да, кстати. Довольно забавно наблюдать, как уважаемый профессор публично признается в своем невежестве. Вот его собственные слова: «Мы повреждены на духовном уровне, ведь мы не понимаем, что такое деньги!» Вспоминая всего одну функцию денег, как средства обращения и обмена, присущую деньгам, он игнорирует четыре других их обязательных функции, без которых денег как таковых просто быть не может. Если их нет, то это не деньги, это уже бумажная, электронная или какая угодно иная, форма не имеет значения, но ничем не обеспеченная валюта, это всего лишь денежные знаки. Этого профессор не понимает и продолжает упорно называть дензнаки «деньгами».

Профессора, судя по всему, глубоко покоробило то, что патриот Галочкин назвал вещи своими именами, а именно, что бумажная валюта (которую Катасонов упорно называет деньгами) – это «фантики», в отличие от золота, то есть товара, обладающего реальной ценностью. Вероятно, профессор запамятовал или просто не знает, что в Веймарской республике в 1921 – 1923 годах бумажную марку, точно такую же необеспеченную валюту как нынешние американские, европейские, российские и прочие валюты, простые немцы называли несколько иначе – «еврейским конфетти». Грубые тогда были нравы, никакой толерантности, не то что сейчас.

Для профессора «деньги – это всего лишь инструмент», а не особая форма товара, как учили нас когда-то классики. Но г-н Катасонов на этом не останавливается и заявляет: «Остальные же функции [денег] от лукавого!» Это действительно настоящее научное открытие. Теперь мы все знаем, что по Катасонову лукавый – это никто иной как Карл Маркс. С чем всех можно и поздравить. К Марксу можно, конечно, относиться по-разному, но что такое какой-то Маркс по сравнению с профессором Катасоновым? Маркс-то и профессором не был. Это уже просто напоминает старый анекдот: «Наш папа – не экономист, наш папа – старший экономист.»

То, что сам профессор действительно не понимает, что такое деньги – это еще полбеды. Гораздо хуже то, что прочитав массу литературы по данному вопросу, но так и не поняв сути, он учит других. Любой человек, обладающий элементарным здравым смыслом, спросит: «Позвольте, но чему может научить преподаватель, который сам не понимает того, чему он учит?» То-то и оно. Учит тому, что и как он сам понял, а то, что это плохо согласуется с объективной реальностью, тем хуже для реальности. Поэтому совершенно неудивительно, что из стен наших высших учебных заведений выходят такие замечательные экономисты, которых учат такие профессора.

Нельзя, правда, не отметить, что у г-на Катасонова в его статье попадались и вполне здравые мысли. Поклонение «золотому тельцу» - будь он золотой, серебряный, бумажный, электронный или какой-то еще – не делает людей лучше. Деньги должны служить человеку, а не наоборот. Упоминание профессора о «суровых большевиках» и риске, что они могут придти и все отобрать, это реальность, которую стоит иметь в виду. Гораздо лучше использовать эти ресурсы на развитие как самого владельца этих средств, так и его близких. Знания и воспоминания отобрать у человека невозможно. Однако это вряд ли остановит людей от того, чтобы накапливать ресурсы. Те, кто не особенно разбирается в сути проблемы, продолжат накапливать бумажные «фантики». Те же, кто смотрит в корень проблемы, или те, чьим родным и близким на протяжении нескольких поколений золото (и/или серебро) позволило спасти жизни, вряд ли станут менять свои предпочтения, проверенные временем.

Приближаясь к концу, мне хотелось бы привести довольно длинную цитату, завершающую статью профессора Катасонова: «Даже, если идолопоклонники искренне заблуждаются – это не оправдание им. Благими намерениями вымощена дорога в ад. Кто-то из святых отцов сказал, что глупости – это тоже грех. Ситуация не меняется, если идолопоклонники благонамеренные люди. Они несут определенную ответственность за себя, свою семью и общество. Идолопоклонники должны понимать, какие предлагают идеи. К сожалению, это закон грабель. Сколько же можно расшибать лоб о грабли?!» На мой взгляд, все сказанное выше абсолютно верно. Проблема лишь в том, что профессор Катасонов не понимает одной простой истины. Называя других идолопоклонниками, он не осознает, что на самом-то деле идолопоклонник – он сам, и он отстаивает идеалы того искаженного, придуманного, все более отрывающегося от объективной экономической реальности мира, который создал его идол Кейнс. Но, когда эта схема искаженной экономической реальности рухнет в силу действия объективных законов развития природы и общества, что-то подсказывает мне, что доктор и профессор Катасонов может оказаться одним из тех, кто будет кричать на всех углах, какой он талантливый экономист, и как гениально он предвидел эту катастрофу.

Завершая эту заметку, мне хотелось бы повторить одну простую мысль. Слушая и читая мнения и высказывания различных профессоров, экономистов, банкиров, политиков и прочих, следует помнить, что это не более чем мнения, лучше или хуже отражающие объективную реальность. Поэтому воспринимать их стоит критически, и если они лучше отражают происходящие события, то брать их на вооружение, а если нет, то не обращать на них внимание. При этом стоит помнить, что драгоценные металлы были и остаются де-факто деньгами на протяжении практически всей человеческой истории, а все без исключения бумажные необеспеченные валюты оканчивали свой путь одинаково, обесценившись до нуля. И вряд ли на этот раз все закончится иначе.


Оцените статью