Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Белгород в огне

Мировой кризис

05.07.2016 17:02  

233

Нудновато, но рекомендую почитать всем, кто считает, что "все хорошо, прекрасная маркиза"

Хорошая иллюстрация реальных проблем российского бизнеса и судебной системы. И это не исключения - это система. Таких историй тысячи - по всем регионам. Спайка чиновников, судов и правоохранительных органов (составляющая суть путинской вертикали власти) превращает бизнесмена в бесправную дойную корову, которую и прирезать не жалко.

А многие еще удивляются - почему у нас экономика не растет. Люди элементарно боятся вкладываться.

Слова «скандал» и «Белгородская область» в глазах рядового россиянина как-то не вяжутся. Действительно, об этом писать не принято. Только хорошее, только достижения, только позитивно-праздничное. Такова установка, по которой вынуждены работать местные СМИ. Скандалы и даже преступления, тем более с участием чиновников или депутатов – не тема для них. Табу, запретная зона. Хотя сюжетов здесь - десятки, а может, и сотни.

Проскурин, Вакуленко и другие

Если на твой бизнес положили глаз белгородские чиновники, очень важные или просто близкие им люди – тебе не жить. Это правило очень хорошо прочувствовал на своей шкуре фермер из Борисовского района Валерий Вакуленко. Экс-замгубернатора, а ныне зампредседателя Белгородской облдумы Владимир Зотов, по сути, отобрал у него прибыльное хозяйство, а самого Вакуленко на десять месяцев упекли за решетку. Кому-то везет больше – его собственность отнимают с помощью поддельных документов, а белгородские правоохранители (видимо, не без кивка со стороны администрации) в лице прокуратуры и полиции прикрывают эти махинации. Так было, например, с Людмилой Подчасовой, которая борется за возврат незаконно отнятых у крестьян земельных участков. А отняли их в пользу группы «Русагро» Вадима Мошковича… Или история с обманутыми пайщиками МИПК «Российская недвижимость»… Мы обязательно посвятим этим историям отдельные рассказы, но чуть позже.

А пока вернемся к делам, над которыми удалось приподнять заговор молчания. Вот ситуация другого рода. Вариант, так сказать, топорный. Прикрываясь своими связями в уголовном мире, полиции и области (интересно, что все они – в одной связке) рейдеры-бандиты хотели подставить под контроль бизнес белгородско-орловской компании «Орловский элеватор».

Уроженец города Губкин Руслан Проскурин едва не стал жертвой бандитов, нанятых с целью запугать его, завладеть его имуществом, деньгами, а в последующей и предприятием, директором которого он являлся. Его похищают(!) во время отдыха в Абхазии представители белгородской ОПГ («Кольбоновские»), которые с помощью физического воздействия «уговаривают» его отдать им машину, деньги, а заодно и впустить на предприятие их человека. В случае отказа члены ОПГ готовы пойти на все – «подставить» Проскурина как якобы торговца оружием и киллера. При этом они козыряют своими связями в полиции(!) на уровне области. Работодателям Проскурина, пытавшимся помочь коллеге, прозрачно намекают, что все бесполезно – на их стороне якобы крайне авторитетный в регионе человек, который сам решает такие вопросы – пользующийся огромным уважением губернатора Белгородчины Евгения Савченко Владимир Тебекин. Что интересно – Руслану Проскурину действительно отказывают в возбуждении уголовного дела – видимо, связи бандитов в полиции (или указивки сверху?) работают. Правда, в этом случае, бизнесмену, можно сказать, повезло. Он остался на свободе. История известных белгородских предпринимателей братьев Дмитрия и Дениса Кравченко может закончиться куда печальнее.

Цена депутатской дружбы

В начале июня Свердловский районный суд Белгорода вынес приговор Дмитрию и Денису Кравченко по части 3 статьи 111 УК РФ (нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших тяжкий вред здоровью). Денис получил 6, а Дмитрий 5 лет колонии строго режима. Суд пришел к выводу, что братья Кравченко нанесли серьезные увечья (перелом 10-го ребра со смещением обломков в грудную полость, что привело к пневмотораксу) потерпевшему Амбросимову ударом обуха топора в область спины. Возможно ли такое, что два человека одновременно(!) нанесли третьему один удар обухом топора в спину и сломали ребро? Трудно представить. При этом суд не учел, ни обстоятельств конфликта, приведшего к таким последствиям, ни того, что один из братьев и сам серьезно пострадал во время драки, ни того, что, собственно говоря, всем этим событиям предшествовало. Впрочем, обо всем по порядку…

Жили в Белгороде две семьи – Кравченко и Волосенок. Дружили, ходили друг к другу на дни рождения и даже бизнес имели совместный. Супруга Андрея Волосенка (два срока подряд являющегося депутатом Белгородской областной Думы от «Единой России») Ирина была одним из учредителей ЗАО «Архипелаг», занимавшегося торговлей горюче-смазочными материалами. Два других учредителя - братья Дмитрий и Денис Кравченко. В ООО «Интеграл» (оптовая торговля ГСМ, в том числе и авиационный бензин) учредителем значились дочь депутата Волосенка, Дарья, и опять же братья Кравченко. Также братья Кравченко и Андрей Волосенок являются учредителями ООО «Модный бульвар», где Волосенку принадлежит 50% долей, а Дмитрию и Денису 35 и 15% соответственно. Андрей Волосенок и его семья владеют еще несколькими компаниями, специализирующимися на логистике и продаже топлива, самая крупная из них «Юкон логистик».

Все, казалось бы, шло хорошо, но в 2014 году отношения между партнерами по какой-то причине разладились. Согласно материалам Арбитражного суда Белгородской области, братья подали несколько исков в отношении Волосенка. По одному из них, например, братья требовали обеспечить им доступ к финансовым документам ООО «Модный бульвар». Осенью 2015 они таки добились возможности получить их заверенные копии. Но как получилось, что совладельцы бизнеса, полноправные акционеры вдруг потеряли доступ к бухгалтерским отчетам? Почему их давний партнер и друг взял да и отказал им в этом законном праве?

- Однажды пришли в офис, а охрана их не пустила, - рассказал нам один из друзей братьев Кравченко. – Кажется, какой-то праздник в офисе был, день рождения сотрудника. Они пришли поздравить, с подарком, а перед ними захлопнули дверь. Они питались выяснить, что происходит, вызвать на разговор Волосенка, но он их в буквальном смысле «послал».

Именно с этого момента Кравченко лишились доступа в административное здание, где находились практически все офисы совместных с Волосенком компаний. Одновременно с запретом на вход в здание, Кравченко лишились и возможности въезда на территорию  нефтебазы ООО «ТД «Юкон», учредителями которой они были. Топливо, хранящееся на нефтебазе, принадлежало ЗАО «Архипелаг», директором которой был Дмитрий Кравченко (братья также являлись учредителями ЗАО). Суды по этому поводу идут по сей день. 

Естественно, потеряв доступ на базу, братья лишились возможности вести коммерческую деятельность и не смогли выполнить обязательства перед контрагентами и арендаторами. По этому поводу Кравченко написали заявление в полицию, но хода делу там так и не дали.

Кредитная история

Дальнейшие события показали, что сокрытие финансовых документов и запрет доступа на нефтебазу и в офисы были лишь частью схемы, которую задумал Волосенок. Незадолго до этого, рассказывает известный белгородский блогер Сергей Лежнев, ЗАО «Архипелаг» получило кредит в «Белгородсоцбанке». Поручителей по кредиту было трое: Дмитрий Кравченко, «ТД «Юкон» и жена Андрея Волосенка, которая потом таинственным образом исчезла из состава поручителей.

- Несмотря на то, что финансово-хозяйственная деятельность была парализована, Кравченко выплачивал долг банку, - рассказал «Общей газете» Сергей Лежнев, знакомый с материалами дела. – Но банк потребовал, чтобы ЗАО погасило остаток кредита на сумму 29 490 707 рублей немедленно, на основании того, что клиент не подает ежеквартальные справки об отсутствии задолженности и не предоставляет балансы предприятия. Но Кравченко и не мог этого сделать, так как все документы были для него недоступны. По этому поводу он также обращался в УМВД, требовал изъять документы предприятия, где является директором, но постоянно получал одни отписки. 22 декабря 2014 года, после того как банк выдвинул требование оплатить весь кредит, деньги в оплату этого кредита в банк переводит некое ООО «Профит», получившее их от ООО «Графит». На счёт «Графита» деньги перевёл со своего личного счёта Волосенок. Таким образом, «Профит» покупает цессию и выставляет претензии по оплате долга одному из поручителей — Дмитрию Кравченко. Кравченко в итоге проиграл суд и теперь должен погасить долг в 30 миллионов рублей.

Люди гибнут за бензин

Примерно так, наверное, думали судьи, вынося решение по делу Кравченко. И добавляли: «Не надо было связываться». Но – по порядку. В сложившейся ситуации Дмитрий Кравченко принял единственно возможное решение – забрать топливо, принадлежащее его предприятию, в обход структур Волосенка. Для этого 7 ноября 2015 года Дмитрий и Денис Кравченко в сопровождении друга и родственника приехали на нефтебазу «ТД Юкон», чтобы попытаться переключить потоки транспортировки нефтепродуктов.

- В течение пяти дней Дмитрий Кравченко вёл подготовку для откачки топлива. Для этого наняли специализированную компанию, которая сделала проколы для трубы в обход структур Волосенка. Это подтверждают перечисления, которые были сделаны для закупки труб, материалов, шлангов. Я виделся с Дмитрием 6 ноября, тогда он мне говорил о планирующемся мероприятии. При этом Дима сам понимал, что может произойти провокация. Для этого он взял с собой документы, подтверждающие его причастность к компаниям и топливу, - рассказывает Сергей Лежнев.

Как отметил блогер, Дмитрий Кравченко опасался провокации. Которая, увы, состоялась. Находясь на территории нефтебазы, братья и их помощники столкнулись с группой из восьми человек, в которую входили сотрудники ЧОП, сотрудник полиции и некий Вадим Николаевич Абросимов, один из подчиненных Андрея Волосенка.

По словам Лежнева, Абросимов и Дмитрий Кравченко были знакомы с 1995 года, дружили между собой. Но когда отношения Волосенка и Кравченко разладились, Абросимов поддержал депутата, став не последним звеном в истории с кредитом. Ведь именно Абросимов значился директором ООО «Профит», той самой компании, которая перекупила долг у банка.

Но вернемся к событиям на нефтебазе. Предъявленные документы, свидетельствующие о том, что Дмитрий Кравченко является директором базы и владельцем ГСМ, сотрудников ЧОП не впечатлили. Завязалась  потасовка, закончившаяся стрельбой из травматического пистолета. В ходе потасовки и произошла та самая фатальная драка между Абросимовым и  Дмитрием Кравченко.

По свидетельству друзей Кравченко, находившихся с ними в этот момент, Абросимов набросился на Дмитрия и начал наносить ему удары по лицу. В это время сотрудники ЧОП и полицейские не предприняли ни одной попытки прекратить драку. Денис Кравченко, попытался защитить брата и действительно схватился за топор.

- Что оставалось делать Денису? – задается вопросом Сергей Лежнев. - Потерпевший Абросимов повалил его родного брата и наносил ему удары в область головы (экспертиза установила множество повреждений на лице у Дмитрия Кравченко), а толпа людей бежала в их сторону. Он защищал своего брата.

В итоге всех участников драки задержал наряд полиции. Позже отпустили всех, кроме Кравченко. 9 ноября постановлением Свердловского районного суда арест обоим Кравченко продлили на 48 часов. Следователь и прокурор настаивали, что они могут скрыться от следствия. Защита Кравченко представила документы, подтверждающие права Дмитрия Кравченко на бизнес, справки о том, что Дмитрий Кравченко — инвалид второй группы по зрению из-за травмы, полученной во время боевых действий в Афганистане, что у него на иждивении неработающие дети и мать инвалид первой группы (во время нахождения братьев в СИЗО мать скончалась), которая требует постоянного ухода. Подобные документы были предъявлены и по Денису Кравченко. Защита просила освободить обоих под залог в два миллиона рублей. Суд постановил поместить обоих Кравченко под домашний арест на два месяца на время следствия. 23 ноября Дмитрия Кравченко переводят в СИЗО сроком на два месяца. Почему? Согласно рапорту некоего  сотрудника полиции, Кравченко хотел продать дом за 2 млн рублей и скрыться за границу. Все заявление и возражения защиты при этом полностью игнорировались.

 По словам адвоката братьев Кравченко Андрея Бабенкова, сразу же после драки, в ночь с 7 на 8 ноября, его клиент написал заявление во втором отделе полиции, где сообщал, что Абросимов с группой людей, вооруженных травматическим оружием, незаконно вторглись на территорию ООО «Торговый Дом «Юкон», директором которого он является, совершали  самоуправные действия с применением насилия», ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом РФ.  Однако полиция проверку проводить не стала, просто приобщив без рассмотрения это заявление к материалам дела… против Кравченко. 

Стоит отметить, что пострадавший Абросимов, получивший тяжкий вред здоровью, по словам друзей Кравченко, уже через неделю бегал, тогда как Дмитрий Кравченко получил куда более серьезную травму, в результате которой может вообще лишиться зрения. Однако суд не нашел связи между этой травмой и событиями на нефтебазе. Вот доказательства более чем удивительной «слепоты» суда (из приговора, лист 26):

«У Кравченко Дмитрия также имели место быть отслойка и разрыв сетчатки левого глазного яблока, миопия высокой степени витреохориоретинальная дистрофия. Но прямой связи нет между событиями 7 ноября 2015 года и разрывом сетчатки левого глаза, выявленным у Кравченко при стационарном обследовании и лечении с 15.11.15 по 23.11.15 НЕ УСМАТРИВАЕТСЯ, А НОСИТ СЛУЧАЙНЫЙ ХАРАКТЕР И СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ОЦЕНКЕ НЕ ПОДЛЕЖАТ. ТРАВМЫ ГОЛОВЫ, ПАДЕНИЯ 07.11.2015 года МОГЛИ СПОСОБСТВОВАТЬ ПОСЛЕДУЮЩЕМУ РАЗРЫВУ СЕТЧАТКИ»

По словам адвоката, защита представила в суде результаты независимой экспертизы, которая показала, что причиной травмы глаза стала как раз таки недавняя травма головы. Некоторое время Дмитрий Кравченко вынужден был находиться в больнице. Попал в больницу и Денис, ему была сделана серьезная операция на почке. В это время, по свидетельству друзей братьев, следствие всячески давило на медиков, требуя, чтобы Кравченко выписали как можно скорее.

Белгородские общественники уверены, что это не простое уголовное дело, а спланированная акция по отъему бизнеса.

Как отметил Андрей Бабенков, в его многолетней практике первый случай, когда за одно преступление судят двоих, притом, что не доказано, наносили ли удары два человека или один. Да и сам приговор, при таком количестве смягчающих обстоятельств (отсутствие   судимостей, наличие инвалидности, полное погашение ущерба потерпевшему и т.д.), слишком уже суровый.

Пока шли судебные процессы, открылось еще одно обстоятельство, которое, по словам Андрея Бабенкова, должно было послужить тому, чтобы одного из братьев освободили из СИЗО.

- У Дениса было обнаружено онкологическое заболевание, - рассказал «Общей газете» Андрей Бабенков, - были проведены ряд серьезных обследований. Однако до сих пор врачи не могут дать адекватного заключения о характере заболевания. Хотя Дениса и обследовали на современном оборудовании в Онкоцентре, которое показало наличие метастаз в костях.

Защита братьев Кравченко уверена: делается все ради того, чтобы не дать хотя бы одному из братьев выйти на свободу в ближайшее время. Не дать участвовать в Арбитражных процессах и бороться за свое имущество.

Родственники и близкие друзья намерены продолжать борьбу за свободу братьев и их честное имя. Но супруга Дениса опасается, что до положительного исхода ее муж может попросту не дожить. На днях у Дениса в СИЗО произошел сердечный приступ. 
- Судя по симптоматике это инфаркт, - рассказала нашему изданию Виктория. - Приезжала скорая, хотели его в больницу забрать, но из СИЗО забрать практически невозможно. Врачи в шоке о того, как вообще он может находится в заключении с таким набором заболеваний. У него стойкое нарушение ритма сердца, требующее оперативного вмешательства, рак левой почки, камни в желчном пузыре. Следующий сердечный приступ может стать последним!

Бизнес-империя Андрея Волосенка

Разбираясь в этом запутанном и в то же время таком понятном деле нельзя обойти вниманием одну из центральных фигур конфликта – депутата Андрея Волосенка. Судя по публикациям в Сети, создавая свою бизнес-империю он пользовался  покровительством высокопоставленных родственников и влиятельных друзей, но при этом был безжалостен с конкурентами и крайне ненадежен в отношении партнеров. Подтвердить эту информацию или опровергнуть мы не смогли, поэтому приводим сведения (в частности, с ресурса Stopcor.ucoz.net) в том виде, в котором они там опубликованы.

Первыми компаниями Андрей Волосенок обзавелся благодаря отцу. Стефан Игнатьевич в свое время занимал высокие посты в Компартии, а затем в управлении области. Имеет ряд компаний, с начала 90-х работающих в сельхозсфере. Именно с них начал свой путь в бизнес и его сын.

При поддержке отца Андрей Волосенок приватизировал две базы по материально-техническому снабжению области (ОАО «Белгородагроснаб» - транспортная обработка грузов, оптовая торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями) и ОАО «Агроснаб» (операции с недвижимым имуществом, транспортная деятельность, торговля автотранспортом, обслуживание и ремонт). Новые возможности перед бизнесменом открыл его третий брак с дочерью Анатолия Зеликова (в разное время был председателем областной Думы второго созыва, председателем регионального законодательного собрания третьего и четвертого созывов, входил в совет Федерации Федерального собрания РФ, являлся членом Комитета по делам Содружества независимых государств, членом Счетной комиссии). Мощный толчок к развитию бизнеса принесло Волосенку знакомство с братьями Кравченко, которые, на свою беду, помогли Волосенку влиться в круг авторитетных бизнесменов.

Стоит отметить, что к моменту знакомства с будущим партнером Дмитрий и Денис, как говорится, твердо стояли на ногах. По словам блогера и друга семьи Сергея Лежнева, Кравченко имели очень высокий авторитет в области – в том числе и за счет благотворительности. Они сами занимались спортом и активно помогали молодым спортсменам. Спонсировали поездки на соревнования, обеспечивали призовой фонд, помогали с приобретением жилья и даже покупали автомобили чемпионам. И если они кого рекомендовали в качестве бизнес-партнера, то им верили.

Но вернемся к Андрею Волосенку. Судя по публикациям, он создал свою маленькую бизнес-империю (сеть АЗС) на излете 90-х. Благодаря местной ОПГ и родственникам в высоких кабинетах областной администрации, практически полностью подчинил себе местный автозаправочный рынок. Его компания в своё время была второй по величине после «Юкоса» в Белгородской области. Контролировала цены и объем продаж у всех независимых нефтетрейдеров и владельцев АЗС. Методы давления были самые разные - шантаж, угрозы избиение владельцев АЗС, порча имущества, поджоги машин, проверки со стороны контролирующих органов - Ростехнадзора, Роспотребнадзора, УМВД.

До сих у всех на слуху история, получившая название «огненное шоу». В 2008 году, на рынок АЗС белгородской области попыталась войти компания курского депутата Александра Тарубарова. Цены на продукцию он ставит ниже, при этом, естественно, не договорившись в Волосенком. Андрей Волосенок обращается к авторитету Петюне (Олегу Петюнову авторитету ЦФО и Харьковской области, дважды судимому и дважды привлекаемому к уголовке по убийству). В один из дней, в районе деревни Сосновка в машину депутата Тарубарова полетела бутылка с зажигательной смесью. Согласитесь, методы «уговора» до боли напоминают историю РусланПроскурина.

Кто-то может сказать: ну да, ну бывает, да таких историй в каждом регионе пруд пруди. Подумаешь, не поделили партнеры бизнес! Кому интересны эти местечковые разборки…

Так, да не так. Волосенок «отжимает» серьезные деньги. Судите сами: стоимость нефтебазы, на которую перекрыли доступ Кравченко, оценивается в 55 миллионов рублей. Плюс топливо, которого там хранилось на 11 миллионов рублей. И это только, как говорится, на текущий момент! Притом что в случае успеха он остается единственным владельцем этого прибыльного бизнеса!

Но главная цель г-на Волосенка - это активы ТРК «Модный бульвар».

Стоимость этого актива находится на уровне 1 млрд рублей. Пока 50% принадлежат Кравченко. Устранив их, Волосенок снова получит в свое распоряжение все! А это, не много, не мало, 16 000 кв метров площадей в областном центре. Масса арендаторов… детский развлекательный комплекс…

Как заявил нам источник в правоохранительных органах Белгорода, ни для кого уже не секрет, что спину депутату Волосенку прикрывает высокопоставленные сотрудники МВД. И стоит это ему немалых денег. По информации нашего собеседника, за «ликвидацию» братьев Кравченко Волосенок якобы отнес «нужным» людям более 15 миллионов рублей. Вопрос же с «Модным бульваром» решался, как говорят, на более серьезном уровне. С обещанием доли в бизнесе за поддержку против Кравченко.

И снова хочется задать вопрос: неужели не знает об этом и всех вышеназванных делах губернатор Евгений Савченко? Если он или глава белгородской полиции Пестерев не в курсе «подработок» коррумпированных полицейских, связанных с уголовниками, то, значит, не все ладно в политико-административной системе Белогорья? Потому что при здоровом политическом организме не было бы того кошмара, который творится с малым бизнесом, а у тех, кто приходит работать в регион, не отбирали бы бизнес, чтобы отдать своим родственникам и друзьям. Не было бы пыток и похищения людей, как это произошло с Русланом Проскуриным. А были бы закон и правосудие. Чего, к сожалению, на Белгородчине вовсе не наблюдается.

Сcылка >>


Оцените статью