Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Безыдейный проиграет

Мировой кризис

06.06.2014 22:07  

ragnar

125

В СССР часто применяли метафору «Мы идём к коммунизму». Слово «идём», хоть и применяется в переносном смысле, очень хорошо характеризует суть понятия «идеология». Идеология говорит нам куда мы, образно говоря, идём. К какой цели. Соответственно – это направление вперёд. Если мы знаем направление вперёд, появляется смысл в понятиях «назад», «справа» и «слева». Также, как с компасом. Он показывает только на север, но сразу же можно легко сделать вывод где находятся юг, запад и восток.

Недавно президент Белоруссии Александр Лукашенко наконец-то признал, что в Белоруссии нет никакой идеологии, и даже национальной идеи. У него на столе, как и во всех государственных книжных магазинах, лежит десяток книг по идеологии. ВУЗы выпускают людей с квалификацией «идеолог». В каждом исполкоме – идеологический отдел. А идеологии нет! Сам президент признал. Что эти люди теперь будут делать, - не знаю.

В России с этим вопросом ещё проще. Запрет существования какой-либо государственной идеологии закреплён в Конституции. И спорить не о чем!

Что же такое идеология? Это – образ будущего. Идеология говорит нам о том, в чём смысл наших каждодневных усилий. Зачем мы живём. Что мы собираемся создать и оставить после себя.

В СССР часто применяли метафору «Мы идём к коммунизму». Слово «идём», хоть и применяется в переносном смысле, очень хорошо характеризует суть понятия «идеология». Идеология говорит нам куда мы, образно говоря, идём. К какой цели. Соответственно – это направление вперёд. Если мы знаем направление вперёд, появляется смысл в понятиях «назад», «справа» и «слева». Также, как с компасом. Он показывает только на север, но сразу же можно легко сделать вывод где находятся юг, запад и восток.

Если же идеологии нет, где «перёд» - неизвестно. Если нет цели, то некуда «идти». Мы и не идём. Всё, что мы можем делать в данной ситуации, - обороняться. Сохранять сложившийся статус-кво от тех, кто имеет цель – нас грохнуть. 

Конечно, грохнуть нас – это не главная их цель. Это промежуточная цель, вытекающая из их главной цели, - нужного им устройства мира. А устройство мира, - это как раз то, о чём говорит идеология. Значит, у наших врагов идеология есть, и она говорит им, что для достижения желаемого будущего необходимо устранить помеху – Россию.

А у нас идеологии нет. Мы только обороняемся. Представьте себе, что в Великой Отечественной войне мы только оборонялись бы. Кстати, это была модная тема во время «перестройки». Тогда много говорили о том, что мирная страна должна только обороняться. Ведь так удобно сидеть в окопе, и не ходить в атаку. Разумеется, с точки зрения обывателя, ничего не понимающего в военном деле. Перестроечные критики много говорили о том, что контратаки, в которые командиры поднимали бойцов в начале войны, были глупостью и пустой тратой человеческих жизней. Договорились до того, что оборона была названа единственным видом боевых действий в Военной доктрине РФ.

Да, зачастую контратаки приводили к напрасным жертвам. Но они проводились потому, что у нашей армии была цель – дойти до Берлина и там окончательно разбить врага. А если бы единственной целью была оборона? Представляете? Немцы наступают – наши отстреливаются. Немцы не наступают – наши спокойно курят бамбук. А что, враг не нападает – чего беспокоиться? Скажите, так можно победить в войне?

У СССР была идеология. Была цель. Хрущёв сказал американцам: «Мы вас похороним!» Его слова переврали, и представили как угрозу. Но он имел ввиду то, что коммунизм победит капитализм. Одна идеология победит другую. Одна высокая цель докажет людям своё превосходство над другой.

Высокая цель, это та цель, за которую можно умереть. Умирая за идею, человек утешается верой в торжество идеи. Верой в то, что его жертва не напрасна, и товарищи придут к цели. Враг будет разбит. Народ будет жить счастливо. А можно умереть за деньги? За увеличение ВВП? За возможность купить новый автомобиль, телевизор, телефон? 

Если нет высокой цели – остаётся только обороняться, а обороняющийся в итоге всегда проигрывает. Сейчас все находятся в состоянии эйфории от возвращения Крыма в состав России. Говорят, что мы начали «собирать свои пяди и крохи». Собирать для чего?

Хочу напомнить, что Российская Империя создавалась как Третий Рим, как катехон, удерживающий мир от падения в пропасть. Советский Союз создавался как воплощение давней мечты человечества о социальной справедливости и о Царстве Свободы. Свободы от экономического рабства. Свободы для творчества.

Ну, присоединили Крым. Что дальше? Ещё что-нибудь присоединим? Зачем? Чтобы увеличить ВВП? Так он не увеличится. Он же из «трубы» проистекает. А если станет больше народу, то «на рыло» станет меньше. Простая математика. 

А может у нас просто цель грохнуть врагов? Проклятую Америку и ненавистную Гейропу? Просто в пепел превратить этих гадов! Да? И потанцевать на пепелище, размахивая власовским триколором? В таком случае мы действительно угроза для мира, и нас надо уничтожить. Конечно, это не так. Православные не хотят ничьей крови. Даже православные атеисты. 

Значит, мы всего лишь не хотим, чтобы враги нас победили. А просто убивать мы тоже никого не хотим. Так чего же мы хотим? Ответ на этот вопрос запрещён Конституцией РФ. Значит, будем только обороняться.

При отсутствии понятий «вперёд», «назад», «налево» и «направо», у нас остаются только понятия «верх» и «низ», как отношения господства-подчинения. Начальник-подчинённый, наниматель-работник и т.п. Значит, начальник всегда прав. Надо же как-то определять кто прав.

Если бы в государстве была идеология, каждый, кто способен её понять, мог бы проконтролировать действия любого другого на предмет соответствия идеологии. Независимо от места в иерархии. Народ мог бы контролировать власть, работники – начальство. Если есть чёткие критерии, любые действия любых людей можно проверить на соответствие им.

А если идеологии нет? Всё равно ведь надо решать кто прав? Остаётся одно – прав всегда начальник! Вы не согласны? А на какой основе зиждется Ваше несогласие? На Вашей системе ценностей? Так она только Ваша, и больше ничья! Нас это не волнует!

Конечно, у каждого человека есть своё представление о должном. Любая критика основана на какой-то системе ценностей. Некоторые атеисты будут удивлены, но когда они называют кого-то «вором», они строят свою критику на заповеди «Не укради», установленной авраамическими религиями. Критика с «никаких» позиций невозможна.

Допустим, белорусские русофобы критикуют Лукашенко за недостаточно активное внедрение белорусского языка. Но для меня это не критика, а похвала! Соответственно, если я критикую власть с марксистских позиций, либералам это «до фонаря». Разве можно в таких условиях говорить о каком-то конструктивном диалоге между властью и оппозицией, между разными политическими силами? Остаётся один уровень «дискуссии»: «Дурак! – Сам дурак!» И всё. 

Если бы в государстве была государственная идеология, оппозиция представляла бы из себя тех, кто считает эту идеологию ошибочной. И аргументировано отстаивала бы свою точку зрения. А так оппы просто обзывают власть нехорошими словами, намекают на недостаточный культурный и интеллектуальный уровень представителей власти, критикуют причёску и усы президента, и распускают слухи о чемоданах с деньгами. Это политика? Это – цирк уродов. В России ненамного лучше.

Украинская «идеология» определяется простой формулой «Украина – не Россия». То есть, цель украинцев – не быть русскими. А кем быть? Украинцами? А что это такое? Сало, горилка и гопак? Это – высокая цель? 

Нет, победить может только та идеология, которая несёт в себе высокую цель. Цель, это то, что идеология утверждает. Не может быть цели с приставкой «не-». В старом анекдоте Чапаев объяснял Петьке что такое апельсин: «Представь себе паровоз. Так вот, апельсин на паровоз совсем не похож!» Мы должны знать чего мы хотим, что мы любим. Если мы хотим быть не-паровозами, это ещё не значит, что мы станем апельсинами. Известная субстанция на букву «г» тоже не является паровозом. Тот, кто хочет стать не-русским, но не знает кем хочет стать, с большой вероятностью станет этим самым.

Без цели Россия и Белоруссия находятся в глухой обороне. Оборона без наступления – путь к поражению. Сколько бы мы ни продержались, сколько бы полуостровов не вернули себе в процессе обороны, - всё равно, в конце концов, нас добьют. Единственный способ получить надежду на победу – поставить себе высокую цель.

Сcылка >>


Оцените статью