Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Как нам раздербанить китайскую кубышку

Мировой кризис

27.07.2015 09:01  

ragnar

135

Когда российское руководство наконец поймёт, что нефтегазовый рай закончился и не вернётся, встанет вопрос о реиндустриализации России. В других странах бывшего СССР это тоже должны понять.
Провести реиндустриализацию кровавым потом, по-сталински, уже не получится. Народ нынче не тот, слабоват. Да и не помогут миллионы трудармейцев с лопатами и тачками, - экономику уже другую надо создавать. Без денег – никак. Что делать?
Есть тут одна страна, у которой большая проблема – денег много.
Экономика России, Украины и Белоруссии летит в пропасть. Майдан породил «крымнаш» и войну на Донбассе. Запад ввёл санкции против России. Они оказались очень действенными, хоть поначалу этого не понимали. Украинская и белорусская экономики начали валиться вслед за российской. Скорость падения уже такая, что счёт до полного коллапса пошел на месяцы. Все обсуждают, будет ли в России революция (или «революция»), или не будет. Понятное дело, что те, кто сегодня управляет российской экономикой, ничего менять не собираются. Их самих надо менять. С революцией или без? Как получится. Я сейчас не об этом. Главный вопрос – есть ли ещё в российской элите достаточно могущественные люди, желающие спасти страну? Если есть – они скоро должны начать что-то делать. Иначе будет поздно. Будем исходить из предположения, что такие люди есть. Иначе – говорить не о чем. Всё началось с «крымской виктории» и восстания на Донбассе. От первого Кремль уже отвертеться не может, а своё участие во втором – отрицает. По правде говоря, российская власть ни при чём в обоих случаях. Разве Путин не понимал, какие последствия в отношениях с Западом повлечёт взятие Крыма? Думаю, понимал. Он ничего такого делать не собирался. Как же «собирание земель», скажете? А зачем? Чтобы «собирать земли», надо иметь хоть какое-то видение будущего, какую-то идеологию. Иначе – что с этими землями делать? Просто повесить на «трубу» ещё 2 миллиона едоков? Военно-стратегическое значение Крыма в «русско-турецком озере» тоже крайне сомнительно. Никто никакие «земли» собирать не собирался (простите за тавтологию). Единственное, чего хочет актуальная политическая элита России – «остановись мгновенье, ты прекрасно». Качать нефтяру, складывать денежки в зарубежные банки, куршевелиться и бросать кость народу. И всё. Я думаю, что не открою никакого большого секрета, если скажу, что «зелёные человечки» в Крыму не были российскими военнослужащими. Это была частная военная компания (ЧВК). У всех сразу возникает вопрос – чья, российская? Вопрос некорректный. На то она и частная, что никакой государственной привязки не имеет. У государств есть армии. Операция была проведена блестяще. Но всё могло бы пойти не по плану. Представим себе, что какой-то крэйзи хохол с ротой спецназа прилетел в Крым и вступил в бой с «зелёными». Понятно, что на материковой части Украины «зелёных» прикрывали, но срыв был возможен. Если бы «вежливых» взяли в плен и опознали (или опознали трупы), выяснилось бы, что эти люди не являются российскими военнослужащими. Более того, многие из них (а может и все) никогда не служили в российских ВС, а многие даже никогда не были гражданами РФ. Но всё прошло хорошо. Крымчане на радостях объявили о вступлении в состав России. А «зелёные человечки» постепенно начали демонстрировать свою принадлежность к ВС РФ. То чёрную шапку-ушанку кто-нибудь наденет. Понятно сразу – Морская пехота ЧФ РФ. Потом стали интервью давать. И сразу выяснилось, что многие из них – монголоиды. Чисто говорящие по-русски монголоиды в больших количествах встречаются только в России. Параллельно с этим в российской прессе начался девятый вал восхвалений Путина за героическое взятие Крыма, перешедший в натуральную патриотическую истерию. И что оставалось делать бедному Путину? Сказать, что «я – не я, и лошадь не моя»? Пришлось Крым принимать. А потом в известном «документальном» фильме рассказывать о том, как он «оказал содействие крымчанам». Очень выверенная формулировка, - можно понимать как хочешь. Аналогичный фокус на Донбассе не получился. Там нет естественных границ, и население не столь однородно русское. Здесь Путину удалось «спрыгнуть» как бы не выли «патриоты» о предательстве. Но после Крыма все уже готовы верить, что войну на Донбассе устроил Путин. И московские провокаторы помогают такой трактовке своими сказками про «отпускников». В общем, вся эта ситуация российской правящей элите – кость в горле. Ничего такого они не хотели, и сейчас они хотят только одного – вернуть всё «взад». Чтобы как раньше качать нефтегаз и рассказывать элехторату про «деду и победу». Они ждут когда же это всё уляжется. Надеются на то, что и Западу это противостояние влетает в копеечку. Но Западу не нужен возврат к прошлому. Там понимают, что существующая модель экономики зашла в тупик, и для смены парадигмы всем понадобится хорошая встряска. Конечно, и на Западе есть некоторые силы, пытающиеся сохранить статус-кво. Национальные бюрократии. Но, я полагаю, они проиграют. Корпоратократия сильнее. Путинское руководство, наверное, уже догадывается, что возврата к прошлому нет, но ещё надеется. Это – сильное чувство, оно часто пересиливает рациональные соображения. Итак, когда российское руководство наконец поймёт, что нефтегазовый рай закончился и не вернётся, встанет вопрос о реиндустриализации России. В других странах бывшего СССР это тоже должны понять. Где-то это уже поняли (как в Казахстане), где-то теоретически могут понять (как в Белоруссии), где-то для этого понадобится экономический коллапс (как на Украине), а где-то уже ничего не поможет, наверное (как в Прибалтике). Где же взять на это деньги? Все, кроме России, в долгах как в шелках. А российские денежки лежат в неподходящем месте, и, скорее всего, заморские буржуины таки наложат на них свою волосатую лапу. Провести реиндустриализацию кровавым потом, по-сталински, уже не получится. Народ нынче не тот, слабоват. Да и не помогут миллионы трудармейцев с лопатами и тачками, - экономику уже другую надо создавать. Без денег – никак. Что делать? Есть тут одна страна, у которой большая проблема – денег много. Американцы в начале 1980-х открыли для Китая свой рынок, и Китай начал богатеть. Ясное дело, китайцы не дураки, и всегда понимали, что работают за фантики, которые печатаются на типографских станках в США. Но ничего – таковы правила игры, и экономика на этом неплохо работала. Китай совершил индустриализацию и преобразился. А хитрые америкосы, пока Китай обеспечивал их привычными товарами по низким ценам, решали проблему перехода своей экономики на новый уровень. Называйте это постиндустриализмом, или укладом номер какой-то, неважно. Просто невозможно одновременно создавать новую экономику и сохранять старую. Лучшее – враг хорошего. Американский переходный период подходит к концу. С началом мирового экономического кризиса в 2008 году неизбалованные ранее богатством китайцы начали догадываться, что бывает и такая проблема, как слишком много денег. Они поняли, что Америка их рано или поздно кинет. Америке не нужны ни экономические, ни военные конкуренты, а дешёвые товары у них скоро будут делать роботы. У китайцев на руках 4 триллиона американских долларов, которые пока ещё являются деньгами. Но сколько они ещё будут таковыми, зависит по большей части не от китайцев. Американцы что-нибудь придумают, или мировую войну, или гражданскую войну в США, или амеро какое-нибудь. В общем, как-то спрыгнут. До этого момента осталось немного времени, и Китаю надо за это время потратить 4 триллиона. Но не как-нибудь, а с пользой. Купить чего-то полезного на такую сумму в мире – нечего даже пытаться. Не продадут ничего. Да и нечего, особенно. Предлагают только бумажки с другими рисунками и надписями. Остаётся один вариант – куда-то вложить в качестве инвестиций так, чтобы потом иметь какие-то дивиденды с капитала и другие приятные возможности. Вот, придумали Новый Шёлковый путь. Понятное дело, Америке этот план не подходит. У американцев – свои виды на деньги европейских потребителей. У европейцев, может быть, имеются и свои соображения, но кто их будет спрашивать? Новый Шёлковый путь, понятное дело, может пройти по территориям всяких «незалежных» государств только при условии согласия местных. А согласие, как известно – продукт при полном непротивлении сторон. По морю не получится – там американские авианосцы рыщут. Как заинтересовать элиты транзитных стран? Деньгами, вестимо. В эсэнговных столицах уже потирают руки в предвкушении китайских денег, которые будут щедро рассыпаться направо и налево от Шёлкового пути. Ещё лет десять протянем! А там – ещё чего-нибудь придумаем, может, инопланетяне прилетят! Не хотелось бы, чтобы китайские деньги, если они к нам придут, были использованы так, как до этого использовали нефтегазовые доходы – на проедание и разворовывание. Народам постсоветских стран нужно будущее, а не продление агонии индустриального общества. Нужно, чтобы китайские инвестиции пришли к нам ровно тогда, когда политическая элита России окончательно поймёт необратимость событий и необходимость развития. С революцией, или без – другой вопрос. Если понадобится революция, - лучше она со всеми её кровавыми издержками, чем продление «стабильности». А если кто скажет, что это всё некрасиво по отношению к китайцам, то не забывайте, что китайцы – прагматики. Это слово с некоторых пор принято употреблять в позитивном ключе, но это архинеправильно. Это плохое слово. Это про «табачок врозь» и «свою рубашку». Решение Иуды сдать Христа первосвященникам было очень прагматичным. Не надо испытывать муки совести по поводу Китая. Неважно смогут ли китайцы пробиться к европейскому рынку со своим «путём», главное, чтобы к нам пришли их деньги, и пошли впрок. А китайцы получат удовлетворение акциями предприятий, которые будут построены.

Сcылка >>


Оцените статью