Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Прямой разговор с Джеймсом Ховардом Канстлером: «Мир снова станет больше и круглее»

Мировой кризис

03.12.2013 13:34  

Михаил Хазин

128

Сегодня в рубрике «Прямой разговор» нам отвечает писатель и общественный деятель Джеймс Ховард Канслер. Среди его наиболее известных работ - книги «Долгое время невзгод», в которой он утверждает, что снижение объёмов добычи нефти приведёт к закату современного индустриального общества и заставит американцев вернуться к более мелким локальным, полу-аграрным сообществам; «Мир, сделанный вручную» и её продолжение «Хевронская ведьма». Все эти книги выпущены издательством The Atlantic Monthly Press. Он ведёт еженедельный блог и является лидером движения, известного как «новый урбанизм». Источник

Рубрика «Прямой разговор» отражает образ мыслей известных людей. Посетители PeakProsperity.com выражали своё желание лучше узнать взгляды этих людей. Читатели присылают свои вопросы, а наши гости со всей откровенностью отвечают. Комментарии и мнения, высказанные нашими гостями, являются их собственными.

Сегодня в рубрике «Прямой разговор» нам отвечает писатель и общественный деятель Джеймс Ховард Канслер (James Howard Kunstler). Среди его наиболее известных работ - книги «Долгое время невзгод» The Long Emergency, в которой он утверждает, что снижение объёмов добычи нефти приведёт к закату современного индустриального общества и заставит американцев вернуться к более мелким локальным, полу-аграрным сообществам; «Мир, сделанный вручную» World Made By Hand и её продолжение «Хевронская ведьма» The Witch of Hebron. Все эти книги выпущены издательством The Atlantic Monthly Press. Он ведёт еженедельный блог и является лидером движения, известного как новый урбанизм.

1. Когда обычные граждане США начнут осознавать опасности Нефтяного пика?

ДХК: Когда кризис, сравнимый с эмбарго со стороны стран ОПЕК 1973 года, с очередями на заправках и резким ростом цен, стукнет их по голове. На сегодняшний день огромным препятствием для способности широкой публики ясно мыслить является то, что я называю психологией прежних инвестиций. Под этим я подразумеваю в основном наши невозмещаемые затраты на атрибуты мещанства, в частности, меблировку и оборудование. Вот куда мы вкладываем так много наших «благ» в течение последних шестидесяти лет. Конечно, я рассматриваю это как трагически порочные инвестиции, поскольку блага ушли в жизнеустройство, которое не имеет будущего. Лопнувший пузырь жилищного рынка сильно усугубил проблему, потому что это обесценивание всего «воза». Но чистый остаток на сегодня состоит только в том, что в обществе больше напряжённости, в общественном сознании больше путаницы и разногласий, более статично коллективное воображение и больше политического шума - то есть больше препятствий для ясности мышления.

2. По-видимому, политическая воля для решения вопроса Нефтяного пика отсутствует. Что может нарушить баланс, прежде чем мы упрёмся в стену?

ДХК:

Американские лидеры в этих вопросах были ужасны - и не только в политике, но и в бизнесе, СМИ, образовании, экологическом сообществе, даже в духовенстве. Что касается политиков, надо полагать, возможные последствия пика добычи нефти слишком болезненны, чтобы их рассматривать. У них просто нет никакой выигрышной формулы. Они не будут этим заниматься.

Я убеждён, что Дик Чейни (Dick Cheney) и Джордж Буш (George Bush) были осведомлены о ситуации с нефтью, в частности, в связи с национальной обороной. В 2005 Роберт Хирш (Robert Hirsch) выступил с нашумевшим отчётом, составленным по заказу Министерства энергетики, но всё это было вскоре замято, поскольку сделанные в отчёте заключения были весьма жёсткими. Буш время от времени делал замечания о нашей «зависимости от иностранной нефти», но не решался произнести что-то большее, и он был орудием Большой Нефти, которая десять лет вела пиар-кампанию, отрицающую историю Большой Нефти. Во всяком случае, он не хотел прерывать питаемый кредитами баснословный бум тех лет, что предшествовали его последним месяцам пребывания у власти, когда ситуация начала заметно ухудшаться.

Что касается Обамы, тут, конечно, другая история. Он не мог быть настолько плохо информирован, чтобы ничего не знать о Нефтяном пике и его последствиях, особенно в отношении военных, выпустивших не один доклад за время его пребывания у власти. Так что я делаю вывод, что он миляга-прохвост. Однако я не сожалею, что голосовал за него, потому что Маккейн (McCain) был бы хуже, с его тесными связями с невменяемыми крайне правыми и его ядовитой аурой параноидной ирреальности.

Неясно, глупость ли не позволяет СМИ освещать весь спектр наших нефтяных проблем, или они просто купленные лакеи различных корпоративных кругов. Вероятно, и то и другое. Трудно понять, например, бессодержательность New York Times, а именно, её учёных комментаторов, Кругмана (Krugman), Фридмана (Friedman), Брукса (Brooks). Сообщения, непосредственно относящиеся к ситуации с нефтью, скудны и бессодержательны. То же относится к Wall Street Journal. Телевидение вещает на собственном идиотическом сточном канале, так что от него не приходится много ожидать.

Поскольку бизнес в Америке всё больше переходит в рэкет, в наши дни от этого сектора невозможно ожидать честности. Я имел возможность непосредственно наблюдать падение экологического сообщества. Два года подряд на экологическом форуме в Аспене я слушал восторги всего цвета Зелёного движения по поводу всех этих прекрасных «зелёных» дорог, по которым можно ездить машинах, не использующих бензин. Вы знаете, их основной предпосылкой, как у всех в этом сообществе, является то, что непрерывное вождение машины - это Богом данное право. Они были в техническом экстазе от электрических машин, био-дизелей и т. п. Они даже не упоминали пешеходные зоны и общественный транспорт. Они это даже не рассматривают. Я считаю их позицию крайне постыдной.

Духовенство - интересный случай. Примечательно, что возродившееся племя южан наиболее ревностно защищает обывателей - и всё им присущее, включая зависимость от машин и огромных объёмов импорта нефти из ненадёжных иностранных государств. Они объединяют мещанство с конституцией и Иисусом. Но на самом деле их верования столь бессвязны и нелепы, что могут просто отпугнуть образованных людей из других стран, которые видят, как мы себя ведём.

3. Если бы вы были президентом и имели полную свободу действий, каков бы был ваш энергетический план?

ДХК: Начал бы с публичного обсуждения продолжения программы атомной энергетики, чтобы оценить связанные с ней риски - но, откровенно говоря, альтернативы ей на ближайшие десять лет не видно. Может оказаться, что капиталов для осуществления такой программы недостаточно, либо наше общество может быть слишком дезорганизовано в ближайшие годы, чтобы её поддерживать, или мы можем решить, что риски того не стоят, но обсуждение должно начаться сейчас.

Направил бы крупные капитальные ресурсы на восстановление обычных пассажирских железных дорог в США, потому что коммерческая авиация, как нам известно, не просуществует ещё десять лет, также как Великолепный Автотранспорт, а это большая страна, размером с континент. Если не будет регулярного железнодорожного сообщения, мы не сможем никуда ездить. Надо просто отказаться от мечтаний о скоростных трассах и поездах на магнитной подвеске. Для этого у нас нет средств, и нам необходимо умерить свой технологический пыл. Но поверьте, через десять лет американцы будут безумно счастливы, если смогут доехать из Де Мойна в Чикаго со скоростью 130 км в час. За годы правления Обамы мы безрассудно разбазаривали свои истощающиеся ресурсы на строительство новых автотрасс. Это безумие должно прекратиться. Я бы также содействовал развитию общественного транспорта в меньшем, муниципальном масштабе, чтобы поставить его на регулярную основу.

Начал бы восстанавливать наши внутренние водные пути, чтобы мы могли перевозить больше товаров по стране на судах. В частности, я говорю о портовых сооружениях, которые в основном были разобраны, например, в Сент-Луисе, Цинциннати и в районе Великих озёр.

Особое внимание уделил бы пешеходным зонам. Я бы подготовил страну к возможности нормирования бензина, поскольку события могут в любой момент сделать положение критическим.

Начал бы закрывать многочисленные военные базы за рубежом, и прекратил бы проект государственного строительства в Афганистане, поскольку мы способны контролировать эту территорию или население только очень непродолжительное время.

Дал бы указание министру юстиции и генеральному прокурору США начать расследование в отношении Банка Америки, JP Morgan, Goldman Sachs и других крупных банков в связи с массовыми аферами и махинациями в жилищном кредитовании и конверсии кредитов в ценные бумаги - так как принцип верховенства закона требует, чтобы кто-то нёс ответственность за разрушение банковской системы.

4. Теперь возьмите свой хрустальный шар. Какой вы видите наиболее вероятный сценарий на мировом энергетическом рынке в ближайшие десятилетия?

ДХК: В моём понимании, позиция США будет весьма слабой. Мы импортируем примерно три четверти всей нефти, которую используем, и большая её часть приходит из очень рискованных мест. Идеи, которые вытекают из теории экспортных территорий Джеффа Брауна (Jeff Brown), заключаются в том, что объёмы экспорта нефти несомненно будут резко сокращаться, и уже скоро. Задолго до этого экспортирующим странам придётся задаться вопросом, не должны ли они придержать часть нефти для собственного народа.

Тем временем Китай вовсю тратит свои валютные резервы на нефтяные контракты для «привилегированного клиента», в определённой степени монополизируя этот рынок. Я думаю, это вызовет конфликт между ними и нами. Мы даже можем вспомнить доктрину Монро по поводу закупок Китаем канадской нефти.

Также наблюдается обратная связь между снижением спроса и последующим снижением предложения, поскольку нефтяная отрасль начинает испытывать сильную нехватку капитала для создания нового производства, компенсирующего мировой дефицит. Это резко взвинтит цены на нефть, что столкнёт всю нефтяную отрасль, производство и рынки, в роковую нестабильность. Рассказ Николь Фосс (Nicole Foss) об этой динамике прекрасно освещает этот вопрос.

Перспектива серьёзных геополитических бедствий, конечно, огромна, и подразумевает войну в той или иной форме - и понятно, что это будет война за истощающиеся ресурсы. Также невозможно переоценить возможность беспорядков на Ближнем Востоке. Королю Саудовской Аравии сейчас больше 80 лет, его наследник также стар и болен. Могу предположить, что мы можем увидеть восстание шиитов на западном окаймлении Персидского залива (то есть на арабской стороне), которые могут привести к отстранению Саудовской королевской семьи и разжечь крупную схватку во всём регионе.

Сейчас в США много шумихи вокруг сланцевого газа, но я думаю, что мы будем разочарованы, поскольку это требует постоянных гигантских капиталовложений, а дефицит капитала будет нарастать. Не говоря уже о других проблемах, связанных с гидроразрывом пластов, в частности, крайней загрязнённости грунтовых вод и раковых заболеваниях.

Итог: через десять лет или раньше США будут испытывать нехватку ресурсов энергии, и вероятно, так или иначе пострадают от этого.

5. Экономика в хаосе. Каков наилучший возможный исход и как он может быть получен?

ДХК: Наилучшим выходом был бы мирный переход к более низкому уровню активности - весь комплекс мер по сокращению масштабов производства и потребления и ре-локализации. Трудно представить себе плавный переход к этому.

Это будет очень болезненно, потому что мы говорили о ликвидации и сокращении объёмов заимствований за рамки уровней Великой депрессии. Нам придётся принять клиринг ошибочных инвестиций. К сожалению, это не только «токсичные» бумаги от огромных махинаций и афер Уолл-стрит, но также большая часть инфраструктуры и самого мещанского образа жизни. Этот уровень жизни сейчас снижается, даже несмотря на старания правительства поддерживать цены на жильё, скрывая убытки в коммерческой недвижимости. Это огромный и хаотичный процесс и трудно представить его без сопутствующей значительной политической сумятицы, включая возможный распад США на меньшие автономные регионы.

Нас ожидает институциональный крах невиданного уровня: потеря пенсий и социальных пособий, крах банков и страховых компаний, беспорядок в системе здравоохранения и во всей системе социальной защиты... прочее просто исчезает. Это всеобъемлющий экономический крах в масштабе даже большем, чем распад Советского Союза, где, как нам рассказывал Дмитрий Орлов (Dmitry Orlov), по крайней мере люди могли оставаться в своих домах и перемещаться на общественном транспорте, когда всё остальное разрушалось. Одним из сильно беспокоящих итогов является авторитарное правительство США. В личиночной стадии это можно наблюдать уже сейчас, когда упаковщики чая, теократическое правое крыло и республиканская партия сделали себя заложниками Общества Джона Берча (John Birch Society). Но более вероятно, по-моему, что федеральное правительство станет бессильным и бесполезным, и следовательно, неспособным проводить политику «южно-кукурузных наци», даже если такие персонажи получат бразды правления.

В любом случае Америке придётся воспроизводить крупные части своей экономики в меньшем масштабе: сельское хозяйство, торговля, транспорт, образование, банки и прочее. Этот переход будет происходить естественным путём (если мы не отправим себя на тот свет) - но неизвестно, сколько времени займёт этот процесс. Мы знаем, что Западная Европа после падения Рима почти тысячу лет переживала относительно трудные времена. Я бы добавил, что общества по сути являются развивающимися организмами, и что эта экономическое переустройство будет новым явлением - не таким, которому требуется централизованное планирование и тому подобное.

Одним побочным эффектом всего этого будет «тайм-аут» для технологических инноваций, разрушающих экосистему планеты Земля, нашего единственного дома. Человеческому роду необходима передышка от всех этих техногенных бед, время на осмысление сделанного и своего отношения к этому. Я даже не знаю наверняка, будет ли это передышкой или завершением технологической эры, и не уверен, что в данный момент это нужно знать.

6. Какие шаги вы сейчас предпринимаете для подготовки времени «после пика»? Что вы советуете тем, кто просто хотел бы защитить покупательную способность своего состояния?
ДХК: Ну, в свои 62 я уже пережил Бейба Рута (Babe Ruth), Моцарта (Mozart), Эйба Линкольна (Abe Lincoln) и Джорджа Гершвина (George Gershwin), так что это просто подарок. Но я делаю всё для поддержания хорошего здоровья. Я ем в основном растительную пищу, как сказал бы Макл Поллан (Michael Pollan). Делаю много физических упражнений. Веду содержательную повседневную жизнь. Регулярно посещаю дантиста. Я принял основное решение о месте жительства более тридцати лет назад, когда поселился в обычном маленьком городке в северной части штата Нью-Йорк. Сейчас вкладываю свои излишки в физическое золото, в фонд Sprott Physical, австралийские и канадские краткосрочные облигации (эквивалентные наличным) и в добычу калия. Я снимаю жильё, бойкотируя жилищный пузырь. Я приобрёл разрешение штата Нью-Йорк на владение пистолетом (это не так уж просто). У меня припрятано несколько бочонков коричневого риса, чечевицы, порошка карри и т. д. Увы, двадцать лет назад у меня не было капитала, чтобы держать сорок акров земли и мула - но это неплохая идея для других.

7. Можете ли вы сказать (на основе обзора аудитории вашего сайта или продаж вашей книги, или по другим данным), в каких частях страны и населения ваши наставления наиболее популярны?

ДХК: Единственный показатель для меня - размер и настроения аудитории. Тихоокеанский Северо-Запад всегда реагирует очень живо. Послушать меня приходят люди умные, знающие и заинтересованные. В Южной Калифорнии я, похоже, никому не известен. На Среднем Западе одни его части, например, Висконсин и Миннесота, кажется, собираются организовывать другую экономику, но другие части (сельский Иллинойс, Индиана, Огайо) - сущая территория зомби. Нью-Йорк сити и Вашингтон живут в выдуманном мире пузырей. Сельская часть Новой Англии хорошо осведомлена о Нефтяном пике, хотя агломерация Бостон-Кембридж захвачена технологическими восторгами, вероятно, вследствие грандиозной техно культуры Массачусетского технологического института. Зловещее влияние Гарварда проявляется в городской архитектуре, где довлеет нарциссический карьеризм, а не стремление к воссозданию человеческой среды обитания. Диксиленд безнадёжен, с их приверженностью к повторам старого и с их демографическими невзгодами (в частности, «Cracker Culture», воспевающий невежество и насилие). За продажами своей книги не слежу, честно говоря, а об активности интернет-пользователей больше знает менеджер моего сайта.

8. Вы обращаетесь ко многим аудиториям и группам. Что меняется с годами, и есть ли что-то обнадёживающее для вас в этих тенденциях?

ДХК: Должен сказать, что почти ничего не изменилось в обществе, за исключением, может быть, уровня тревоги и отчаяния для отдельных граждан, в связи с личными невзгодами - потерей работы, долгами, изъятием домов за неуплату ипотеки, распадом семьи, последствиями экономического кризиса. Между тем отвлекают от всех этих невзгод всё более тупые шоу - «Танцы со звёздами» с Бристоль Палин (Bristol Palin), может ли что-нибудь быть хуже? Мистер Обама, за которого я голосовал, не сделал ничего для решения наших энергетических проблем, и подписанный им закон о финансовом регулировании в 2,200 страниц слабо влияет на решение проблем финансового капитала - так что через восемь месяцев после введения закона о финансовом регулировании мы вошли в новую фазу банковского кризиса. Мы по-прежнему бредём в будущее как лунатики.

9. Представляется неизбежным, что пригороды (на расстоянии 100 км) и такие места, как Лос-Анджелес, сильно пострадают при будущем Нефтяном пике. Думаете ли вы, что какие-то регионы будут в лучшем положении в сравнении с другими?

ДХК: Это выглядит очевидным. Например, сравните Феникс в штате Аризона и Портланд в штате Орегон. Ещё несколько лет, и Феникс пропал. Там невозможно выращивать ничего питательного без затратной героической ирригации. Там проблемы с водой. Они рабы своих автомобилей. Там даже бродягам нужен кондиционированный воздух, чтобы выживать. Вполне безнадёжное место. А вот Портланд превратился в один из лучших пешеходных городов в США, а долина реки Вилламет - один из самых продуктивных сельскохозяйственных регионов в мире. Там люди будут жить и даже процветать. Также думаю, что недооценен сегодня район Великих Озёр. Там много хороших плодородных земель, рядом с самым большим в мире внутренним морем - этакое пресное Средиземное море. Я пессимистически воспринимаю Диксиленд, считаю, что он будет склонен к насилию и политическим беспорядкам. В долгосрочной перспективе, я думаю, он станет тем, чем был до Второй мировой войны: аграрным захолустьем. Но на самом деле во всей стране люди будут испытывать проблемы «долгой эпохи невзгод».

10. Какой ещё вопрос не был охвачен? Каков ваш ответ?

ДХК: Будет ли в мире доминировать Китай в XXI веке? Так думают многие. Я в этом не так уж уверен. У них проблемы более крупного масштаба, чем наши. Это чрезмерный рост населения, сокращающиеся резервы пресной воды, промышленное загрязнение окружающей среды, относительно немного собственной нефти, и легитимность власти. Они станут чистыми импортёрами продовольствия.

Мы смотрим на них и их последние достижения с трепетом - они проделали огромный путь за тридцать лет, когда большинство китайцев жили как в двенадцатом веке. Но они попали на индустриальное празднество очень поздно. Они иногда делают глупый выбор - например, пытаются пересадить сразу весь средний класс в несущиеся по автострадам автомобили, возводят тысячи небоскрёбов. Их банковская система, возможно, более коррумпирована и неэффективна, чем наша, поскольку ею управляет государство, с очень малой прозрачностью кредитования. Я появился на свет в эпоху бэби-бума и помню китайский психоз 1960-х, когда страна сходила с ума при правлении старого, немощного, параноидного Мао Цзэ-Дуна, то есть, они способны сильно выходить за рамки в условиях стресса. В наши дни они загребают ресурсы, используя накопленные валютные резервы. Когда-нибудь в будущем - скажем, если рухнет глобальная банковская система и их валютные резервы обесценятся - интересно, не начнут ли они военный поход за ресурсами, и как будет мир на это реагировать.

В любом случае, я не согласен с представлением Тома Фридмана (Tom Friedman) о том, что мир стал однородным. Мы обнаружим - сюрприз! - что глобальная экономика представляла собой совокупность переходных экономических отношений, которые были возможны только благодаря пятидесяти годам дешёвой энергии и относительному миру между народами. В перспективе, думаю, крупные страны отступят в свои уголки мира. Я не говорю, что международная торговля исчезнет, но она будет совсем не похожа на конвейер из Китая в Волмарт, к которому мы привыкли за последние десятилетия. И вероятность конфликта очень высока.

Сcылка >>


Оцените статью