Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Неправильно запуганные чиновники

Мировой кризис

18.05.2015 21:19

ragnar

156

Как известно, все люди хотят, чтобы у них всё было, и им за это ничего не было. Только у кого-то больше возможностей достичь этого, а у кого-то – меньше. Чиновник, - это такой человек, которому доверили распоряжаться чужими средствами. И не просто чужими, а средствами государства. Государство – это кто? Физически, его как бы и нет. Все представители государства – те же чиновники. Значит, средства ничьи?

В последнее время от бизнесменов и прочих «деловых людей» всё чаще можно услышать, что с чиновниками «невозможно решать проблемы» потому что они «всего боятся». Поскольку сам я не «деловой», и понимаю, что все их «решения проблем» представляют из себя грабёж народа и предательство общих интересов, считаю, что этим их «трудностям» можно только порадоваться. 

Действительно, по сравнению с 1990-ми есть значительный прогресс. Тогда «вопросы» решались на раз. Потом в России и в Белоруссии верховная власть поняла, что такое положение нетерпимо, и начала наводить некоторый порядок. В Белоруссии в этом достигли гораздо больших успехов. У нас и сильный лидер появился пораньше, и страна поменьше – проще порядок наводить. На Украине этого не произошло. Там как воровали в 1990-е, так и продолжили. Результат известен.

Когда чиновники боятся воровать и нарушать права граждан, - это хорошо. Это – правильно. Конечно, надо понимать, что я говорю в относительных категориях. Ясное дело, они и воруют, и нарушают. Но не так сильно, как раньше. Вроде бы хорошо, но что-то нехорошо. Что меня беспокоит? 

Меня беспокоит решение задач развития, стоящих перед государством. Возможно, в каких-то прекрасных странах, где среди золотых гор текут молочные реки, а эльфы испражняются фиалками, бизнесмены и изобретатели могут начхать на чиновников, и двигать прогресс самостоятельно. Но не у нас. У нас, даже если у бизнесмена есть очень много денег и связей, чиновники могут гарантированно зарубить любые его начинания. Роль государства в решении задач развития у нас остаётся определяющей. Так было и в СССР, только там развитие было. А теперь – нет.

Чтобы пояснить мою мысль, построим треугольник сил, действующих на чиновника. Именно треугольник. 

Как известно, все люди хотят, чтобы у них всё было, и им за это ничего не было. Только у кого-то больше возможностей достичь этого, а у кого-то – меньше. Чиновник, - это такой человек, которому доверили распоряжаться чужими средствами. И не просто чужими, а средствами государства. Государство – это кто? Физически, его как бы и нет. Все представители государства – те же чиновники. Значит, средства ничьи? 

Когда-то во время гражданской войны в США из-за этого непонимания даже возникло прозвище американского государства – Дядя Сэм (Uncle Sam). На всём военном имуществе армии северян было написано «Property of U.S.» (собственность Соединённых Штатов). Когда люди спрашивали кто такой «U.S.», им отвечали, что это – государство. Они не понимали. Тогда кто-то решил, что проще будет, если сказать, что это принадлежит могущественному Дяде Сэму. Всё равно иначе не поймут.



Поскольку чиновник распоряжается не своими средствами, и те, кто за ним присматривает, тоже не являются хозяевами, они могут договориться. Чтобы чиновники, присматривающие друг за другом, не договорились, они должны не доверять друг другу и бояться друг друга. Иногда, в некоторых царствах-государствах случается всенародный порыв. Весь народ охватывает пламенная страсть к свободе, справедливости, прогрессу. Появляется множество людей, которые готовы работать не за страх, а за совесть. Но всё равно, систему на этом строить нельзя. Среди самых пламенных патриотов могут найтись самые наглые воры. Да и вообще, частенько самые «крепкие хозяйственники» оказываются самыми вороватыми. Поэтому страх необходим.

Значит, рисуем первый вектор (А). Направим его вниз. Можно рисовать его от желудка чиновника. Это – вектор его материальной заинтересованности. 

Второй вектор (В) – страх ответственности. Направим его влево-вверх. Значит, чтобы чиновник не воровал, вектор страха ответственности должен быть немного сильнее первого, тянущего чиновника в коррупцию. Если так, - чиновник не ворует. И всё?

В том-то и проблема, что власть, рапортующая об успехах в борьбе с коррупцией, видит только эти два вектора. Типа, чиновник хочет воровать, а мы ему не позволяем. Какие мы молодцы! А на кой, извините, вообще этот чиновник нужен? Для того чтобы кто-то героически боролся с его желанием воровать? Не проще ли тогда этого чиновника просто уволить, и ни с чем (ни с кем) бороться не нужно? Нельзя уволить? Почему?

Вспомнили, наконец! Этот чиновник для чего-то нужен! Для решения задач государства. Для развития! Нет? Не нужно нам развития? Всё и так хорошо? Лишь бы цены на нефть не упали? Вот в этом и проблема. Никаких задач развития наши государства перед чиновником не ставят. Единственная задача – поддержание статус-кво. Как говорится, ещё день простоять, да ночь продержаться. А там – видно будет.

Поэтому третий вектор (С) рисуем вправо-вверх, - коротенький-прекоротенький. Почти незаметный. Третий вектор означает желание чиновника решать задачи развития. Для верности он подкрепляется страхом не решить поставленные задачи. Страх не сделать то, что должен. То, ради чего его, собственно, и взяли на эту должность.

Всякое развитие сопряжено с риском. Всем известно, что когда что-то делаете, может не получиться. Особенно, если делаете то, что до вас никто в мире не делал. Конечно, это делают учёные и инженеры, но средства на это выделяют чиновники. И условия создают чиновники. И ответственность за результат несут в первую очередь чиновники. 



А если задача развития в принципе не ставится, - всё намного проще. Надо делать только то, что все делают каждый день с абсолютно предсказуемым результатом. А если есть хоть малейший риск – лучше этого не делать. Проще послать подальше любого учёного или инженера, чем бояться, что предлагаемый проект может не оправдать себя. Проще запретить на всякий случай всё, что таит в себе хоть малейшую возможность возникновения неприятностей. Да здравствует стабильность! У нас в Белоруссии очень любят это слово. Только вот самая лучшая стабильность – на кладбище.

Для того чтобы государство успешно решало задачи развития, необходимо, чтобы чиновник больше боялся не выполнить поставленную задачу, чем накосячить в процессе её решения. То есть, в идеале вектор А (личный интерес) должен быть самым коротким, вектор В (страх накосячить) должен быть длиннее, а вектор С (страх не сделать) должен быть длиннее, чем второй. В таком случае чиновник решает поставленные перед ним задачи, при этом проявляет разумную осторожность, и не ворует.

Но чтобы вектор развития был длинным, государство должно знать чего оно хочет. Оно должно иметь образ будущего. Образ будущего точь-в-точь похожего на настоящее – не катит. Статики в мире нет. Мир постоянно находится в процессе изменений. Недостаточно знать, каких изменений вы желаете избежать, необходимо знать, каких изменений вы хотите. Для этого нужна всё та же идеология. Образ желаемого будущего. Если образа будущего нет, нет и вектора развития. Есть только вектор удержания статус-кво. Коротенький и проигрышный.

Для того, чтобы поставленные перед чиновником задачи решались, вектор С должен быть длиннее вектора В. Поскольку С у нас – коротенький, может, укоротить В? Не получится! Ведь вектор А (желудочный) должен быть короче В, но А продиктован личными интересами чиновника! «Урезать» его не в наших силах! Его длина будет такой, какая есть. В соответствии с царящими в народе нравами. А нравы нынче известно какие. Деньги – идол. 

Что получилось? Во всех трёх расположенных на русской земле государствах вектор С – самый коротенький.
В России А больше или равен В.
В Белоруссии А точно короче В.
На Украине А намного больше В.



Получается, на Украине воруют без страха, в России воруют с опаской, в Белоруссии – воровать проблематично. Батька – молодец!
А что с развитием? Увы, - оно «в пролёте» везде!

Сcылка >>


Оцените статью