Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Знаковая статья Алана Гринспена: Золотое правило – почему покупает Пекин

Мировой кризис

07.10.2014 12:56  

Михаил Хазин

139

Если бы Китай перевел в золото относительно небольшую часть своих ЗВР размером $4 трлн, валюта страны приобрела бы неожиданную мощь в современной международной финансовой системе.

Источник

29.09.2014

Сотрудница магазина позирует с 24к золотым драконом, 06.12.2011. (Bobby Yip/Courtesy Reuters)

Если бы Китай перевел в золото относительно небольшую часть своих ЗВР размером $4 трлн, валюта страны приобрела бы неожиданную мощь в современной международной финансовой системе. Конечно, использование Китаем части своих резервов на покупку желтого металла для того, чтобы занять место Соединенных Штатов как крупнейшего в мире владельца денежного золота, несло бы некоторые риски. На весну 2014 года золото США стоило $328 млрд. Но наказание в виде потерянной доходности и стоимости хранения было бы небольшим. Для остального мира цены определенно бы выросли, но лишь на период накопления. Они вероятно бы вновь упали, как только Китай достиг своей цели.

Более широкая проблема, а именно возвращение к золотому стандарту в каком-либо виде, мало кого сегодня занимает. В нашем мире, почти полностью принявшем бумажные валюты и плавающие валютные котировки, у него мало сторонников. Тем не менее у золота есть особенные свойства, которых нет ни у одной другой валюты, за исключением серебра. В течение более 2,000 лет золото почти беспрекословно принимается как форма платежа. Ему никогда не требовалась кредитная гарантия третьих лиц. Никто не задает вопросов, когда золото или прямые требования на него предлагаются для выплаты долга. Например, это была единственная форма платежа, которую принимали экспортеры в Германию в период завершения Второй мировой войны. Сегодня, принятие политических денег, то есть валюты без обеспечения активом, обладающим внутренней ценностью, покоится на кредитных гарантиях суверенов, способных собирать налоги, а в условиях кризиса эта гарантия не всегда достигала уровня всемирного признания золота. 

Если бы доллар и любые другие политические валюты принимались всегда и повсеместно, то центральные банки не видели бы необходимости владеть золотом. То, что они им все-таки владеют, указывает на то, что такие валюты не являются универсальными заменителями. Из 30 развитых стран, предоставляющих отчетность МВФ, только 4 не держат золота в своих резервах. В действительности золото в собственности центральных банков развитых стран на 31.12.2013 по рыночным ценам стоило $762 млрд и на него приходилось 10.3% их суммарных ЗВР. МВФ владеет золотом еще на $117 млрд. Если, по словам британского экономиста Джона Мейнарда Кейнса (John Maynard Keynes), золото действительно являлось бы «варварским пережитком», центральные банки по всему миру не владели бы такими объемами актива с негативной доходностью, включая стоимость хранения.

Было несколько случаев, когда политики рассматривали возможность продажи слиткового золота. Например, в 1976 году я, как председатель Совета экономических консультантов, участвовал в разговоре с тогдашним министром финансов США Вильямом Саймоном (William Simon) и главой ФРС Артуром Бернсом (Arthur Burns), которые встретились с президентом США Джеральдом Фордом (Gerald Ford), чтобы обсудить рекомендации Саймона, касавшиеся продажи золотого запаса Соединённых Штатов в размере 275 млн унций металла и инвестирования вырученных средств с активы, обладающие доходностью. Если Саймон, следуя популярным в то время взглядам экономиста Милтона Фридмана (Milton Friedman), утверждал, что золото больше не играет какой-либо полезной денежной роли, Бернс считал, что золото было крайним обеспечением доллара в случае кризиса. Два участника этой дискуссии так и не смогли достичь согласия. В конце концов Форд решил ничего не предпринимать. И до настоящего момента размер золотых запасов США почти не изменился и составляет 261 млн унций.

Я вновь столкнулся с этой проблемой в период моего председательства в ФРС в 1990-е, после того как цена на золото упала ниже отметки $300. Одно из регулярных заседаний глав ЦБ Большой десятки (G-10) было посвящено обсуждению желания европейских членов сократить объем своих золотых резервов. Они понимали, что если они начнут продавать однвоременно, цена на золото может упасть еще ниже. Участники заседания решили кто и когда будет продавать. Вашингтон воздержался. Соглашение было возобновлено в 2014 году. В заявлении Европейский центральный банк заметил: «Золото остается важным элементом глобальных монетарных резервов».  

Тем временем у Пекина очевидно нет идеологических возражений относительно владения золотом. С 1980 до конца 2002 гг китайские власти владели 13 млн унций. Они увеличили свои резервы до 19 млн унций в декабре 2002 года и до 34 млн унций в апреле 2009 года. В конце 2013 года Китай являлся пятым крупнейшим в мире суверенным владельцем золота. Первое место занимали Соединённые Штаты (261 млн унций), Германия (109 млн унций), Италия (79 млн унций), и Франция (78 млн унций). У МВФ есть 90 млн унций.

Однако сколько бы золота Китай ни накапливал один вопрос остается нерешенным: как свободные, нерегулируемые рынки капитала могут сосуществовать с авторитарным режимом. Китай прошел долгий путь от первых инициатив китайского лидера Дэн Сяопина (Deng Xiaoping). Он приближается к достижению немыслимой цели - обогнать США по суммарному объему ВВП, даже если только по паритету покупательной способности. Но если посмотреть в будущее, то большие успехи последних лет станет все труднее поддерживать.

Таким образом кажется маловероятным, что в ближайшие годы Китаю удастся обогнать Соединенные Штаты на технологическом фронте, больше по политическим, чем по экономическим причинам. Культура с очень высокой степенью политического конформизма оставляет мало места для нетипичного мышления. Инновации по определению требуют ступить за пределы традиционного мышления, а это всегда сложно в обществе, запрещающем свободу слова и действия.

До настоящего момента Пекину удавалось поддерживать жизнеспособное и в основном политически стабильное общество, потому что в общем и целом политические ограничения однопартийного государства были нейтрализованы тем, что граждане видели в государстве силу, способную обеспечить экономический рост и материальное благополучие. Но в будущем добиваться этой цели будет сложнее, по мере замедления темпов роста в Китае и сокращения его конкурентных преимуществ.

Сcылка >>


Оцените статью