Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Рассуждения на тему выживания в апокалипсический период полного захвата власти либерсданутыми

Мировой кризис

12.12.2013 14:27  

1171599

129

Часть I. Пластилин.

- Канальный! Канальный! Канальный! Канальный!

Ор толпы слился в один мощный резонанс, и на минутку ему послышалось, что она скандирует не «Канальный», а «Оральный».

«Это больше похоже на правду», - подумал он.

Действительно, все 10 лет его деятельности можно охарактеризовать одной большой говорильней. Нескончаемый поток слов с экранов телеканала «Ветер», который теперь вместо «Уха Столицы» считался основным рупором россиянской либерастии, тысячи исписанных страниц в ГГ, бессчетные речи на московских митингах, которые он успел произнести за последние пол года. Всё демонстрировало его нескончаемою способность говорить. Он говорил обо всём и со всеми, подстраиваясь под каждую аудиторию, как пластилин. С бизнесменами он говорил, как бизнесмен, проклиная высокие налоги и поборы пожарников. С толпой московских хипстеров, он говорил, как хипстер, постоянно вставляя сентенции про дороговизну гаджетов и счастливую жизнь европейцев. Со своими основными сторонниками из ЛГБТ сообщества он рассуждал на тему возможности гомосексуальных браков и праве заниматься сексом с детьми по достижению ими восьми летнего возраста, как это принято в цивилизованных западных странах. С националистами он скандировал лозунги: «Хватит кормить Поволжье» и «Татары, вон из России». А Хезбуттахрирщикам в Казани он говорил о нечистоплотности русского быдла, и том, что лично он никогда не ел свинину. Даже с престарелым лидером русского имперского движения, который до сих пор цеплялся за национального лидера, он говорил о возрождении России в форме империи и духовных скрепах русского народа.

Все его слушали, внимая его словам. И если кто-то пытался пересказать одной аудитории, что говорил Пластилин другой - радикально противоположной по взглядам от первой, его тут же обзывали провокатором и агентом ФСБ. На одном из зимних митингов, накануне выборов в 5 туров, когда только с 5 раза удалось избрать Канального, одного такого «агента ФСБ» толпа буквально растерзала на части на глазах у ничего не делающего ГОПОНа (Государственный отряд полиции особого назначения). Правда, после случившегося парочку особо рьяных мясников всё-таки удалось задержать. Но после истерии поднятой в западных и россиянских СМИ о зверствах власти над мирными митингующими, их освободили уже через 24 часа. Все каналы показывали, как лично за ними приезжал Пластилин и посол США Майкал Мудфол.

Теперь Канальный пришёл к власти. Национального лидера не показывали по телевизору уже больше трёх дней. Возле захваченной либерастами мэрии ещё после первого тура проходил народный сход по случаю торжества победившей демократии.

Он помнил, как либерастическая толпа захватила мэрию, в понедельник вечером после выборов, ещё до объявления официальных итогов первого тура. Откопав где-то трактор с ковшом, она устремилась к центру управления столицей по пустой Тверской, на которой не было ни одной машины. По странному стечению обстоятельств именно в этот день московская полиция перекрыла все подъезды к центру города. И отсутствие обычных пробок беспрепятственно позволило проскочить либерастам к дому напротив памятника Александра Невского. Он видел по телевизору, как ковш трактора снёс ворота преграждавшие путь ко внутренним подъездам резиденции мэра Москвы. При этом тонкая шеренга бойцов ГОПОНа, стоявшая перед воротами, трусливо разбежалась по сторонам перед наезжающим на них трактором.

В открывшуюся брешь, во внутренний двор мэрии устремилась многотысячная толпа либерастнутых. И уже через пять минут в одном из окон второго этажа высунулся Пластелин, держа в правой руке россиянский триколор. Но самое удивительное, что за ним, в глубине помещения, маячила голова Седого – мэра столицы, который еще за два дня до штурма мэрии седел на совещании у национального лидера и говорил о том, что он не допустит никаких беспорядков в городе.

Он помнил, что именно в тот момент он впервые осознал, что обратной дороги нет. Всё, что предсказывал ещё три года назад Михаил Макаров в своих постах в ГГ воплотилось сегодня.

Москва и Питер бурлили уже 6 месяцев. Всё это время с экранов не сходила голова национального лидера, который призывал народ соблюдать законность и правопорядок. После первого разгона митинга на Манежной площади в отставку подала половина министров правительства. После того, как представитель государственного департамента Виктория Нудист заявила о недопустимости силовых мер в отношении оппозиции, национальный лидер отправил начальника московской полиции в отставку, обвинив его во всём случившемся. После этого полиция лишь наблюдала, как либерастнутая толпа полностью захватила манежку и начала строить на ней баррикады. Очевидно, полицейским начальникам очень не хотелось быть очередными козлами отпущения. Либерасты почуяли полную безнаказанность и стали хозяйничать в центре города, превратив захваченную мэрию в свой официальный штаб.

После третьего тура выборов, когда снова, по мнению либерастов, посчитали не правильно голоса, и вместо Пластилина победил национальный лидер, запад объявил о замораживании всех активов россиянии и россиянского бизнеса в странах США и Европы. И уже через месяц в городе начались перебои с продовольствием, - у страны не было денег, чтобы покупать импортные продукты. Своего продовольствия россияния не производила последние два года – после вступления в ВТО это было экономически не рентабельно. Правда, в народе ходили слухи о том, что на складах в 20 километрах от Москвы продовольствия было достаточно, но слухи оставались слухами, а картошки и хлеба в магазинах не прибавлялось.

Ещё более удивительным было, как сразу после объявления итогов 3-го тура закрылись все Машаны, Подземки и все супермаркеты, принадлежавшие Y8 Retail Group. Конечно, можно было говорить о теории заговоров. Ведь все эти сети принадлежали иностранцам, но верить в это как-то не хотелось.

Отсутствие продовольствия сразу увеличило толпу либерастнутых в центре города. Если после первого тура их собиралось не больше двадцати – тридцати тысяч, то к четвертому, казалось, что уже пол Москвы собралось на манежке. К пятому туру к лозунгам о демократии и свободе слова добавился лозунг: «Хлеба!».

И вот наступила полночь между воскресеньем и понедельником – ночь подсчета голосов по итогам пятого тура. Уже к 12 часам стало понятно, что Пластилину посчитают больше 70% голосов. В половине первого ночи, он, как и после первого тура, появился в окне мэрии на втором этаже и Седой был уже не за его спиной, а стоял рядом с ним.

- Канальный! Канальный! Канальный! Канальный! – скандировала толпа.

«Пора», - сказал он себе. Вышел из подъезда своего дома, который находился в Алтуфьево и сел в свой автомобиль. Его путь лежал на север, в Ярославскую область.

Продолжение следует
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью