Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Обзор внешнеполитической ситуации России

Мировой кризис

09.08.2016 05:17

148

В итоговой декларации саммита в Варшаве указывается, что НАТО столкнулась с беспрецедентными вызовами безопасности, среди которых терроризм, действия России (особенно на Украине), подрывающие базовый порядок в Европе, а также нестабильность на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Лидеры 28 стран-членов НАТО убеждены, что Россия превратилась в главную угрозу для Европы. Они призвали Москву к «серьёзному диалогу», что необходимо для прояснения позиций и «минимизации риска военных инцидентов» путём взаимной прозрачности. НАТО уверяет, что будет стремиться к «конструктивному сотрудничеству с Россией, если действия Москвы позволят это сделать». Однако рамки политики «сотрудничества» ограничены практикой военного «сдерживания», которая является основным элементом в стратегии североатлантического блока.

Россия, разумеется, отрицает наличие оснований под усилиями НАТО сконцентрироваться на сдерживании «несуществующей угрозы с Востока». Москва уверяет, что не представляет угрозы ни для одной страны мира, а саммит в Варшаве считает наглядной иллюстрацией отрыва политики блока от насущных потребностей по защите и обеспечению безопасности граждан государств-членов НАТО. По мнению Москвы, Запад, сосредоточившись на борьбе с фантастической опасностью и «демонизируя» Россию, пренебрегает объективными интересами поддержания мира и стабильности в Европе, необходимостью объединения усилий с РФ для противодействия терроризму, бросающему всему современному миропорядку реальные, а не надуманные вызовы.

Впрочем, в конце концов, Москва косвенно признала, что НАТО очень похожа на главного противника России. В российском МИДе утверждают, что НАТО не случайно хочет сдерживать Россию и объявляет её главной угрозой Европе и НАТО, а не международный терроризм. Главное - в прямой заинтересованности Альянса отвлечь внимание общества от деструктивной роли самой организации и ее отдельных союзников в провоцировании кризисов и поддержании очагов напряжённости в различных регионах мира (М.Захарова).

В конечном итоге, доказывают российские дипломаты, Россия, занимая настолько беспристрастную и возвышенную позицию, что готова объединить усилия для борьбы с терроризмом даже с такой сомнительной международной организацией, как НАТО, не упускает из виду, что Альянс сам и создаёт условия для процветания международного терроризма и нагнетания военной угрозы всему человечеству. Иначе говоря, он очень похож на главную угрозу для РФ. Дополнительным аргументом для подтверждения российской позиции стал затем теракт во французской Ницце, явившийся также поводом для необычного шага – публичного обращения В.Путина к Ф.Олланду и французскому народу. 

Впрочем, на Западе проигнорировали особенности логики Кремля, утверждающего, что он готов дружить с таким противником, как Североатлантический альянс, чтобы вместе с ним бороться с ещё более страшным врагом, международным терроризмом, возникшим благодаря деструктивной роли самого Альянса, и попытались как можно заметнее (насколько позволяла сложившаяся ситуация) изменить «существующий баланс сил».

Во-первых, как мы уже говорили ранее, перед саммитом госсекретарь США Дж.Керри побывал в Грузии и Украине. В Тбилиси были подписаны документы о стратегическом партнёрстве между двумя странами, практически открывающие для Грузии весь спектр сотрудничества с США, включая размещение там американских военных, не говоря уже о предоставлении необходимого вооружения. Приобретя статус стратегического партнёра США, Грузия получила возможность ускоренного оформления членства в НАТО - необходимо лишь собрать подписи всех членов организации, тем более что Вашингтон подтвердил успешный переход грузинской армии на стандарты НАТО.

В Киеве Дж.Керри на встрече с председателем Верховной Рады Украины А.Парубием перед саммитом НАТО сообщил, что пять стран из этого блока готовятся к поставкам на Украину летального оружия[1]. Кроме того, он познакомил украинское руководство с тактическими играми, ведущимися США и их союзниками против Москвы. Судя по некоторым намёкам украинских политиков, Дж.Керри призвал П.Порошенко не придавать серьёзного значения заявлениям некоторых европейских политиков о необходимости ослабления санкционного давления на Москву. Интрига в таких заявлениях и парламентских резолюциях о снятии санкций с России (Кипр, Италия) состоит якобы в том, что в руках Вашингтона европейские «союзники» В.Путина играют роль «щупальцев». Они, мол, позволяют диагностировать психологическое состояние Кремля - чем больше его готовность «покупать» такие заявления и резолюции, тем депрессивнее состояние кремлёвской команды, тем хуже обстоят дела во внутренней и внешней политике России. Никакого реального значения эти «заказные» декларации, нужные Кремлю, чтобы дать российским СМИ возможность информировать свою аудиторию о растущем влиянии лидера на международную жизнь, не имеют, и выполнять их просто некому.

Во-вторых, перед открытием саммита, утром 8 июля президент США Б.Обама и руководители Евросоюза (председатель Еврокомиссии Ж.-К.Юнкер и глава Европейского совета Д.Туск) согласовали свою позицию в отношении санкций против России. В частности, они подтвердили необходимость их сохранения «до тех пор, пока продолжаются нарушения территориальной целостности и суверенитета Украины», а Россия не выполняет свои обязательства, вытекающие из Минского процесса.

В-третьих, сорвались планы устроить перед саммитом встречу НАТО-РФ. Эта встреча состоялась уже после саммита (13 июля), когда все решения программного характера были приняты, и повлиять на позицию Альянса Москва уже не могла, а намерения союзников превратились в императивы. Российский представитель при НАТО предупредил, что на заседании двухстороннего совета 13 июля будут обсуждаться решения саммита, однако, Брюссель сразу же ответил ему, что, с процессуальной точки зрения, оспорить эти решения невозможно.

Первый день работы саммита был посвящён, прежде всего, обсуждению стратегических изменений в подходах НАТО к отношениям с Россией, смещению фокуса с сотрудничества с РФ к политике её сдерживания, а также вопросам обороны Польши и прибалтийских республик. Там будут размещены на постоянной основе четыре многонациональных батальона, которые будут базироваться в каждой из стран. Это давно анонсирующееся решение является, конечно, не военным (четыре батальона нельзя считать реальной силой, способной сдерживать угрозу). Зато это решение посылает России чёткие политические сигналы.

По мнению российских аналитиков, данное решение нацелено и на создание инфраструктуры для сухопутной блокады Калининградской области, тем более что Запад дал понять, что может увеличить свой силовой кулак. На брифинге в Варшаве заместитель советника президента США по национальной безопасности Б.Родс заявил, что в случае, если Россия продолжит демонстрировать напористость, НАТО ответит на это увеличением присутствия своего военного контингента в странах Восточной Европы. Более того, посол США в НАТО Д.Лют пошёл ещё дальше, обозначив позицию «ограниченного суверенитета» РФ над этой областью. Он предупредил, что, если Россия активирует свои сетевые средства ПВО дальнего действия в Калининградской области, это будет воспринято в качестве «акта агрессии». В то же время генсек НАТО Й.Столтенберг объявил, что система противоракетной обороны НАТО вышла на уровень боевой готовности. Он сообщил, что корабли США в Испании, перехватчики в Румынии и радиолокационные системы в Турции теперь работают как одна слаженная система. Судя по этим заявлениям, Вашингтон намерен специально провоцировать Россию на «агрессивное и беспардонное поведение» угрозами, которые вызывают у российского руководства вполне прогнозируемое желание «ударить первым».

Юго-восточное направление военной политики блока пока, в отличие от северо-восточного, привлекло не столь значительную порцию внимания натовских стратегов, но черновая проработка комплекса действий Альянса ведётся и на этом направлении. В частности, намечено обсуждение присутствия Альянса в воздушном и морском пространствах Чёрного моря. Свои предложения по этому вопросу министры обороны стран-членов НАТО представят на встрече в октябре. Согласовано создание румыно-болгарской бригады с целью усиления присутствия сил НАТО на юго-востоке континента. Румыния предложила построить учебный центр, который при необходимости может стать опорной точкой для развёртывания сил быстрого реагирования НАТО. Обратили на себя внимание заявления турецкого президента Р.Эрдогана, вновь выразившего солидарность с Украиной, непризнание «аннексии» Крыма и возмущение в связи с нарушениями прав крымских татар. Некоторые источники сообщают, что на саммите он был настроен очень решительно и отвергает любые намёки на то, что сожалеет о решении сбить российский самолёт, утверждая, что не видит никакого изменения позиции Турции. Кроме того, Турция не изменила своего подхода к сирийскому конфликту, выразив готовность к сотрудничеству с Сирией, но только после ухода Б.Асада.

Поведение Р.Эрдогана дало основания предполагать, что между Россией и Турцией подписан не прочный мир, а хрупкое перемирие, что и подтвердилось[2]. Более того, нежелание России торопиться в отношениях с этой страной быстро нашло свое подтверждение в попытке военного переворота в Турции, вызванного известным конфликтом между главой государства и представителями армии.

В рамках саммита обсуждался и вопрос о членстве в НАТО Украины, адвокатом которой в этом вопросе стала Польша, заявившая о росте среди членов НАТО готовности принять Украину в ряды Альянса. Глава МИД Польши В.Ващаковский заявил, что НАТО ведёт политику открытых дверей, становясь от этого лишь сильнее.

На саммите сделан ещё один шаг по укреплению интеграционных связей Украины с НАТО и ЕС - был расширен формат Вышеградской четвёрки, в которую вошли Украина и Румыния. Их вхождение, видимо, укрепит позиции Польши в этом формате, где Варшава является проводником проамериканского курса. В СМИ сообщалось, что Вышеградская группа намерена сформировать межпарламентскую ассамблею в формате четырёх стран Вышеградской группы (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия) и ещё двух соседних стран Карпатского региона - Румынии и Украины, образовав региональный военно-политический союз, которому, скорее всего, будет придана антироссийская направленность.

Москва сразу же начала посылать предупреждения о том, что она не оставит без ответа решения НАТО. Директор Московского центра Карнеги Д.Тренин, комментируя решение о размещении на северо-восточном фланге НАТО четырёх батальонов, пообещал, что Россия, в свою очередь, разместит в Западном военном округе соединения своих вооружённых сил. Реакция не заставила себя ждать - уже 10 июля к границам Латвии приблизился бомбардировщик Ил-22, принадлежащий ВС РФ, который был обнаружен истребителями патрульной полиции НАТО, сопроводившими его к воздушным границам России, а МИД РФ написал жёсткие комментарии к итогам саммита, озвученные М.Захаровой. Она намекнула на высокую вероятность нарастания конфронтации в отношениях между РФ и НАТО - РФ, по словам М.Захаровой, ожидает в ходе очередного заседания Совета Россия-НАТО на уровне постоянных представителей подробных разъяснений от представителей альянса о натовских «усилениях по всем азимутам».

Учитывая и позицию России, поиски общего языка на сегодняшнем этапе конфронтации едва ли окажутся результативными. 13 июля состоялся Совет Россия-НАТО, по итогам которого было констатировано, что никакого прорыва в отношениях не произошло. Все осталось по-прежнему, за исключением технического вопроса о включении траспондеров на российских военных самолётах, который НАТО даже не приветствовала, а обещала изучить. Инициатива В.Путина, поданная у нас как эпохальная, эффекта на НАТОвцев не произвела. Вряд ли прорыв произойдёт и после встречи Дж.Керри с С.Лавровым и В.Путиным, хотя само ее проведение свидетельствовало о попытках сторон найти точки соприкосновения и отвлечься от пропагандистских усилий, направленных друг против друга.

Второй день саммита был практически полностью посвящён Украине,[3] где, по данным социологических исследований Фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива и социологической службы Центра Разумкова 78% граждан поддержали бы вступление Украины в Североатлантический союз. Следует отметить прошедшее 9 июля заседание комиссии НАТО-Украина, на котором, помимо обнадёжившего Киев политического заявления, был принят обширный пакет помощи Украине, касающийся 40 различных направлений. Основной целью принятия этого пакета является не абстрактное «усиление эффективности обороны Украины и деятельности её органов безопасности», как отмечается в большинстве пресс-релизов, а организация скорейшего перехода украинской армии на стандарты Альянса [4].

Эксперты отмечают, что несколько лет назад такой же пакет помощи от НАТО получила Грузия,[5] которая уже реализовала его и готова к вступлению в члены НАТО. Украина должна пройти по тому же пути, но гораздо быстрее. В 118 пункте Декларации саммита говорится о дальнейшем участии украинских военнослужащих в операциях, которые проводятся под эгидой Альянса. Кроме этого запланировано формирование польско-литовско-украинской бригады, в которой стандарты НАТО будут передаваться украинцам в виде «живых образцов».

Сразу же после заседания комиссии НАТО-Украина начались переговоры в формате G5+Украина (Б.Обама, Д.Кэмерон, А.Меркель, Ф.Олланд, М.Ренци плюс П.Порошенко). Согласно довольно скудной и противоречивой информации, это означает, что в Минский процесс уже официально вошли США, Великобритания и Италия. Приглашение в G5+Украина Италии имеет смысл с той точки зрения, что Россия очень надеется на Италию, периодически совершающую какие-то шаги, которые объявляются российскими СМИ свидетельством брешей в европейской позиции. Включение Италии в «пятёрку», ставящую целью принудить Россию выполнить Минские соглашения, делает эти надежды призрачными - вбить клин в европейскую позицию теперь будет труднее. Россию же, которая полностью отрицает свою причастность к ситуации в Донбассе, в «Варшавскую шестёрку» не пригласили.

Эта встреча фактически положила начало процессу Минск-3, который будут сопровождать дипломатическими и военными мерами стран G-5. Они настаивают на строгом исполнении неких 11 пунктов, о которых, согласно украинским источникам, договорились помощник госсекретаря США В.Нуланд и помощник президента РФ В.Сурков во время последнего визита В.Нуланд в Москву - принуждение России к выполнению Минских договорённостей в их американском и украинском понимании. Согласно этому пониманию, якобы предполагаются ввод миротворческого контингента ОБСЕ, обеспечение доступа Украине и ОБСЕ к границе, передача под охрану миротворцев вооружения, выборы по украинскому законодательству и только затем – амнистия

[6]. Никаких консультаций с ДНР и ЛНР относительно данного закона не предвидится, как и изменений в Конституции Украины по согласованию с ДНР и ЛНР. Россия также будет полностью отстранена от разработки «дорожной карты», которую доведут до российского руководства по факту и потребуют неуклонного соблюдения. В случае если Кремль рискнёт начать затягивать процесс умиротворения и попытается играть в свои игры, к нему будут применяться дополнительные санкционные меры.

Однако, возможно, что разговоры о формате «G5+Украина» являются «уткой», призванной в том числе поднять рейтинг президента Украины, находящийся на исторических минимумах. Сомневаться в реальности этих сообщений приходится уже по той причине, что достоверно известно, что руководители НАТО убеждали П.Порошенко пойти на политическую уступку, которой является предоставление большей автономии Восточной Украине. Кроме того, лидеры стран НАТО обсуждали вопрос о том, как помочь мирному процессу в рамках Минска-2, добиться прекращения огня и уменьшения числа жертв на Украине.

НАТО в итоговой декларации саммита в Варшаве упомянула Украину в 12 пунктах из 139, сделав акцент на дальнейшем углублении сотрудничества. Украинские политики считают ключевым, с точки зрения оценки событий на Украине, п.10 Декларации, где Россия обвиняется в «незаконной аннексии Крыма», которую Альянс «не признает, и не собирается признавать», а также в сознательной дестабилизации ситуации на востоке Украины. Страны НАТО сообщили в пункте 16 также о том, что они твердо поддерживают суверенитет Украины, её территориальную целостность в рамках международно-признанных границ и право без влияния извне решать своё будущее и выбирать внешнеполитический курс. Россия же «решительно» осуждается за «агрессивные действия против Украины, которые имеют серьезные последствия для стабильности и безопасности всего евроатлантического региона». При этом в НАТО поддерживают мирное разрешение конфликта в Донбассе в рамках Минских соглашений, которое включает реинтеграцию Донецкой и Луганской области.

Тем временем выясняется, что ситуация с санкциями начинает приобретать для России необратимый характер - комитет по международным делам палаты представителей Конгресса США одобрил законопроект, который ужесточает санкционную политику в отношении России и не допускает снятие ограничений с Москвы в случае сохранения нынешнего статуса Крыма. Акт о стабильности и демократии для Украины, который представлен в комитет в апреле этого года, был принят большинством членов комитета Палаты представителей Конгресса 14 июля. Как сообщил его автор Э.Энгел, законопроект направлен на поддержку права Украины на самооборону и должен способствовать возвращению ей Крыма. По словам конгрессмена, Соединённые Штаты должны относиться к Крыму так же, как к Эстонии, Латвии и Литве, чьё присоединение к СССР в 1940 году Вашингтон не признавал в течение 50 лет. В соответствии с текстом законопроекта, санкции в отношении России не должны быть смягчены вплоть до выполнения Москвой своих обязательств в соответствии с минскими договорённостями и восстановления суверенитета Украины над Крымом. Также в документе прописано требование регулярно сообщать о банках, которые «незаконно» контролируют украинские активы. Речь, в частности, идет о российских банках на территории Крыма. Документ предусматривает введение ограничений на покупку Россией военного оборудования или технологий у союзников по НАТО и т.д.


[1]              Кроме того, Канада и Украина готовятся подписать соглашение о сотрудничестве в области обороны. Оно позволит осуществлять передачу канадского оружия Киеву.

[2]              Договорённости о возобновлении чартерных рейсов между Россией и Турцией с 7 июля были спущены на тормозах. Официальные правительственные лица объясняют это тем, что турки не предоставили России гарантии безопасности пребывания российских граждан. Вслед за силовиками жёсткую позицию занял Минсельхоз, глава которого заявил, что Россия не планирует отменять и продуктовое эмбарго в отношении Турции.

[3]              В этот же день варшавский саммит Североатлантического альянса единогласно принял итоговую Декларацию, в которой, в частности, установлена политика альянса в отношениях с РФ. В тексте Декларации выражается готовность продолжать диалог с РФ с целью «избежания недоразумений» - прежде всего, по кризисной ситуации на Украине и вокруг неё. За Советом НАТО-Россия остаётся роль основного канала политической коммуникации. Также отмечается, что альянс решил сохранить военные линии коммуникации, призвав Россию «использовать эти линии связи», иначе говоря, сообщать НАТО о запланированных военных учениях.

[4]              Об этом говорится в п. 117 Декларации варшавского саммита, где дальнейшее углубление сотрудничества между Украиной и Альянсом связывается с переходом украинской армии на стандарты НАТО,

[5]              Пакет состоит из шести целевых фондов: 1. Командование, управление, связь и компьютеры. 2. Логистика и стандартизация. 3. Кибероборона. 4. Управление персоналом. 5. Медицинская реабилитация. 6. Разминирование. Хотя, по словам Й.Столтенберга, вопрос членства Украины в НАТО пока не стоит на повестке дня, стремление помочь ей «соответствовать стандартам НАТО» ясно говорит, что «процесс пошёл».

[6]              Украинские «хотелки» (трудно предположить, что всё это соответствует реальному содержанию договорённостей в «новом формате», да и неизвестно точно, создан ли он вообще) предполагают также создание «дорожной карты по имплементации Минских договорённостей», включающей в себя следующее:

                1. Развод украинских и ДЛНР-ских войск на большее расстояние (пока под вопросом).

                2. Складирование тяжёлого вооружения ДЛНР в определённых местах под контролем «вооружённых лёгким стрелковым оружием» участников миссии ОБСЕ.

                3. Передача границы под контроль ОБСЕ.

                4. Создание «электоральной» (следящей за выборами) полиции ОБСЕ (под вопросом).

                5. Местные выборы в Донбассе по законам Украины.


Оцените статью