Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Мифы либеральных экономистов и их задачи

Мировой кризис

16.07.2016 07:13  

126

Миф первый: рост денежной массы ведёт к росту цен.

Для укоренения этого мифа для обоих явлений: и для «роста денежной массы» и для «роста цен», - используется один термин – «инфляция». Цена, как известно, определяется соотношением спроса и предложения и уровнем издержек. Обоснованием положения о том, что при росте денежной массы, то есть при росте спроса, вырастут цены, является предположение о полной загрузке производственных мощностей. Однако это давно не так. Во многих странах производственные мощности уже избыточны и рост спроса ведёт к производству дополнительной продукции, а не к росту цен. Так например Япония предпринимает усилия для борьбы с дефляцией, а не инфляцией, и рост денежной массы ей в этом не помогает. Не состоятельность первого мифа очевидна и ему на смену приходит другой миф. Задача первого мифа защитить интересы финансового капитала, не допустить обесценивания денег, сохранить доходность от кредитной деятельности. Отказ финансовой элиты от первого мифа обусловлен потребностями геополитической конкуренции, необходимостью выиграть соревнование в развитие производительных сил с СССР, а также внутренней конкуренцией капстран.

Миф второй: рост денежной массы ведёт к росту цен, но только в странах с неразвитыми производительными силами.

Фактически второй миф - это модернизированный первый. Если первый миф утверждал, что любой рост денежной массы в любой стране ведёт к росту цен, то второй миф утверждает, что только в некоторых странах рост денежной массы, но любой, ведёт к росту цен. Этот миф развеять так же легко. При росте денежной массы через кредитование производителей рост предложения всегда больше роста спроса. Вряд ли какой-нибудь вменяемый производитель возьмёт кредит, чтобы увеличить заплату своих работников не задумываясь над тем, как он его вернёт. Возьмёт ли производитель кредит на пополнение оборотных средств и увеличит представленность своей продукции в торговых сетях, возьмёт ли он кредит на расширение производства, либо на технологическое его перевооружение, результат будет один – увеличение предложения товаров и снижение себе стоимости производства. Упрощение и удешевление кредитования производителей – лучший способ борьбы с инфляцией, если она есть, и лучшее профилактическое средство для её предотвращения. Конечно, развитие производительных сил в какой-либо стране не выгодно её геополитическим конкурентам и миф N2 служит их интересам, но его недостаточно для блокирования кредитования национальных производителей национальными кредитными институтами. Нужен дополнительный инструмент для блокировки национальных кредитных механизмов.

Миф третий – стоимость кредита в экономике определяется рисками его не возврата.

Ссылки на риски, неразвитость инфраструктуры, судебных органов и т.д. один из самых излюбленных доводов оправдания высокой цены на кредитные ресурсы в развивающихся странах. Однако за комбинацией этих общих фраз кроется определённое лукавство. Зададимся простым вопросом: « В каком случае риск невозврата инвестиционного кредита выше:
- когда спрос на продукцию строящегося предприятия не удовлетворён?
- или когда уже имеются избыточные мощности по производству аналогичной продукции?»
Ответ очевиден – инвестиционные кредиты более рискованны в странах с избыточными производственными мощностями. Но именно в них кредиты дешевле. Достигается за счёт социализации рисков. Все эти деривативы, ку-ку, направленные на госвыкуп плохих активов в финансовом секторе, раздувание балансов ЦБ, всё это – механизмы социализации рисков финсектора, которые позволяют ему снизить стоимость кредита для производителей и сохранять реальному сектору инвестиционную активность и избыточность. Разумеется, эти инвестиционные механизмы должны быть заблокированы у геополитических конкурентов, для этого и служит третий ми, но есть и другие задачи этого мифа.

Для понимания сути третьего мифа приведу простой пример. Скажем имеется пять коллективов, которые могут разрабатывать оборудование для шахт. Можно поставит задачу и дать кредит одному из них, а остальные распустить, отправив торговать памперсами в качестве торговых представителей. Оборудование, пусть не самое лучшее, будет разработано и кредит выплачен. А можно дать кредит всем пяти коллективам и всем пяти поставить задачу. Да, лишь один комплект оборудования будет лучшим, лишь один коллектив вернёт кредит и сам заработает, но четыре коллектива сохранят квалификацию и смогут когда-нибудь что-то создать. В последнем случае продукция будет сохранять высокое качество и сохранять востребованность данной продукции на мировых рынках Можно сказать, что в современном мире без социализации рисков, связанных с НТП, сохранять лидирующее положение в наукоёмких областях производства не возможно.

Обычно, чтобы запретить дешёвые кредиты производителям либералы говорят, что оно будут использоваться не по назначению. Это предположение легко отклонить. Достаточно ввести механизмы контроля использования кредитных ресурсов. Но это, контроль использования кредитных ресурсов – уничтожение власти финансового капитала во всём мире. Сейчас можно раздать деньги Банка кому попало, лишь бы процент, повыше и иметь законную прибыль, которую можно через дивиденды и бонусы высших менеджеров законно вывести из Банка. Можно так же через рост активов Банка увеличить фактически бесплатные финансы на счетах «своих» структур и пользоваться ими как заработанными. Бесконтрольность использования кредитных ресурсов в сочетании с социализацией рисков – основа могущества баков и их доходов.
Успех страны, основанный на социализации рисков при кредитовании производителей при жёсткой системе контроля использования данных кредитных ресурсов, будет началом перехода к новой экономической модели, модели, где роль финансистов будет вторична по отношению к бюрократии Государства, определяющий условия кредитования и социализации долгов. Реальная стоимость кредита определяется механизмами социализации.

Третий миф, миф об обусловленности кредита рисками - последний форпост финансовой олигархии. Я не идеализирую бюрократию, но механизмы ненасильственного взаимодействия с ней есть. Сохранение же и укрепление власти финансовой олигархии ничего хорошего большинству граждан России не несут.
Иллюстрацией к тому чьи интересы защищает третий миф может быть диссуссия о механизмах кредитования, на ветке ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА ЦБ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЗДРАВОГО СМЫСЛА.
Там я столкнулся с интересной позицией: [q]


А общество это кто? нету такого субъекта. .....Возьмите у него интервью. Хит будет :) И фотку пришлите, пл [/q/q

Любая политика, в том числе и денежно-кредитная, есть управление, а управление предполагает цель управления. А раз есть цель управления то и должен быть субъект, которому эта цель присуща. Общества, из интересов которого можно было бы исходить, для либералов нет. В таком случае у тех, кто защищает проводимую ЦБ и Правительством политику борьбы с инфляцией через зажим денежной массы и обнищание населения, хотелось бы спросить кто субъект, в интересах которого проводится эта политика, в чьих она интересах, как у него «взять интервью» пусть и без фотки?
Фактически. Либералы, отрицая наличие Общества с его интересами, с возможностью гармонии между социальными стратами и этносами, и признавая только конкуренцию между ними, недалеко уходят от фашизма с их идеологией «избранных» и «правом сильного». Понаблюдайте за апологетикой США своих действий, в основе «интересы», «исключительность» и «право силы».


закрыть...

Оцените статью