Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Кургинян и Горбачёфф 2.0

Мировой кризис

16.03.2015 00:58  

ragnar

103

Несколько лет назад в каком-то интервью Горби сказал: «Мы должны найти новую модель капитализма, взяв все лучшее от его прежней модели, и все лучшее от социализма. От капитализма нужно взять стимул, от социализма - более высокий уровень равенства и социальной справедливости».

Несколько лет назад в каком-то интервью Горби сказал: «Мы должны найти новую модель капитализма, взяв все лучшее от его прежней модели, и все лучшее от социализма. От капитализма нужно взять стимул, от социализма - более высокий уровень равенства и социальной справедливости». Помнится, он что-то подобное говорил и в свою бытность Президентом СССР. 

Но что-то там не заладилось, и в итоге у нас получилось наоборот. Взяли всё худшее. Точно как в книге Войновича про солдата Ивана Чонкина. Там был такой персонаж, который хотел скрестить картофель с помидором, чтобы на корнях росла картошка, а над землёй - помидоры. Представляете, какая эффективность! Он даже название придумал – «Путь к социализму». Сокращённо – «пукс». Только у него ничего не получалось. Корни у «пукса» были как у помидора, а ботва – как у картофеля.

Что получилось у Горбачёва – всем известно. И теперь идут споры о том, задумано ли было так с самого начала, или его развели как лоха. Тем не менее, он такое говорил. И во время «перестройки», и уже на пенсии. Значит, всё-таки он что-то имел ввиду? Может быть, сам догадался, а может – подсказал кто? Вообще-то, мысль не такая уж глупая, как кажется на первый взгляд.

И вот недавно в своей лекции «Смысл игры-81» Кургинян поведал нам о существовании двух видов капитализма. Настоящего, классического. И мутировавшего, с безмерными долгами, потреблятством, гедонизмом, извращениями, ювенальщиной и прочими кончитами. Последний он назвал «мутокапитализмом». И сказал, что важным признаком текущего момента является столкновение классического капитализма с «мутокапитализмом», в котором левым силам надо выступить на стороне классического капитализма. Типа, ситуационный союз. Разгромим вместе «мутантов», а классический капитализм всё равно скоро помрёт. Сим победиши. 

У меня сразу возник вопрос, а где он видел в современном мире классический капитализм? Мне кажется, что гобсеки уже давно перевелись, а в России их, по сути, и не было. Но, пораскинув мозгами, я понял, что Ервандыч таким способом решает проблему коммунистического максимализма в рядах своей организации. Ведь не секрет, что многие, считающие себя коммунистами, понимают коммунизм слишком догматически. Они представляют себе социалистическое будущее очень похожим на советское прошлое. Слышать ничего не хотят о сохранении частной собственности. Молятся на «государственную собственность», «диктатуру пролетариата» и прочие замшелые штампы. И вообще, марксисты, не читавшие Маркса – страшное дело. Знаю, сам такой.



И тут слова Горбачёва о совмещении социализма и капитализма перестают казаться такими уж абсурдными. 

Дело в том, что классического капитализма на Западе уже давно нет. Там существует «социальное государство», которое по сути является социалистическим, только в буржуазном смысле. Это тот социализм, который Тельман назвал «хранителем больного капитализма». Он имел ввиду, что буржуазная социал-демократия, выбивая из буржуазного государства уступки для трудящихся, продлевает жизнь капитализму. Но надо понимать, что при этом капитализм превращается в нечто другое. 

Советский социализм тоже видоизменялся. Во время «перестройки» многие говорили, что советский социализм – не что иное, как государственный капитализм. И это было во многом справедливо. Но они забыли, что советский социализм первоначально имел план по превращению всех трудящихся в акционеров государства. Для этого собирались использовать облигации государственных займов. И только после хрущёвских «художеств» и косыгинской реформы наш социализм успешно превратили в настоящий госкапитализм.

Таким образом, западная и советская системы постоянно сближались, и между ними оставались только некоторые отличия, которые нельзя было снять, не разрушая системы. 

У нас принципиальной помехой была система принятия решений, связанная с бюрократическим управлением государственной экономикой. Малейшее решение надо было согласовывать с бюрократами, которые не только неповоротливы, но и постоянно думают как бы ни за что не отвечать. Плюсом нашей системы была возможность централизованного планирования. Она позволяла использовать имеющиеся ресурсы более рационально. Западная же система, благодаря распределению полномочий к заинтересованным людям, более динамична, но и более расточительна, так как слишком много экономических субъектов дублируют работу друг друга. 

В настоящее время решение этой проблемы уже известно. Просто у мелких субъектов хозяйствования надо поддерживать иллюзию того, что они принимают решения сами, в действительности же они находятся под контролем. Пример: предприниматели, торгующие на рынке, хозяева или наёмные работники? Конечно, они наёмные работники арендодателя, хотя уверены в том, что они сами себе хозяева. Также и в производстве с помощью всяких холдингов, участия в капитале, условий кредитных договоров и т.п. можно доходчиво объяснить чего и сколько производить. 



Для того, чтобы совместить две системы, советскую бюрократическую пирамиду необходимо было разрушить. В таком виде она нереформируема. А на Западе решается другая задача, - постановка пока ещё независимых субъектов хозяйствования под единый контроль. Для этого нужны кризисы. Во время кризисов крупные банки ставят под свой контроль более мелкие, потом сверхкрупные подчиняют себе крупных. Находящиеся в тяжёлом положении предприятия или скупаются за бесценок, или ставятся под контроль ещё как-нибудь. Главное, чтобы все продолжали верить, что на дворе – капитализм, а они – собственники, и сами принимают решения. Таким образом, сохраняется материальная заинтересованность, динамичность и конкурентная среда. 

Если говорить о социальной справедливости, то надо признать, что при социализме она имела некоторые недостатки. К примеру, посмотрите как сейчас расцвели всяческие ремёсла, типа кузнечного. В СССР этого не было. Почему? Потому что у людей не было денег, чтобы за это заплатить. А ещё вспомните советские клубы любителей старинных автомобилей. Это было жалкое зрелище! Кривые и ржавые колымаги с запчастями и агрегатами от чёрт знает чего. Теперь можете полюбоваться прекрасно восстановленными машинами. 

Не все люди могут жить творчеством, научными открытиями и высшими смыслами. Быть начальниками и бюрократами тоже не всем хочется, это – для специфических людей. В позднесоветские времена многие страдали от невозможности самореализации. Для большинства нужна простая и ясная цель – личный успех. 

А как быть с большим социальным расслоением при капитализме? Оно нарушает стабильность общества. Но во многих странах Европы с этим как-то справляются. Там удалось внедрить в сознание людей мысль о том, что сверхпотребление – плохой тон. Жить в 100-комнатном дворце, ездить на «Майбахе» и обвешивать себя золотом, - дикость. Богатые ведут себя скромно – народ не раздражают. 

Многие борцуны за свободу полагают, что централизованная планово-распределительная экономика станет всеобщим рабством, и её целью будет только обогащение семей, контролирующих систему. Но надо понимать, что в планово-распределительной системе деньги не рождают власть. Пути прохода в элиту там принципиально иные. А для личного потребления слишком много денег не нужно. Главное, чтобы к рычагам управления мировой экономикой не прорвались какие-нибудь человеконенавистники, типа фашистов. В этом и будет состоять содержание борьбы за будущее мира. 

Сcылка >>


Оцените статью