Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Благодетель с большой дороги

Мировой кризис

15.05.2015 07:19  

ragnar

151

Подразумевается, что народ содержит государство своим потом и кровью. А нехорошее государство грабит народ. Вот придёт новая власть, прекратит грабёж, и народ сразу разбогатеет!

Хочу всех расстроить. Это не совсем так. Местами даже совсем не так.

Если хочешь привлечь людей на свою сторону, надо говорить им то, что им нравится. Не так ли?

Во всякой оппозиционно-патриотической писанине, к коей относится и моя, постоянно «сквозит» одна мысль. Подразумевается, что народ содержит государство своим потом и кровью. А нехорошее государство грабит народ. Вот придёт новая власть, прекратит грабёж, и народ сразу разбогатеет!

Хочу всех расстроить. Это не совсем так. Местами даже совсем не так. В последнее время большинство «кровавых режимов» свой народ содержат. Не бескорыстно, конечно. Но ничего, кроме лояльности, взамен не требуют. Так значит, они – наши благодетели? Нет. И это неправильно. Всё немного сложнее.

В общепринятом понимании, государство – это механизм самоорганизации народа. Это средство, с помощью которого народ решает проблемы своего существования в истории.

Есть и другая трактовка государства. Государство как «стационарный бандит». Это – предельно циничная трактовка. Она подразумевает, что государство – это банда, которая контролирует какую-то территорию, и грабит всех, до кого может дотянуться. Но, поскольку отбираемое имущество создаётся на этой территории (или провозится через неё), всё отбирать нельзя. Иначе завтра отбирать будет нечего. Поэтому государство ставит процесс грабежа в рамки закона, и отбирает ровно столько, сколько можно отобрать без фатальных последствий для объекта грабежа. А объект этот генерирует блага сам по себе, и без бандитов был бы только богаче.

Какая трактовка правильная? По-всякому бывает. Иногда одна, иногда – другая. Античные демократии нельзя считать «стационарным бандитом», а вот средневековые королевства и зарождающиеся в XVI веке национальные государства – уже в какой-то степени можно. Действительно, ведь средневековая экономика могла работать сама, хоть и с большими проблемами в неурожайные годы. А единственной полезной функцией стационарных бандитов была охрана своих ограбляемых от соседних бандитов.

Всё изменилось с приходом Модерна и Научно-технической революции. Жизнь так усложнилась, что государству пришлось не только махать мечом и пировать, но и управлять экономикой. Если хотят выжить и не стать жертвой коллег-соседей. А когда возникли массовые армии, пришлось и образованием народа заняться. Народ поумнел, и вооружившись книжкой «Капиталъ» стал бороться за свои права. Пришлось ему какие-то права давать. Возникло социальное государство. В какой-то период государство было главным фактором развития. О «стационарном бандите» тогда могли говорить только совершенно бессовестные козлы.

К сожалению, ничто не вечно под Луной. В ХХ веке государства начали плодиться как грибы после дождя. Все этносы вдруг заразились идеей государственного строительства, вздумали, что они «сами с усами» и скоро дадут сто очков вперёд традиционным государствам. Когда в 1960-е годы Африка освобождалась от колониализма, многие интеллектуалы на полном серьёзе говорили, что она скоро станет похожей на Швейцарию. Дескать, только  проклятые колонизаторы мешали этому произойти раньше. Но что-то до сих пор Африка совсем не напоминает Швейцарию.

Дело в том, что большинство новоявленных государств в Африке, Латинской Америке, и, отчасти, в Азии являются государствами только по форме. То есть, нам кажется, что это такие же государства, как и обычные европейские. Ну, разве что по каким-то причинам очень бедные. Но это не так. Фактически это банды, прикрывающиеся государством как ширмой. Банды, контролирующие какую-то территорию, и «сидящие» на каком-то ресурсе. «Стационарные бандиты» вернулись.

Когда колонизаторы сочли, что гораздо проще будет управлять дикарями с помощью технологий неоколониализма, они ушли. Но при этом они нарезали колонии на территориальные государства и вверили управление ими представителям каких-то кланов, племён, банд. Банды-государства находятся в гораздо лучшем положении, чем просто бандиты. В глазах международного сообщества такая банда считается государством. Она имеет государственную символику, собственную валюту, почтовые марки, дипломатические представительства, и даже является членом ООН. Какие-либо насильственные действия против такой банды будут считаться агрессией против суверенного государства, и, в зависимости от расклада сил в мире, кто-то будет по этому поводу очень возмущаться.

На самом деле, у банды-государства расклад следующий.

Есть ресурс, на котором банда «сидит». Обычно это полезные ископаемые, иногда – сельское хозяйство, в некоторых случаях – географическое положение. То есть, то, из чего можно сделать деньги. Но, естественно, источник денег обычно – внешний. Мысль о том, что можно дать образование своему населению, построить заводы и развиваться, никому обычно в голову не приходит. А если и приходит, вслед за этой мыслью в голову приходит пуля.

С другой стороны, есть балласт. Это – лишняя территория и население, от которых нельзя избавиться, так как они дают банде легитимацию в глазах мирового сообщества. То есть, та часть территории, на которой нет нужного ресурса, и то население, которое не занято в обслуживании данного ресурса. Например, обычно полезные ископаемые в Африке добывают западные компании самостоятельно. У них свои заводы, свои работники, свой транспорт, своя охрана и даже свои объекты соцкультбыта. Местных нанимают только на самые грязные и неквалифицированные работы. От банды-государства требуется только обеспечение безопасности в местах добычи, транспортировки и отправки ресурса. За это банда-государство получает условленные деньги, и может дальше заниматься своим обычным делом – подавлением всех возможных претендентов на власть. Таким образом, из населения им нужны только люди для комплектования силовых структур, для обеспечения инфраструктуры столичной жизни богатых госбандитов, и немного чернорабочих. Если ресурс – выращивание не растущих в Европе сельхозкультур, людей требуется больше. Тут сложнее. Большому количеству рабов надо платить, но так как платят мало, они могут стать социальной базой конкурирующих претендентов на власть. В чисто добывающих странах проще – подавлять совсем ненужных людей легче.

То есть, идеальными условиями для банды-государства будут:

- большой ресурс,

- малое население,

- однородный этнорелигиозный состав населения,

- отсутствие территориальных споров с соседями и ирредентистских настроений.

Конечно, полного идеала на свете не существует, но наиболее близко к нему находятся арабские нефтедобывающие страны. Ресурса там навалом, а населения очень мало, и оно довольно однородно. Хоть и те же арабы, что и за ближайшей границей. Наихудшим примером является Сомали. Там ресурса нет вообще, поэтому и нет желающих поддерживать иллюзию государственности. Ведь даже на поддержание одной «вывески» всё-таки нужны некоторые средства. Банды там остаются совершенно обычными бандами, и поэтому могут подавляться международным сообществом. Хотя, у международного сообщества желания особого не видно. Ведь ресурса-то нет! Из-за бедности сомалийские бандиты от разворовывания гуманитарной помощи перешли к морскому пиратству. Вот уж жизнь заставила!

А в Советском Союзе рабочих рук не хватало. Потому что советское государство решало вопросы развития. Не всегда удачно, правильно и последовательно, но решало. Такая задача в принципе ставилась. Теперь, когда задача развития не ставится, государство превращается в того самого «стационарного бандита». Но, не сразу. Поначалу мы тешились иллюзиями о прекрасных перспективах постсоветских государств.

У российских патриотов принято гневно плеваться, когда вспоминают слова одной западной ведьмы о том, что России достаточно было бы 15 миллионов населения. Для обслуживания трубы и всей сопутствующей инфраструктуры. Но в рамках существующей реальности это – правда. Все остальные «дорогие россияне» - слишком дорогие, чтобы их кормить. Но «доброе» государство кормит, куда же их девать! Пока сами не вымрут – ничего не поделаешь. Пассив у РФ – большой. И с падением цен на нефть становится всё тяжелее.

В начале 1990-х белорусская националистическая оппозиция призывала строить благосостояние белорусов на российском транзите. Но пришедший к власти в 1994 году Александр Лукашенко гневно одёрнул их. Как это?! Мы будем наживаться на наших русских братьях? Не бывать такому! И довольно быстро приступил к освоению транзитного ресурса. В последнее время политика «нефть в обмен на поцелуи» начала давать сбои. После начала украинского кризиса и введения антироссийских санкций Лукашенко начал активнее прежнего заигрывать с Западом. Российская помощь значительно сократилась. Умирающая белорусская промышленность начала биться в предсмертных конвульсиях. И стало заметно, что Белоруссия очень напоминает государство-бандит. С большой дороги.

Но расклад плохой. В активе у Лукашенко только российский транзит с «дыркой в границе» и два современных нефтеперерабатывающих завода. И ещё немного сельского хозяйства, «благо» что зарплаты там нищенские. Зато пассив – огромный. Население, если даже оно составляет не 10, а 8 миллионов, - слишком велико. Отстёгивать на его содержание надо слишком много. А ещё одной огромной проблемой для белорусской правящей банды является то, что этнический и религиозный состав населения практически полностью совпадает с сопредельным российским. В Белоруссии живут преимущественно такие же русские и православные (в культуре) люди, как и в России. Зачем тогда нужно отдельное государство, которое паразитирует на таможенной границе и транзитных путях той же самой России? Непонятно.

На Украине дела ещё хуже. Кроме транзитного вымогательства, есть ещё порты, курорты (оставшиеся) и уголь (был). А населения – очень много. И самое ужасное, что оно очень неоднородное. На границах – тяготеет к соседним странам. Крым уже «притянуло». Да и сами украинцы делятся как минимум на три подкатегории. Взрывчатая смесь. Украину пока спасает только то, что откровенный криминально-цирковой характер тамошнего государства уже приучил население к мысли, что от государства чего-то ждать не надо. Социальное государство там практически ликвидировано. В отличие от Белоруссии и России, где ещё немного осталось. Так что украинское население в меньшей степени зависит от «благодеяний» государства, и быстрее других погружается в архаику.

Всё-таки наше население избаловано советскими достижениями. Оно привыкло к пенсиям, субсидированным ценам на основные товары, транспорт и услуги ЖКХ. Привыкло к бесплатному образованию и здравоохранению. Одно отопление зимой чего стоит! Это не негры в Африке, которые живут, как жили их предки тысячи лет назад. С ними государству делиться не надо. Всё, что там надо – запугать хорошенько. У нас этого недостаточно.

Самое ужасное то, что наше население уже жило в индустриальном мире. Одно дело, когда не имел никогда, совсем другое – когда имел, но потерял. Эти люди всё ещё верят, что трудности – временные. Вот пройдёт кризис, заработают предприятия, - заживём как люди. Кто-то ещё не забыл как делаются чертежи, что такое проектирование, как работать на станке. Но это всё не нужно.

Народ сейчас не сам на себя зарабатывает. Ему бросают кусок, а от этого куска уже каждый сам отхватывает в меру способностей. Кто-то на новый «Мерс», а кто-то только на хлеб с молоком. Государство нынче – наш благодетель. А мы по большей части – дармоеды.

Но может быть по-другому. Может, уже пора что-то менять?

Сcылка >>


Оцените статью