Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Размышления на тему нового майдана в Гонконге

Мировой кризис

30.09.2014 17:28  

1171599

122

Текст получился немного сумбурный и обо всём по не многу, но натолкнул меня на одну весьма занятную мысль, которую постараюсь развернуть в следующем материале.

Недавно я разместил текст: Когда в Ростове ждать Ким Чен Ына? В нём я сделал предположение, что вслед за Украиной американцы планируют провести своё следующее стратегическое наступление на юго-азиатском театре. Последние события в Гонконге, в целом, подтвердили, сделанные мною выводы.

Напомню, что одной из стратегических задач США в этом регионе является создание пояса напряжённости вокруг Китая по периметру его границ. На западе отрезком этого пояса является Синьцзян-Уйгурский автономный район, где время от времени активизируется исламистское подполье и совершаются террористические акты, направленные против центральных властей Китая. Так, только за этот год их было более пяти.

На юго-западе существует замороженный уже несколько десятилетий конфликт вокруг Тибета между Китаем и Индией. Кроме того нельзя забывать и о силах, которые борются за независимость Тибета от Китая. Причём, порой, эта борьба обретает, как и в случае с Уйгурией, террористические формы.

С момента образования Китайской Народной Республики (КНР) продолжает существовать конфликт вокруг острова Фармоза. Китай не признаёт независимости Тайваня и всячески стремится вернуть в лоно Поднебесной эту территорию, утерянную в результате гражданской войны в стране, которая длилась с перерывами почти четверть века.

Как было отмечено в предыдущем материале, зоной постоянной военной напряжённости остаётся Северная Корея (КНДР). Информация о том, что здесь может начаться война между КНДР и Южной Кореей, КНДР и Японией в любой момент, мелькает в мировых СМИ с настораживающей периодичностью. Так же не будем забывать и о спорных островах в акватории Южно-Китайского моря, богатой нефтяными ресурсами. Борьбу за них ведут почти все державы региона.

Если посмотреть на перечень угроз в рамках стратегии гибридной войны против Китая, то нельзя не найти много общего с угрозами, которые стоят и перед Россией. Например, террористическая угроза в регионах компактного проживания мусульманского населения. В России - это Северный Кавказ и Поволжье. И там, и там существуют постоянно-действующие исламистские ячейки. В случае с Китаем, как указывалось выше, это Уйгурия и буддистский Тибет. К общим угрозам можно и присовокупить попытки реализовать оранжевые сценарии, как непосредственно на территории страны объекта гибридной войны (в России - Болотная - 2011, в Китае - Гонконг - 2014). Так, и попытки раскачать сопредельные территории методами цветных революций. В случае с Россией речь безусловно идёт об Украине и Грузии. В случае с Китаем - это Тайвань, где весной этого года прошли студенческие волнения, против политики властей острова, направленной на сближение с материковым Китаем. Кстати, если на этой почве на Формозе произойдёт государственный переворот, то такая ситуация будет зеркальным отражением ситуации на Украине. В случае реализации такого сценария Китай, как и Россия в случае с Украиной, неизбежно станет пред выбором о военном вмешательстве в дела сопредельной территории, которую он исторически и по праву считает своей. Нельзя забывать и об общей угрозе для обоих государств, которая несёт в себе дестабилизация Средней Азии. В этом регионе предпринимались, и наверняка будут предприниматься, попытки цветных революций. А так же усиливаться деятельность исламистского подполья, которая станет непременным следствием хаотизации после последних выборов в Афганистане.


Наибольшей угрозой, существующей на сегодняшней день представляется удар со стороны акторов с запада по Республике Казахстан, где уже почти четверть века правит президент Назарбаев. Тут возможны разные сценарии от классической цветной революции, до дворцового переворота с покушением или попыткой отравления бессменного президента. Причём, после того, как казахская власть продемонстрировала, что будет жестоко расправляться с любыми актами гражданского неповиновения на примере событий прошлого года в Андижане, второй вариант представляется наиболее реализуемым. В этом случае к власти в стране придут силы полностью ориентированные на запад. Стоит ли говорить, что тогда можно не только снять с повестки дня вопрос о дальнейшей интеграции в рамках союзов и договоров (ТС, ШОС, ЕврАзЭс, ОДКЭБ), где Казахстан является краеугольным камнем, но и для экономических проектов КНР по строительству Нового Шёлкового Пути. С ростом террористической активности в четырёх других среднеазиатских республиках, из которых она неизбежно перекинется и на Казахстан, Россия рискует получить вторую враждебную "Украину", только уже в настоящем южном своём подбрюшье, в виде Казахстана.

В эти дни мы наблюдаем, что в самом центре финансового китайского могущества - Гонконге американцами был запущен очередной оранжевый проект. То, что его авторами являются те же люди, что и запускали последний майданный проект на Украине, указывает схожесть используемых PR- технологий. Например, в российских СМИ промелькнула запись с девушкой из Гонг-Конга, которая рассказывает мировой общественности о целях и опасениях "борющейся за свои права" молодёжи. Авторы репортажа указали, что такую же технологию использовали и организаторы Майдана в Киеве, когда в интернете появилась такая же молодая девушка, которая рассказывала о целях уже "борющейся за свои права украинской молодёжи".

Причём, от того, как долго будет длиться китайский майдан в Сяньгане, зависит и экономическое положение в самой Поднебесной. Не секрет, что львиная доля китайского экспорта осуществляется через Гонконг. Нестабильность в этом регионе может отпугнуть потенциальных и существующих инвесторов в экономику Китая. В этом случае, разговоры о переносе промышленности из Китая в США уже перестанут носить декларативный характер и обретут под собой реальную экономическую основу. Используя для этой цели Гонконг, США не придётся развязывать в этом регионе крупномасштабный военный конфликт, например, с КНДР, о котором я писал в предыдущем материале, с целью сделать опасными морские коммуникации Китая. Они просто поставят под угрозу финансовые потоки КНР, которые идут через Гонконг.

Так же можно поразмышлять о том, что Ркофеллеры через Майдан в Гонгконге наносят удар по планам Ротшильдов создатть несколько уловно изолированных друг от друга экономических зон, но оставим этот сценарий для специалистов (а их фамилии вы и сами знаете).

Вопрос, не приведёт ли такая агрессивная политика запада по периметру Российских и Китайских границ, к новой мировой войне, остаётся открытым. Но то, что она активизирует замороженные целые десятилетия и столетия территориальные конфликты, остаётся фактом. Причём, реализация американской концепции управляемого хаоса в Евразии, связывает, казалось, ничего не имеющие общего друг с другом конфликты, в один узел. Как показывает история, такие узлы разрубаются только путём создания новых систем международных отношений. Появление же таких систем возможно только после крупномасштабных военных конфликтов. Близки ли мы к созданию критической массы таких конфликтов для начала новой мировой воны тема отдельного материала.

Сcылка >>


Оцените статью