Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема Когда же русские станут за русских?

Мировой кризис

08.07.2014 14:47  

131

2014-06-06 Анастасия Иванова

Наказание без преступления

Межэтнические стычки давно стали серьезной проблемой для нашей страны. И уже стало привычным, когда виновная сторона этих конфликтов назначается заранее, а на скамье подсудимых оказываются сами жертвы нападений. Подобный случай произошел в Брянской области, где в конце прошлого года тихий городок Дятьково взорвало такое типичное для России ЧП.
30 ноября около 8 вечера дятьковцы Женя Дмитриев, его девушка Лена и Игорь Ермаков спокойно ужинали в клубе "Пещера дракона". Никаких бурных мероприятий компания не планировала – Ермакову через день нужно было ехать в Мурманск, сдавать норматив на получение звания мастера спорта по боксу,


да и молодые люди никогда не были склонны к поиску сомнительных приключений.
Однако судьба распорядилась иначе.
Все началось с неприятного пустяка. Елене преградили путь в холле ночного клуба двое армян - кавказцы настойчиво предлагали пойти с ними в сауну. На выручку девушке поспешили ее приятели. Дмитриев потребовал извиниться перед Леной, назойливые ухажеры вспылили, один потянулся к карману. "За оружием", решил Игорь и ударил оппонента.
Удар пришелся ладонью в лицо, кавказец покачнулся и отступил. Казалось бы, инцидент был исчерпан. Однако, ретировавшись, армяне пообещали, что приятелям больше не жить – они-де прибыли из самой Москвы и Дятьково сейчас узнает, почем фунт лиха.
Ребята на всякий случай уехали из клуба, а через час вернулись на дискотеку, убедившись, что южан в "Пещере" уже нет. Но затишье оказалось недолгим. Через полчаса Жене сообщили, что его новенький, купленный в кредит автомобиль кромсает толпа кавказцев, требуя вызвать на улицу хозяина. На шум вышла вся отдыхавшая в ресторанчике и окрест молодежь.
-Мы с другом ехали на машине, и вдруг видим – человек пятнадцать женину машину кто пинает, кто царапает ножами, - так вспоминает тот вечер местный житель Андрей. - Я сразу позвонил Жене и Игорю, рассказал, что происходит. А потом началась драка. Все было сумбурно, даже звучали выстрелы. Один армянин ударил меня топором, я едва успел выставить руку, иначе удар пришелся бы в голову – а так попал по запястью.
Другой парень, Александр, разговаривал у входа в здание по телефону, когда рядом началась непонятная суматоха:
-Девчонки рядом сказали – смотрите, что за люди там собираются? И действительно, возле машины суетилась какая-то толпа, машину били. Потом завязалась драка. На Игоря напали двое. У него куртка оказалась порезанной, только телефон жизнь спас. Но он отбился голыми руками. Дальше мы пошли в клуб – Игоря в ногу ранило, думали, пуля. Он смывал кровь в туалете.
Толпа, как выяснилось позже, выскочила из соседнего здания – торгового центра "Парус". ТЦ приютил подпольный цех, в котором скромный армянский коллектив шил итальянскую обувь для столичных магазинов. На "разборки" арсенал работники производства прихватили соответствующий. Потом следователи демонстрировали целый стол, заваленный сапожными ножами, самодельными тесаками, сапожными молотками, сапожными ножницами и даже топорами. "Топориками", строго уточнило следствие. Такой боевой "топорик" чуть не снес голову Андрею.
Полиция, утверждают молодые люди, стояла на противоположной стороне улицы, с интересом наблюдая за происходящим и даже не пытаясь вмешаться.
На следующий же день в городок ворвался брянский ОМОН и начал хватать всех, кто оказался на записи камер видеонаблюдения - вне зависимости от роли в стычке. Задержанных направили в областную столицу, где была создана комиссия по расследованию ЧП. Возбудили дело по части 2 статьи 213 УК РФ "Хулиганство" и по статье 111 УК РФ "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью". Многие в драке получили порезы и ушибы, но в больницу обратились лишь четверо армян, причем одного из них, Ашота Оганесяна, привезли с ранением правого желудочка сердца. Массовая межнациональная драка – происшествие из той категории, что нервирует региональное начальство. Губернатор Брянской области Николай Денин собрал оперативное совещание в связи с инцидентом. На совещании, как и полагается, решили, что конфликт возник "на бытовой почве и не носил национальной окраски". Глава местной армянской общины заверил общественность, что его виновники, конечно же, дятьковцы.

Но декабрь прошлого года закончился амнистией и почти всех задержанных отпустили – кроме двоих, Игоря Ермакова и Жени Дмитриева. Кто-то же должен стать виновным – заявили в прокуратуре без тени смущения. Тем временем обвинение изменилось, к части третьей статьи 111 добавилась четвертая – причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего. Оганесян, попавший в больницу с ранением в сердце, пережил в хирургии прободение язвы, потом заворот кишок и был выписан лишь 20 января в удовлетворительном состоянии. Но уже через четыре дня он снова оказался в больничной палате с жалобами на плохое самочувствие и 25 января умер от, как констатировали врачи, "левосторонней нижедолевой пневмонии застойного характера". Воспаление легких тоже решили списать на драку.

Против Дмитриева, чтобы оставить под стражей и его, возобновили уголовное дело, ранее приостановленное за отсутствием улик. Брянское следствие решило, что человек в маске, зафиксированный видеокамерой во время ограбления банкомата, совершенного год назад - это сам Евгений. Его "опознали" по единственной части лица, с трудом различимой на записи - переносице. Заодно была утяжелена статья старого обвинения.
Стрелочники

- Сейчас делают ребят виновным. - говорит отец Игоря Сергей - Якобы они по сговору группой лиц нанесли армянам тяжкие телесные повреждения, хотя сговор был как раз у армян, они собрали группу лиц, они вооружились и хотели зарезать наших детей. Мы знаем, что Игорю предлагали "взять на себя" нож – пойдет-де по статье о самообороне. Дело в том, что против него нет никаких улик - на лезвиях и рукоятках нет отпечатков пальцев сына, на его одежде нет следов крови. При этом сами же следователи признают, что все изъятое оружие было армянским.
Для усиления хлипкой доказательной базы следователи предложили сначала одному, потом еще двоим свидетелям заявить, что Игорь во время побоища держал в руках нож, ради убедительности пригрозив уголовным преследованием по делу о драке. Парни отказались, не побоявшись угроз, и даже готовы о предложении следствия рассказать на суде. Но нашлись более сговорчивые, и в деле появились некие засекреченные свидетели.
Однако концы с концами у брянских пинкертонов не сходятся. Как поясняет адвокат Ольга Кузнецова, Игоря в драке кто-то пырнул в правый бок, прорезав куртку и сломав телефон, лежавший в кармане – он-то и спас молодого человека от серьезного ранения. Следователи утверждают, что, защищаясь, Ермаков выбил орудие из руки нападавшего, подобрал его и уже сам напал на кавказцев – причем сразу на двоих. Но ударили Игоря сапожным ножом – это установила экспертиза. Сапожный нож, короткая косо обрезанная пластина металла, никак не смог бы нанести 7-сантиметровую рану, от которой потом лечили Оганесяна. Его били лезвием намного длиннее.
Есть к следствию и другие вопросы. Так, коллектив итальянских обувщиков никто и не думал задерживать, и он благополучно отбыл на родину.
-Мы спрашивали, почему не были задержаны армяне. Глава брянской группы следователей Александр Дубовой ответил, что их обещают к нему приводить. Кто обещал – не пояснил, - жалуются Ермаковы.
Перед тем, как покинуть Россию, один из пострадавших в побоище ночных налетчиков, Сейран Акопян сообщил, что за несколько секунд недружественного контакта успел запомнить ранившего его мужчину. И рассказал о круглолицем здоровяке, который, как ему показалось, держал в руке какой-то предмет. Уголовно-процессуальный кодекс полагает, что опознавать нужно живого человека, если тому нет серьезных препятствий. Но следствие решило иначе. Акопян предпочел сидящему в СИЗО его фотографию, "узнав" в изображении худощавого узколицего юноши описанного им раньше крепыша. Кавказец заверил, что плохо себя чувствует, боится встречи с арестованным, да и, к тому, спешит в Армению. Следователи пошли на встречу.
Теперь Акопян далеко, а ходатайства защиты о признании опознания недопустимым доказательством суд раз за разом отклоняет. Впрочем, суд "заворачивает" почти все требования и жалобы адвоката.
Вряд ли гости с юга собираются платить и за изувеченную машину Дмитриева, дверь которой они пробили насквозь сапожным инструментом.
-Один из кавказцев давал показания, что это он резал автомобиль, - говорит мать Евгения. - Но экспертиза показала, что на машине следы от трех орудий, а не одного. Правда, теперь все армяне исчезли из города, заявив, что опасаются за свою жизнь. Но о какой угрозе жизни может идти речь, если ребят держат в СИЗО?
-Я считаю, правоохранители делают так, чтобы отчитаться – что люди посажены, - подытоживает женщина. - Они просто отчитаются, не разбираясь, по какой статье кто посажен. Им все равно, на кого дело повесить. Такая у нас идет неправильная борьба с преступностью.
Ну а родственники начали свою борьбу. Сначала на одиночный пикет вышла мать Игоря. А потом несчастных родителей поддержали и другие горожане – Игоря и Женю здесь знают с самой лучшей стороны. Молодые люди всегда были спокойными, дружелюбными, неконфликтными, к тому же Ермаков – местная гордость, 21-летний спортсмен собрал на соревнованиях немало наград.
Правоохранители всполошились. Упрашивали родителей не митинговать, намекали, что на акциях могут произойти разные нарушения, случиться межнациональная рознь и ответят за это Ермаковы. Дело не обошлось только предупреждениями. 13 апреля на пикет не пришли ни мать, ни девушка Жени. Накануне Лене позвонил неизвестный и объяснил, что если она выйдет на акцию, ей попросту разобьют голову.
Тем не менее, родственники и друзья, а также просто неравнодушные дятьковцы продолжают протестовать. Они собрали подписи в защиту ребят, написали обращение на имя генпрокурора Чайки, были в приемной главы МВД Колокольцева, писали федеральному омбудсмену.
Им помогают казаки и "афганцы", их поддержало брянское отделение КПРФ, организация "Новый город", глава которой С. Антошин готов внести залог за Игоря, чтобы того выпустили на поруки из СИЗО.
Сейчас Ермаковы и Дмитриева жалеют, что не начали сразу выходить с протестами. Они уже не верят ни в честность следствия, ни надеются на добросовестность суда.

http://www.apn.ru/opinions/article31725.htm

Ничто так не понижает авторитет власти как предвзятая позиция по от ношению к представителям СВОЕГО народа. Нельзя преследовать ЧУЖИХ только потому, что они чужие, но УЖ ТЕМ БОЛЕЕ НЕЛЬЗЯ ПРЕСЛЕДОВАТЬ СВОИХ, ПОТОМУ ЧТО ОНИ ОБИДЕЛИ, ТОЧНЕЕ ЗАЩИЩАЛИСЬ ОТ ЧУЖИХ. ТОГДА ВЛАСТЬ - ЧУЖАЯ

Пора принимать отдельный закон, заперещающий отпускать из СИЗО участников конфликтов джаже на бытовой почве, если конфликт был между представителями разных этносов. Слишком часто наши "горячие"друзья включив весь арсенал средств диаспоры выходят сухими из воды, а крайними оказываются защищавшиеся.
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью