Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема ДЕНЬГИ ДЛЯ НОВОЙ ОРДЫ

Мировой кризис

24.01.2013 03:37  

Федор Сухов .

134

Китай, как изобретатель бумажных денег и двухконтурной денежной системы. Трехконтурная денежная система Сталина. Поскольку «прогресс – это движение по кругу со все более ускоряющейся скоростью», приходит время возврата к «хорошо забытому старому»

Чему не учат в университетах европейской системы образования?

А не учат в Просвещенной Европе тому, что число имеет три аспекта: величину, номер по порядку и четность. Не учат тому, что время имеет три аспекта: длительность, порядок следования и фазу начала события.

В высшей школе «экономики по-европейски» не учат и тому, как на скрытых от европейского взора аспектах числа и времени работает то, что Адам Смит и Карл Маркс называли азиатский способ производства.

Энергия это то, что может сделать работу. Людям энергию желания – импульс делать работу часто задает заработная плата. Заработная плата ныне почти повсеместно выплачивается деньгами. Поэтому и можно говорить об энергии денег. А в связи с тем, что у денег есть функции меры стоимости и накопления, на энергии денег построена и экономика накопления капитала, родившаяся в европейских западных демократиях.

Ныне в волнах финальных кризисов завершается эпоха родившегося на Западе индустриального общества расширенного воспроизводства капитала. Где «повивальной бабкой» была реформация, поколебавшая догматы церкви и заложившая в умы и сердца европейцев современный дискурс – аксиоматику естественных наук (краеугольные камни науки от Ньютона) для логики рассуждений о природе, обществе и мышлении.

Тогда как древняя страна восточной деспотии: «Недвижный Китай», отгородив Великой стеной иероглифической письменности устои своей цивилизации от вторжения в умы желтых людей чужебесия (дискурса Просвещенной Европы) сохранила память о иначе возможном богатстве.

Так вот, в истории Китая с ХII века н.э. успешно функционировала двухконтурная схема финансирования экономики. Схема эта состояла в следующем: для финансирования плановых общественных работ (строительства ирригационных сооружений, возведения дамб и мощных сооружений инженерной защиты) государство применяло бумажные деньги (фаби). Бумажные деньги китайцы придумали раньше в IX веке. Так вот, печатавшиеся государством бумажные деньги не были ни кредитом под залог, который нужно было возвращать в банк; ни инвестициями для получения ссудного процента; ни средством платежа в торговле на рынке потребительских товаров. Но служили энергией, толкавшей оборот трудовых и материальных ресурсов страны в проектах.

Доверие к бумажным деньгам, как к государственной учетной единице стоимости работ в твердых ценах, обеспечивалось красной императорской печатью на купюрах с тем или иным номиналом. А сами купюры использовались в обороте лишь плановых государственных платежей – суть для создания тяги у чиновников, купцов и населения делать работу и для учета выполненных работ в порядке их следования.

Эти бумажные деньги возвращались в казну как оплата ресурсов полученных из казенных фондов (зерна) и как налоги, не связанные с потреблением (земельный, на наследство). Оборот бумажных денег был замкнутым и не превышал объема стоимостей трудовых и материальных ресурсов, потребных для выполнения целевых строительных проектов.

Ну а оплата потребительских товаров на рынке осуществлялась в контуре металлических денег (юаньбао). При этом в контуре звонкой монеты была и инфляция, связанная с порчей (истиранием) монет. На рынках действовали меняльные конторы бумажных денег на монету.

В XIII веке после покорения Китая Чингисханом единое государство (иго) распространило государственные бумажные деньги на всю Великую Орду от Тихого океана до Каспия. По двухконтурной схеме финансирования во времена династии Юань в XIII веке был достроен Великий канал. Тогда венецианский путешественник Марко Поло в своей «Книге о разнообразии мира» напишет, что выпуск бумажных денег – это все равно, что алхимическое делание золота[1].

На Западе же первые устойчивые бумажные деньги возникнут в конце XVII века в Шотландии и, затем, в британской колонии Массачусетс в Северной Америке.

Ньютон, будучи управляющим («мастером») Монетного двора Англии[2], в самом начале XVIII века провел денежную реформу, сделав платежи по кредиту не по весу монет, а по номиналу денежных средств; загнал обязательства по кредиту в государственный долг; при этом сам неограниченный кредит привел к значительному росту экономики и благосостояния страны. Поскольку кредит – это капитализация времени как длительности, применение к кредиту математических начал физики Ньютоном де-факто заложило основу Голландского[3], Британского и Американского циклов накопления капитала. Ньютоновская наука заложила картину мира, где действуют массы и силы, которые уравновешиваются балансами и противовесами. Отсюда и рынок, как равновесная система, и время лишь как линейный прогресс. Новый дискурс вытеснил идею перемен в циклах бытия. В капитализации времени как длительности (ссудный процент) и времени как порядка следования событий (обменный курс) и состоит принципиальная разница наращивания богатства при капиталистическом (прибавочно-стоимостном) и азиатском (административно-командном) способе производства. В XX веке долговая экономика достигла «пределов роста» по ресурсам и экологии, а кредитно-финансовая система вошла в кризис.

Примечательно, что экономика советского типа в СССР и КНР воспроизводила двухконтурную схему финансирования азиатского способа производства[4]. Государственная собственность, плановое хозяйство и твердые цены позволяли разделить безналичный расчет в проектах осуществляемых политической волей (типа ядерный проект, освоение космоса, покорение целины) и финансируемый через зарплату наличный расчет в потреблении товаров населением. А внешние расчеты советско-китайской торговли шли зачетом, исчисляемым экзотическими швейцарскими франками. Вполне очевидно, что к середине 60-х годов административно-командная система в экономике СССР начала слегка опережать прибавочно-стоимостную экономику США. И тогда Запад разыграл «китайскую карту» в свою пользу: КНР для того, чтобы стать отдельным от СССР центром силы, согласилась на международные расчеты за ресурсы и товары в бумажных USD. Маневр удался.

Теперь же, в начале XXI века, на волнах кредитно финансового кризиса индустриального общества расширенного воспроизводства капитала, происходит переход глобальной экономики из Американского в Азиатский цикл накопления капитала, ядром которого уже стал Китай.

А экономика Китая сохранила черты азиатского способа производства с двухконтурным финансированием крупных проектов, инициируемых политической волей. Вновь создалась ситуация, когда на первый план выходит длинная воля стратегического государственного планирования. Ибо принцип прибыльности рынка не позволяет концентрировать ресурсы на проектах с неясной перспективой даже возврата вложенного капитала. А именно такая безоглядная на прибыль мобилизация средств необходима для прорыва экономики в новый технологический уклад.

Особо следует отметить, что переход в Азиатский цикл накопления капиталабудет связан с переходом от капитализации времени как ньютоновской длительности назад к капитализации времени, как порядка следования событий. На первых ролях денежных властей процентщиков заменят менялы. Примечательно, что менялы уже свезли исторически контролируемое ими банковское золото под защиту совокупной мощи Китая. Примечательно и то, что первые сделки по не отражаемой в балансах банков торговле наркотиками производятся исключительно по весу натуральных стоимостей наркотиков и золота.

Можно сказать, что концентрация металлического золота под эгидой Большого Китая (с Тайванем, Гонконгом и Сингапуром) выступает откупом Запада за вековой позор Китая от его поражения в Опиумных войнах. Здесь же следует подчеркнуть, что и неучтенное «черное золото» вывезенное из Китая в конце XIX начале ХХ веков на Запад и ранее работавшее на внебюджетное финансирование тайных операций глобализации по-американски, ныне по многим признакам возвращено в Китай. И войдет в стартовый капитал настоящих денег, необходимый для запуска нового Азиатского системного цикла накопления капитала.

«Политика не может не главенствовать над экономикой, рассуждать иначе – значит забывать азбуку марксизма», - учил великий Ленин.

Политической организацией Азиатского цикла накопления может стать повторившаяся в цикле Новая Орда стран и народов наследников

Великой империи Чингисхана от Тихого океана до Каспия.

ПРИМЕЧАНИЯ РЕДАКЦИИ:

[1] весьма вероятно, что принцип создания бумажных денег «из воздуха» и стал тем «тайным знанием», который помог венецианциам продержаться в высококонкурентной среде – так, что Линдон Ларуш до сих пор называет владельцев лондонского Сити (и ФРС США) - «венецианцами» (Х. Грэхэм Лоури, «Лейбниц и Свифт против венецианцев», http://www.larouchepub.com/russian/bulletins/sib4/sib4d.html Шиллеровский Институт Науки и Культуры, Бюллетень N4 (4))

[2], [3] на самом деле голландский цикл накопления появился раньше – из перетаскивания маранами-финанситами «испанского золота», работорговли и принципа обмена векселями внутри иудейских («венецианских») ростовщических кланов. Банк Амстердама (Amsterdamsche Wisselbank) был основан почти за 100 лет до создания Банка Англии (и погиб после отказа от 100% резервирования). Заслуга же Ньютона в том, что он рассчитал математически уровни риска операций, что раньше в кланах ростовщиков делалось на «природном чутье» и иной форме учетных записей, которые начали вести еще тамплиеры в своих расчетах со вкладчиками. Считается, что тамплиеры переработали теорию обмена, созданную древними греками, которую унаследовала с распадом Римской империи вся Европа через посредничество евреев. Они же усовершенствовали и банковское дело, прежде всего в части двойной записи, то есть в указании одновременно источника средств и направления их использования. Ни греки, ни римляне не вели учета на основе двойной записи - тамплиеры были первыми, кто стал использовать этот принцип, поскольку множество собственных и привлеченных средств и счетов позволяло им создать баланс между активными и пассивными операциями.

Кассовый журнал Штаб-квартиры в Париже в 1295-1296гг., сохранившийся до наших дней, отражает баланс счетов короля с 1286 по 1295. На каждом листе журнала указывалось имя дежурного члена ордена, дата, дневные поступления и выплаты средств. Для каждого взноса указывалась сумма, имя вкладчика, природа взносимых средств, имя держателя счета назначения, указание на регистр, где отражалась выданная расписка в получении средств («текущий счет»). Когда взнос осуществлялся по итогам операции обмена наличности, детально указывались задействованные дензнаки и курс обмена (Histoire de la banque, Dauphin-Meunier, 1968, http://cgi.ebay.fr/sais-je-Histoire-de-banque-Dauphin-Meunier-1968-/250695020365

Коротко же о деятельности И.Ньютона можно прочесть здесь. В редакции лежит подробный материал о его работе в качестве управляющего Монетного двора Англии и не только.

Отметим, что принцип «создания бумажных денег из ничего» помог и при организации «Банка Франции» шотландскому беглецу Джону Ло в 1720-х гг., который пленил французского короля фразой «Государь не нуждается в кредите, он его создаёт». Но отсутвие расчета по ограничению эмиссии (т.е. банальная жадность короля) подорвало все дело. Идея финасовой системы на основе «бумажных денег» разивал и русский экономист С.Ф. Шарапов, но он особо подчеркивал, что для успешной их работы необходимы «нравственное начало и государственное творчество».

[4] - уточним, что в советской экономике все же было три денежных цикла (которые, кстати, стали творческим развитием идей СФ.Шарапова):

1. наличные (функционируя исключительно в потребительском секторе)
2. безналичные (на самом деле не являлись «деньгами» в традиционном понимании этого слова, а были формой обмена информации и управления единым организмом экономики государства, когда государство - было «единой фирмой» Отчасти система здесь была разрушена Хрущевым, начавшим дробить государственные МТС по колхозам, затем реформами Либермана/Косыгина, который попытался разбить промышленную систему в целом на отдельные «фирмёшки», которые должны были получать свою персональную прибыль - это были грубейшие ошибки 60-х, но тема отдельная).
3. инвалютные рубли (что было обусловлено закрытостью экономики и государственной монополией на экспортно-импортны операции).

Разрушение этих трёх циклов было произведено усилиями «вдумчивых экономистов» Абалкина и Явлинского. При том, что механизм экономики был разлажен предыдущими реформами, а затем герантофильским застоем, он мог подвергнуться наладке - как часы. «Заслуга» Горбачёва в том, что он уничтожил политическое управление – и ничего не создал взамен. А два «гениальных экономиста» добили экономике тем, что открыли «кингстоны» - т.е. позволили свободно перетекать деньгам из замкнутого цикла обращения безналичных в наличные. Тут все и потекло - сначала струйки, затем ручьи, а потом и поток от прорванной плотины просто вымел товары с полок. Со всеми вытекающими

[4] см. «Точки Бифуркации. 1968. Управляемый хаос, как исток посмодерна», гл. «Китайские плакаты» и таблицу в Приложении 1

[5] - о создании «Евразийского банка» в виде Международной клиринговой палаты читайте здесь


закрыть...


Оцените статью