Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Билл Баклер сравнивает сегодняшних политиков и банкиров с генералами Первой мировой войны

Мировой кризис

10.07.2014 12:50  

Михаил Хазин

129

Те, кто сегодня управляет большими инвестиционными банками и торговыми площадками, очень похожи на генералов по обе стороны конфликта в Первой мировой войне. Есть старая военная поговорка о том, что глупо вести «следующую» войну методами войны уже прошедшей. В наше время лучшей иллюстрацией истинности этой поговорки является то, что происходило на Западном фронте с 1914 по 1918 гг.

Источник

Те, кто сегодня управляет большими инвестиционными банками и торговыми площадками, очень  похожи на генералов по обе стороны конфликта в Первой мировой войне. Есть старая военная поговорка о том, что глупо вести «следующую» войну методами войны уже прошедшей. В наше время лучшей иллюстрацией истинности этой поговорки является то, что происходило на Западном фронте с 1914 по 1918 гг.

К 1914 году Европа уже в течение столетия жила без континентальной войны. Большинство генералов и подавляющее большинство их политических хозяев с обеих сторон не заметили, что в годы, прошедшие после битвы при Ватерлоо в 1815 году, произошло то, что по праву можно назвать величайшей технологической революцией в мировой истории. Обе стороны наблюдали Гражданскую войну в США 1861-65 гг., - войну, доказавшую без всяких сомнений, что лобовая атака на оборонительные позиции почти обречена на провал. Обе стороны полностью игнорировали этот урок. «Пушечное мясо» с обеих сторон заплатило за это ужасную цену.

Результатом такого упрямого невежества, многократно подсчитанным в учебниках истории, стала полная противоположность «блаженства». Это была массовая бойня. Когда задачу не удавалось решить с помощью атаки 50,000 человек, число атакующих увеличивалось до 100,000 и 250,000. Когда часа предварительного обстрела цели оказывалось недостаточно, он растягивался на все утро, а затем день, а затем и на большую часть недели. «Большие» батальоны становились все больше и Больше и БОЛЬШЕ. Становилось все больше траншей. Колючей проволоки. Жертв. Разрушений.  

Солдаты с обеих сторон на линии огня быстро поняли бесполезность того, что им было приказано сделать. Но у них не было никакого выхода. Они погибали миллионами, а  тем временем генералы и политики упорно старались заставить работать то, что работать просто не могло. Любое предложение об изменении тактики лобовой атаки встречало отчаянное сопротивление. В тех немногих случаях, когда такие изменения были испробованы как, например, в наступлении у Камбре с использованием танков и без предварительной артподготовки, они были внесены несмотря на протесты, а средства, предоставленные для этой атаки, были заранее недостаточны для выполнения такой задачи. Конец пришел, как это и должно было произойти, от истощения.

Четыре года ложных надежд

Первая мировая война продлилась 51 месяц, с августа 1914 до ноября 1918 года. Если мы вернемся на 51 месяц в прошлое, то окажемся в конце марта 2008 года - за шесть месяцев до удара Лиман. Можно задать вопрос: произошло ли с тех пор хоть КАКОЕ-ТО отклонение от  «одобренных» методов извлечения мира из финансового болота? Отличается ли хоть чем-то наше сегодняшнее поведение от усилий командования времен Первой мировой войны по выходу из военного болота той эпохи?  

Ответ совершенно очевиден. Таких отклонений НЕ было. Мы просто повторяем одно и то же, но в большем количестве. Когда $500 млрд годовых дефицитов оказалось недостаточно для решения задачи, их размер был увеличен до $1 трлн, а затем до почти $2 трлн. Когда самые низкие в ​​истории процентные ставки центральных банков не сработали, их вообще отменили. Когда не сработали существующие методы спасения несостоятельных банков, были изобретены новые методы во все большем количестве. Когда результаты неизбежной финансовой бойни стали слишком заметными и их уже нельзя было игнорировать, данные отчетности о них были сфальсифицированы или просто прекратилась их публикация.

С каждым новым годом с 2008 власть предержащие заявляли, что НА ЭТОТ РАЗ это «настоящее» восстановление. В марте 2012 года президент Франции Саркози (Sarkozy) объявил, что «Сегодня проблема решена», а глава МВФ Кристин Лагард (Christine Lagarde) провозгласила: «В воздухе экономическая весна». Чтобы не отстать, президент Обама говорил своим согражданам-американцам о том, что «восстановление ускоряется, Америка возвращается!». Та же песня звучала в 2009, 2010 и 2011 годах.

В Первую мировую войны ситуация была очень похожа, тогда контакт с РЕАЛЬНОСТЬЮ был также полностью потерян. Сегодня в мире осталось только ОДНО место, все еще цепляющееся за давнее и  упрямое невежество. Это финансовые рынки. Они ВСЕ ЕЩЕ верят во ВСЕ БОЛЬШИЕ батальоны.

Одно «хорошее» в большой войне:

«Большая» война становится почти исключительным центром внимания всех тех, кто ею занят, будь то на фронте или в  тылу. Невозможно сделать вид, что ничего не происходит и также невозможно скрыть разрушения, вызванные ею в жизнях и имуществе. Многие не возвращаются домой с БОЛЬШИХ войн, а выжившие остаются жить с настоящими и мучительными потерями. Война вызывает немедленное и очевидное разрушение. Его невозможно замести под ковер.

Сегодня мы переживаем финансовую катастрофу, которая по-настоящему более глобальна, чем любая мировая война. Нет линий окопов, разрушенных городов и деревень, списков погибших в газетах и похоронок. Резня реальна, но невидима. Не была потеряна ни одна жизнь. Но оказалось, что жить стало труднее и возможность опираться на плоды своих прошлых усилий для будущего комфорта и «безопасности» практически исчезла. Подавляющее большинство людей являются пушечным мясом в этой финансовой трагедии. Как и в траншеях Западного фронта, они уже давно осознали бесполезность действий своих «генералов». Они знают, что «рецессия» не закончена. Они начинают осознавать, что она не закончится, так как те же самые методы, что вызвали ее к жизни, используются для борьбы с ней. Но большинству некуда бежать, так как они привыкли получать приказы от «генералов».  

Выходя далеко за рамки мира политиков и банкиров, «маркет мейкеры» хотят вести эту новую финансовую войну методами старой. В Первую мировую войну генералы до конца придерживались постулата о том, что если ваша артиллерия производит достаточно шума, опасность нападения исчезнет. «Маркет мейкеры» считают, что если они заткнут себе уши достаточным количеством свежеотпечатанных денег, они не услышат как под ними разваливается  экономика. «Меньше Болтовни - больше Стимула?» Генералы Первой мировой войны очень хорошо бы поняли этот посыл. Он не сработал тогда. Он не будет работать и сейчас.

Сcылка >>


Оцените статью