Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Как демократия породила институт центрального банка

Мировой кризис

08.08.2014 10:43  

Михаил Хазин

142

Народы Запада постепенно начинают осознавать, что картели центральных банков медленно высасывают их благосостояние. Но они пока еще не осознали, что все это стало возможным только благодаря тому, что мы называем демократией.

Источник

25.07.2014

Народы Запада постепенно начинают осознавать, что картели центральных банков медленно высасывают их благосостояние. Но они пока еще не осознали, что все это стало возможным только благодаря тому, что мы называем демократией.

Учитывая, что демократия в наши дни – это почти священная догма, можно понять, что людям требуется время для осознания этого факта. Тем не менее, существование института центрального банка и супер гигантских банков вообще было невозможно, пока на Западе не воцарилась демократия.

И вот почему:

До появления демократии монархи, бравшие взаймы, несли личную ответственность за свои кредиты. Как пишет Мейр Кон (Meir Kohn), член факультета экономики Дартмутского колледжа (Dartmouth University):

Долг правительства данной территории, по сути, являлся личным долгом государя: в случае его смерти, наследники не обязаны были его обслуживать; если он объявлял дефолт, то против него невозможно было найти управу в его собственных судах.

Иногда государи рассчитывались по кредитам, а иногда – нет. Например, в XIV столетии Перуцци (Peruzzi) были ведущим флорентийским банковским домом. Однажды они дали взаймы 400,000 золотых флоринов английскому королю Эдуарду III, которые он по ряду причин им не вернул. Это вызвало крах банка Перуцци в 1343 году.

Конечно, в случае смерти государя стороны быстро заключали соглашения, но у банкиров была слабая позиция. Им приходилось договариваться об условиях и обещать давать новые кредиты в будущем.

К тому же многие правители просто отказывались возвращать ранее взятые кредиты. Самым плодовитым из таких неплательщиков был испанский король Филипп II. Он отказывался платить по-крайней мере 12 раз.

Поэтому банки были сильно ограничены. Они разработали методы борьбы с суверенным дефолтами, но институт центрального банка в его сегодняшнем виде просто не мог существовать. Банкиры не осмеливались давать такие кредиты как сегодня.

Однако демократия решила для них эту проблему. В рамках демократического режима кредиты выдаются не конкретному человеку, а нации в целом. Все граждане и их дети несут ответственность за выплату кредита.

С появлением института демократии банкир, дающий взаймы правительству, получает требование на налоги подданных данной юрисдикции ... и это бессрочное требование.

Очень хитрый трюк: лицо, берущее взаймы, не несет почти никакой ответственности и может потратить все деньги, как ему вздумается. В тоже самое время миллионы людей, никогда не одобрявшие получение кредита и вероятно даже не знавшие о его получении, несут за него ответственность ... и передают ее своим детям.

Вот как на граждан можно навалить $18 трлн долгов. Этого не произошло бы без демократии.

Современная «Демократия»

Я не могу не подчеркнуть, что то, что мы называем демократией не имеет почти никакого отношения к демократии древних Афин. Я остановлюсь на этом более подробно в будущих выпусках Daily Dispatch, но очень важно понять, что демократия исчезла с лица земли в период с 300 года до РХ до 1800 года и по очень весомым причинам.

Строй, который мы называем «демократией», имеет три составляющие:

1. Избранные представители.

2. Серийное законотворчество (legislation)*.

3. Полиция.

* в интерпретации автора

Все это, и вездесущая бюрократия и является сердцем современного правящего режима, но они стали частью Западной цивилизации только в конце XVIII и начале XIX вв.

В европейских городах до 1800 года, конечно, были представители, но они были мало похожи на своих современных коллег. В основном они были бизнесменами, назначенными для надзора. Даже Парламент в основном состоял из знати (сначала только из знати), а не из представителей в современном смысле.

Серийное законотворчество было почти неизвестно до 1800 года. Например, когда в 1832 году умер английский философ Джереми Бентам (Jeremy Bentham), его почтительно называли «отцом современного законотворчества». До того времени законы просто являлись частью сводов, составленных для удобства. «Законом» назывались приговоры судей или процесс определения справедливости или несправедливости поступков.

Постоянная государственная полиция стала частью западной жизни только в начале XIX века. До этого иногда существовала городская стража, временные силы или даже частные стражники, но первый полицейский департамент, который бы мы узнали, был создан в Париже в 1800 году. В Лондоне полицейский департамент появился только в 1829 году.

Я закончу тремя цитатами о том, как демократия повлияла на западные народы:

Алвин Тоффлер (Alvin Toffler), так писал об этом в Третьей волне (The Third Wave):

Голосование стало массовым ритуалом успокоения .... Выборы символически заверяли граждан, что они все еще контролируют ситуацию....

Выборы выпускали пар из протестов снизу.

Алан Блум (Alan Bloom), в Закрытии американского ума (The Closing of the American Mind) написал:

Пресмыкательство перед власть имущими есть в каждом режиме, и особенно в условиях демократии, где, в отличие от тирании, общепринятый принцип легитимности разрушает внутреннюю волю к сопротивлению.

И Джон Кеннет Гэлбрайт (John

Kenneth Galbraith) так написал в Эпохе Неопределенности (The Age of Uncertainty):

Когда люди кладут свои бюллетени в ящики для голосования, они, тем самым, получают прививку от ощущения, что власть им не принадлежит. Затем они принимают то, что в какой-то мере, ее ошибки – это их ошибки, ее отклонения от нормы - это их отклонения от нормы, и любой бунт – это бунт против самих себя.

Сcылка >>


Оцените статью