Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Анализ положения дел в стране и пути выхода из кризиса глазами успешного хозйственника - Савченко

Мировой кризис

27.01.2014 13:38  

1171599

123

Я редко публикую сторонние материалы в своём блоге. Если это и происходит, то это действительно интересные и глубокие статьи и обзоры. Предлагаемая здесь статья губернатора Белгородской области Евгения Савченко, одна из них.

В своей статье он сжато и чётко поставил диагноз экономической и социальной политике в России за последние 16 лет. Рост благосостояния большой части граждан страны был вызван в первую очередь искусственным занижением курса доллара относительно инфляции, что привело к резкому снижению конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей и к росту потребления импортной продукции. Сегодня в условиях ухудшающегося положения в стране, чтобы оживить экономику и начать бурный рост недостаточно просто девальвировать рубль. Необходима комплексная государственная программа оживления и развития отечественного производства и сельского хозяйства.

Савченко пишет, что реализацию такой программы должен взять на себя глава государства. Он не упоминает фамилию Путин. Очевидно, такой толковый хозяйственник, как губернатор белгородчины, понимает, что ВВП не способен возглавить этот процесс и обеспечить его успешное выполнение. Свою беспомощность он показал на примере реализации своих майских указов. Когда президент страны не смог добиться от правительства их выполнения, и никаких оргвыводов в виде отставок не последовало. Естественно, Савченко, в силу занимаемой им должности, написать этого просто не может.

Мы же освобождены от корпоративной этики, и можем сказать прямо: Путин не может вывести страну из кризиса и разогнать неолиберальную свору, которая окопалась в правительстве. Нам нужен настоящий деятельный президент с большим опытом хозяйственной работы - человек от земли. Кто им может быть, судите сами, может быть этот текст Вам поможет в этом разобраться.

Небольшая справка:
Об успехах белгородчины на ниве подъёма с/х я узнал на аграрной секции МЭФ (Материал об этом событии ). Под руководством Евгения Савченко Белгородская область стала одним из первых регионов России по уровню развития сельского хозяйства. Эффективность обработки одного гектара пашни на белгородчине в 5 раз выше, чем в среднем по России. За 2012 года область получила $1 млрд. долларов чистой прибыли от сельского-хозяйства. В регионе активно развиваются программы заселения сельских территорий. Выдаются ипотечные кредиты на льготных условиях для строительства собственных домов в деревне.

Не случайно именно Белгородская область была выбрана для внедрения программы строительства тепличного кластера на 500 Га теплиц. В проект заложены показатели, по которым к 2017 году он будет производить овощей на 22 млрд. рублей и покроет более 20% потребностей ЦФО и СЗФО.

Экономика России: как она остановилась и как её подтолкнуть

Опубликовано 10.12.2013

На многочисленных представительных форумах предлагаются в основном одни и те же рецепты экономического роста — улучшение инвестиционного климата, поддержка инноваций, уменьшение роли государства в экономике, интеграция на постсоветском пространстве, развитие инфраструктурных проектов и так далее. Всё это правильно, но совершенно отсутствует при этом глубокий экономический анализ относительно роли фундаментальных макроэкономических факторов, приведших экономику России в состояние ступора.

Сейчас в России сложился классический, сырьевой (неоколониальный) тип экономики, основными характерными чертами которого являются:

1. растущий экспорт сырьевых товаров — нефть, газ, металл, железорудное сырьё, уголь, лес, зерно, рыба;

2. потеря конкурентоспособности национальной экономики;

3. доминирование на потребительском рынке импортных товаров и услуг;

4. нарушение баланса интересов и рост противоречий между национальными товаропроизводителями и национальными потребителями; доминирование при этом интересов потребителей.

Относительная экономическая стабильность последних лет объясняется исключительно благоприятной экономической конъюнктурой на экспортные товары и сырьё.

Вступление в ВТО юридически закрепляет сырьевой экономический статус-кво страны в глобальной экономике.

Таким образом, состояние национальной экономики России в большой степени определяется действием внешних факторов. В этих условиях малейшие внешние изменения в экономике, в каком бы регионе мира они ни происходили, всегда будут отражаться не только на экономической, но и, естественно, на социальной и внутриполитической ситуации в России.

Есть ли у России шанс стать более или менее независимым экономическим, а значит, и политическим игроком в мире в сложившейся макро-экономической ситуации? Да, есть, но прежде чем говорить об этом, необходимо разобраться в истинных причинах потери конкурентоспособности отечественной экономики и точнее установить диагноз нынешнего экономического состояния России.

Логика утраты конкурентоспособности

А для начала нужно внимательно изучить причины экономического роста в нулевые годы. После дефолта 1998 года ежегодный реальный рост ВВП вплоть до 2009 года достигал 6–8%. Многие экономисты связывают это с повышением мировых цен на углеводородное топливо. Это верно, но лишь отчасти.

Главным же условием, на мой взгляд, обеспечивавшим рост экономики в нулевые годы, является обвальная девальвация рубля, последовавшая в результате дефолта в 1998 году. Именно она привела к резкому росту цен на импортные товары и сделала нашу экономику конкурентоспособной, особенно на внутреннем рынке, что явилось мощным фактором развития прежде всего несырьевого сектора экономики за счёт возможности импортозамещения товаров широкого потребления, и в первую очередь продовольственных. Но, к большому сожалению, это преимущество в течение 10 лет экономика России растеряла полностью, и лишь высокая экспортная цена на нефть и газ продолжает поддерживать экономическую стабильность в нашей стране.

Механизм потери конкурентоспособности экономики России за последние 10–13 лет оказался банально простым и с точки зрения экономической — парадоксальным. Парадоксальность заключается в том, что внутренняя инфляция последние 13 лет неуклонно укрепляла валютный курс рубля, т.е. привела к его удорожанию по отношению к доллару в четыре раза. Поскольку средняя ежегодная инфляция за последние 13 лет составила примерно 12%, то легко посчитать, что за неполные 13 лет она составила 400%. Но поскольку официальный курс доллара США и в 2000 году, и в 2013 году равен примерно 30 рублям, т.е. оставался неизменным, то это привело при внутренней инфляции 400% к росту затрат на производство одного и того же товара (при неизменной технологии производства) в четыре раза не только в рублях, но и в долларах США.

Это означает только одно: конкурентоспособность российской экономики за 13 лет снизилась по отношению к мировой в четыре раза (за небольшим минусом, связанным с инфляцией доллара США). Так, если в 2000 году затраты на производство условной единицы продукции в России были в твёрдой валюте в 1,5–2 раза ниже, чем на производство аналогичной продукции в западных странах, то в начале 2013 года они стали в 1,5–2 раза выше. Итог очевиден: российская экономика за данный исторический период прошла путь от устойчивой конкурентоспособности к полной её потере.

В макроэкономическом тупике

Логику лиц, ответственных за принятие макроэкономических решений в нулевые годы, понять можно. Очевидно, ими двигали благие намерения быстрее поднять уровень жизни людей, желание быстрее выровнять внутренние цены на товары и услуги естественных монополий с мировыми, вступить в ВТО и стать частью глобальной экономики, поддержать, с одной стороны, импортёров новых технологий, а с другой — банки и корпорации, взявшие большие займы в валюте за рубежом. Очевидно, расчёт был и на то, что в России удастся за короткий период создать эффективную модель экономики. «Усыпили бдительность» и резко возросшие в нулевые годы мировые цены на углеводороды, металл, уголь и прочие традиционные товары российского экспорта.

Однако факт остаётся фактом: российская экономика находится в настоящее время в макроэкономическом тупике, относительная стабильность которой зиждется на зыбком фундаменте конъюнктуры мировых цен на товары российского экспорта, и прежде всего нефти и газа. К вышесказанному необходимо добавить ещё несколько суждений.

Во-первых. Российская экономика за счёт инфляции при неизменном валютном курсе «потяжелела» не только в рублях, но и в долларах. Доллароёмкость нашей экономики за эти годы увеличилась минимум в восемь раз, в том числе за счёт инфляции в четыре раза и в два раза за счёт реального роста экономики. Фактически она стала наряду с углеводородами (цены на которые за последние годы поднялись в 8–10 раз) резервуаром для связывания долларов США, эмиссия которых превышает в последние годы 1 трлн ежегодно. Данное обстоятельство стало мощным фактором сохранения стабильности мировой финансовой системы, за что Россия заплатила потерей конкурентоспособности национальной экономики.

Во-вторых. Если бы в течение двенадцати последних лет реальная стоимость рубля к доллару (валютный курс) была такой же, как и в 2000 году, то только за счёт экспорта страна получила бы дополнительно порядка 200 трлн рублей, что составляет почти три годовых ВВП, или 10 консолидированных бюджетов страны. Иными словами, вследствие удорожания рубля 3 года из 12 лет наша страна работала на чужую экономику.

В-третьих. Главным инвестором любой экономики является, как известно, рядовой покупатель, однако три четверти розничного оборота в России вследствие ревальвации рубля в настоящее время формируется за счёт импортных товаров, а это более 10 трлн рублей, или свыше 300 млрд долларов США, которые уходят ежегодно из страны на поддержку зарубежных товаропроизводителей. Плюс утечка капитала — около 100 млрд долларов в год. Это ещё одна цена, которую мы платим за избыточное удорожание рубля.

В-четвёртых. Не способствует улучшению экономической ситуации в России и образование Таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном, так как накануне вступления в Таможенный союз Белоруссия девальвировала свою национальную валюту в три раза, и сейчас белорусские товары, особенно продовольственные, вытесняют аналогичные товары российских производителей на наших рынках. Очевидно, мы забыли, что любой экономический союз может быть взаимовыгодным только при единой валюте, при одном центре денежной эмиссии, а также единых мерах поддержки и защиты интегрированной экономики.

В-пятых. Все эти годы российские банки кредитовали нашу экономику под 12–18% годовых, объясняя высокую процентную ставку высокой инфляцией. Аналогичную позицию занял и ЦБ РФ в отношении ставки рефинансирования. Но при этом одни и другие не договаривали главного, а именно: в условиях неизменного валютного курса рубля процентная ставка в рублях была и остаётся тождественной процентной ставке в долларах США.

Следовательно, в течение тринадцати лет российские банки выдавали кредит юридическим и физическим лицам под 12–18% в пересчёте на твердую валюту, что в 3–5 раз выше, чем банки на Западе. А ставка рефинансирования ЦБ фактически в десятки раз превышает стоимость денег аналогичных мировых финансовых регуляторов. Непонятно только, зачем в этой ситуации ЦБ РФ размещает золотовалютные резервы страны за рубежом под 1–2% годовых? Ведь за эти годы, кредитуя нашу финансовую систему под 8–10% годовых в рублях при неизменном валютном курсе руб-ля, можно было бы заработать не менее 1 трлн долларов США.

В итоге доходность банковской системы страны за последние годы возросла как в рублях, так и валюте почти в 10 раз. А расплатиться за это пришлось ростом производственных затрат, повышением цен на товары и услуги, а главное — потерей конкурентоспособности. Таким образом, замораживание валютного курса рубля стало мощным финансовым насосом не только по утечке капитала за рубеж, но и по перекачиванию капитала из реального сектора в финансовый.

В-шестых. Уместно в этой связи обратиться к опыту других стран, где мы наблюдаем более гибкую макроэкономическую политику, например, Китая. За короткий исторический период в Поднебесной создана вторая по объёму экономика мира с мощным экспортным потенциалом. Можно называть множество причин «китайского чуда», но фундаментальным фактором стала девальвация юаня в конце второй половины прошлого столетия с 0,40 доллара США за один юань до 0,12 — т.е. в 3,3 раза. И только в последнее время под мощным давлением США курс национальной китайской валюты незначительно ревальвирован и достиг 16 центов за 1 юань.

В своё время аналогичную политику демонстрировала Япония, которая в условиях выгодного валютного курса иены добилась «японского чуда». И только после долгого «выламывания рук» американцы вынудили Японию подписать в 1985 году «Соглашение отеля Плаза», вследствие которого курс иены был ревальвирован почти в два раза. «Японское чудо» было свёрнуто, конкурент устранён. И только спустя четверть века японцы вынуждены вновь девальвировать национальную валюту, чтобы вывести страну из долговременной экономической стагнации.

В-седьмых. От макроэкономической политики последних лет выиграли не только экспортёры сырья, банкиры и олигархи. Несомненно, выиграли и простые люди: наёмные работники, предприниматели, пенсионеры, так как их доходы выросли, догоняя инфляцию не только в рублях, но и в долларах США. Так, рост зарплаты по стране не только в рублях, но и в долларах составил не менее чем 6–8 раз: со 150 до 1000 долларов США в месяц. Конечно, это произошло не по причине повышения производительности труда в 8–10 раз, а исключительно из-за ревальвации рубля. К примеру, зарплата рабочих на Западе за это время выросла не более чем на 30–40%. Вследствие роста доходов в валюте россияне стали больше ездить за границу на отдых, покупать там недвижимость, открывать депозиты в офшорных зонах и т.д. Безусловно, от ревальвации рубля выиграли и импортёры оборудования, машин, технологий.

Однако вся эта реальность видимого благополучия существует благодаря высоким ценам на экспортные товары и может рухнуть в один момент, что, кстати, и показал на самом деле кризис 2008–2009 годов — очень глубокий для нашей экономики.

С другой стороны, значительная доля роста доходов населения уходит опять-таки за рубеж (покупка импортных товаров, отдых, недвижимость за границей, утечка капитала и т.д.). Да и доля доходов населения в общей структуре выручки долларизованной нашей экономики вряд ли превышает 25%. Как это ни парадоксально звучит, но фактическое повышение жизненного уровня населения за последние годы есть результат не столько роста национальной экономики и повышения её эффективности, сколько следствие ревальвации рубля. И эта данность не могла не отразиться на внутриполитической ситуации в России, поскольку создалось огромное противоречие между интересами национальных потребителей и интересами национальных товаропроизводителей и вылилось в массовые народные волнения в 2011–2012 годах.

Условно говоря, Болотная площадь явно отражает интересы национальных потребителей, которые и есть продукт макроэкономической политики России последних лет, получивших относительно больше других от курса на удорожание рубля. Поклонная же гора в большинстве своём отражает интересы национальных товаропроизводителей, которые лучше чувствуют пульс реального сектора экономики, производящего реальную добавленную стоимость. И они, как никто другой, ощущают на себе замедление этого пульса, не до конца понимая фундаментальные причины происходящего.

Увы, при неизменности экономического курса, противоречие между потребителями и товаропроизводителями будет и дальше нарастать, и как следствие, будет нарастать и градус внутриполитического напряжения.

Механизмы перезапуска роста

Что же делать в сложившейся ситуации по переводу нашей экономики с матрицы гипертрофированного сырьевого развития на матрицу сбалансированного развития и устойчивого экономического роста?

В мире ещё никто не придумал иного стимула экономического роста, кроме стимулирования спроса. Но применительно к нашей парадоксальной экономической ситуации речь идёт не столько о стимулировании спроса со стороны населения, бизнеса и государства (поскольку он и так относительно высок), сколько о переориентации его на товары и услуги отечественного происхождения за счёт импортозамещения.

Поскольку для создания комфортной экономической среды для российского бизнеса административные факторы в условиях ВТО (таможенные пошлины, тарифы, квоты и т.д.) применять невозможно, экономические (повышение эффективности производства и увеличение производительности труда) требуют времени и денег, институциональные (улучшение инвестиционного климата) малоэффективны, если не бесполезны в сложившейся макроэкономической ситуации, то единственным доступным и эффективным способом переориентации спроса с внешнего на внутренний рынок является девальвация рубля.

Однако было бы большой глупостью ограничиться только удешевлением национальной валюты, поскольку можно получить непредсказуемый рост инфляции, повышение цен, резкое снижение доходов и уровня жизни людей, как это произошло в 1998 году во время дефолта и после него. Этих негативных последствий можно и нужно если не избежать полностью, то в значительной степени ослабить.

Не претендуя на полный перечень мер по переводу макроэкономической ситуации на предсказуемый уровень не только экономического роста, но и социальной стабильности, скажу о наиболее важных.

Первое. Удешевление рубля необходимо сопроводить комплексом административных и экономических мер по контролю за ценами на товары и услуги (как оптовыми, так и розничными), которые широко применяются в практике экономически развитых стран. Ибо такой распущенности в ценообразовании, как у нас, нет ни в одной стране с самой либеральной экономикой. В этой связи надо прямо признать, что никаких экономических причин для инфляции и роста цен в нашей стране нет. Наоборот, есть банальное, наглое повышение цен товаропроизводителей и посредников в погоне за сверхдоходами и прибылями, которое, с одной стороны, является следствием отсутствия реальной конкурентной среды, а с другой — слабого контроля со стороны госрегуляторов за издержками производства, рентабельностью, межотраслевыми затратами. Например, та драма, которую переживает сегодня мясная отрасль сельского хозяйства вследствие снижения закупочных цен на 30–40% (действие фактора вступления в ВТО), нисколько не отразилась на стоимости мяса и мясных продуктов в торговле, которые получают сверхприбыли, пользуясь своим монопольным правом.

Если сегодня оптимизировать в нашей экономике издержки на посреднические услуги, администрирование и управление, обеспечение безопасности бизнеса, размер арендных платежей на недвижимость и землю, стоимость услуг многочисленных контролирующих и разрешительных организаций, платежи кредиторам, затраты на доступ к инфраструктуре, а также ограничить потолок рентабельности для всех хозяйствующих субъектов на внутреннем рынке хотя бы 25%, то можно добиться снижения стоимости на товары и услуги в целом на 30–40%. Данная мера в условиях неизбежного роста цен на импортные товары при девальвации рубля станет серьёзным экономическим и социальным амортизатором на потребительском рынке страны.

Второе. Ставка рефинансирования ЦБ не должна превышать 0,5–1% в год, а в коммерческих банках кредиты выдаваться не более как под 3–5% годовых. В связи со снижением реальной внутренней инфляции (а возможно, даже дефляции) нужно пересмотреть ставки по всем ранее выданным коммерческим кредитам (до 3–5%), включая ипотечные, а выданные в валюте — перевести в рублёвые по валютному курсу рубля, действующему на момент выдачи кредита. Действующие при этом меры со стороны государства по субсидированию процентной ставки для отдельных отраслей и хозяйствующих субъектов необходимо отменить, а сэкономленные несколько сотен миллиардов бюджетных средств направить на временное поддержание ставки по депозитным вкладам денежных средств населения.

Нет смысла объяснять, к какому мощному оживлению экономической жизни в стране приведёт долгожданное наведение элементарного порядка в финансовой сфере. При этом возможный временный дефицит финансовых ресурсов в банковской системе необходимо покрывать за счёт кредитов ЦБ, тем более в нём появится значительная рублёвая ликвидность за счёт переоценки золотовалютных резервов вследствие девальвации национальной валюты.

Третье. Государство одновременно должно стать мощным драйвером в стимулировании экономического роста и внутреннего спроса за счёт активного направления средств на развитие инфраструктуры, и прежде всего автомобильных дорог. При этом необходимо установить контроль за ценообразованием в дорожном строительстве. Так, стоимость современной четырёхполосной дороги, соответствующей всем современным стандартам, не должна превышать 3 — максимум 4 млн долларов за 1 километр. До 2020 года предоставляется возможным построить не менее 50 тыс. км современных автобанов, соединив ими не только областные центры, но и большинство районных. Источником финансирования дорожного строительства могли бы стать целевые инфраструктурные займы Центрального банка регионам РФ, которые окупились бы в течение 10–12 лет ежегодным ростом ВВП на 4–6% только за счёт качественных дорог.

Вторым направлением экономического роста, стимулируемого государством, должна стать поддержка индивидуального жилищного строительства и сопутствующей инфраструктуры. За счёт умело выстроенной системы взаимодействия и партнёрства между государством, регионами, застройщиками и банками вполне возможно ежегодный объём индивидуального строительства жилья по стране довести до 1 млн усадебных домов, или 130–150 млн кв. м в год.

Поддержав только эти два направления, мы создадим мощный мультипликационный эффект экономического роста во всех отраслях на ближайшие 10–15 лет. При этом последствия укрепления социальной стабильности в национальной консолидации российского общества трудно переоценить.

Четвёртое. Любые действия по стимулированию экономического роста обречены на провал, если на рынке труда нет квалифицированных кадров, что в настоящее время уже становится главным сдерживающим фактором развития российской экономики, не говоря уже о предстоящем росте. Вывод очевиден: в стране срочно необходимо провести реформу профессионального образования, максимально адаптировав его под потребности экономики, а для этого надо сбалансировать интересы государства, работодателей, учебных заведений и самих студентов и учащихся, которые сегодня крайне разобщены.

И последнее. Предстоящий период экономического оздоровления потребует от всех нас консолидированных и солидарных действий, а это может обеспечить только президент страны. Поэтому экономические преобразования должен возглавить глава государства, создав для этого необходимые органы управления, наделённые широкими полномочиями, и обеспечив при этом широкую разъяснительную работу по всем принимаемым решениям, действиям и их последствиям.

Источник публикации: http://www.odnako.org/almanac/material/ekonomika-rossii-kak-ona-ostanovilas-i-kak-eyo-podtolknut/

Сcылка >>


Оцените статью