Поход на Белый дом: как Америка выбирает себе президента

Власть и общество

23.12.2015 07:58

Дмитрий Джангиров

161

Избирательная гонка в США – в разгаре, и уже в ноябре 2016 года станет известно имя нового президента Соединенных Штатов. На сегодня явным фаворитом выглядит Хиллари Клинтон – как ввиду слабой конкуренции внутри Демократической партии, так и благодаря полному хаосу у республиканских конкурентов.

Исходные условия: электоральная асимметрия

Пресловутый политический паритет между двумя основными партиями – демократической и республиканской – существует исключительно на уровне результатов выборов. Он проявляется в регулярной смене партийности как хозяина Белого дома, так и большинства в конгрессе и сенате. В то же время сторонников демократической партии существенно больше, нежели республиканской.

Этот парадокс связан с одной из особенностей американской избирательной системы: в США голосуют только зарегистрированные избиратели; процесс регистрации граждан добровольный и уведомительный. И среди демократов процент зарегистрированных избирателей заметно ниже, чем среди республиканцев. Ситуация вполне понятная: наименее обеспеченные американцы – потенциальные сторонники демократической партии – ранее не видели для себя никакого смысла регистрироваться и идти на выборы: им ничего особого не светило в случае победы «их партии».

Однако Барак Обама (и/или его политконсультанты) еще на взлете своей политической карьеры внес новый фактор в избирательные технологии – «предварительную» кампанию по регистрации избирателей с условным месседжем «Твой голос важен!» Успех Барака Обамы был, в то же время, связан с его местом в политическом спектре демократической партии: не без влияния ныне покойного Эдварда Кеннеди, он прочно занял место на левом фланге демократов. (В американской традиции – либералы, в европейской – левоцентристы.)

И на выборах в конгресс, и на выборах в сенат команда Барака Обамы обкатала мобилизационные кампании, в ходе которых его потенциальных сторонников, прежде всего, чернокожих американцев, призывали зарегистрироваться в качестве избирателей. Эффективности этим кампаниям добавляла социальная программа и риторика кандидата: у малообеспеченных и социально уязвимых избирателей появлялся стимул для участия в голосовании за «своего» кандидата.

В результате в день голосования проявлялся эффект «нового электората»: на участки приходили люди, ранее не регистрировавшиеся и не ходившие на выборы, и именно они решали их исход.

Свой опыт кампаний на выборах в конгресс и сенат Барак Обама использовал в борьбе за президентство, только масштаб программы стал общенациональным: кандидат-демократ пообещал обеспечить всех американцев медицинской страховкой. Это был мощнейший электоральный ход, ведь именно отсутствие медицинской страховки в американской системе ценностей является главным признаком нахождения гражданина на социальном дне. И таких граждан в США было 56 млн – практически каждый шестой.

Абсолютное большинство из них не ходили на выборы, и даже не регистрировались, но теперь они ощутили, что своим голосом могут повлиять на собственную судьбу. И несколько миллионов из них впервые пошли на выборы 2008 года, решив их исход в пользу кандидата от демократической партии с разрывом в 9,5 млн голосов. (Напомним, на выборах 2004 года разрыв между Джорджем Бушем-младшим и Джоном Керри был всего 3 млн голосов, а на выборах 2000 года Альберт Гор вообще выиграл «выбор нации», но в коллегии выборщиков перевес оказался за Джорджем Бушем.)

И Барак Обама не обманул ожиданий: став президентом США, он провел через конгресс реформу здравоохранения. Сопротивление республиканцев (особенно на уровне штатов, где они имели своего губернатора и/или большинство в местном конгрессе) было ожесточенным: в результате верховный суд признал часть положений реформы неконституционными. Но все равно, конечный результат был впечатляющим – медицинские страховки получили 23 млн граждан США. И этим людям уже было что терять в случае победы кандидата-республиканца на выборах-2012.

В результате, несмотря на малоуспешную борьбу с экономическим кризисом и его последствиями, «новые избиратели» принесли Бараке Обаму повторную победу с разрывом в 5 млн голосов. При этом присутствие «новых избирателей» решило исход борьбы за коллегии избирателей в ключевых «неустойчивых» штатах.

В 2013 году Барак Обама сделал еще один шаг для закрепления электорального перевеса демократической партии, проведя через конгресс решение о предоставлении американского гражданства 11 млн нелегальных мигрантов. (Так называемый «Акт мечты» – один из основных тезисов избирательной кампании Обамы в 2012 году.) Таким образом, к президентским выборам 2016 года демократическая партия вновь рассчитывает на солидную прибавку «нового электората».

Республиканский сюрпляс: популизм против политических технологий

Нет сомнений в том, что республиканские политконсультанты прекрасно понимали масштаб электоральной проблемы, а потому – вполне естественно – попытались расширить электоральную базу партии.

Так, в числе участников праймериз появились популярные общественные деятели, не являющиеся кадровыми политиками – нейрохирург Бен Карсон и экс-глава Hewlett-Packard Карли Фиорина. При этом обоим были отведены вполне конкретные роли в американском варианте Сommedia dell'arte: анти-Обамы (в силу цвета кожи) и анти-Клинтон (в силу пола). Однако было бы крайне примитивным сводить роль этих кандидатов на выдвижение от республиканцев только к «внешним признакам»; на самом деле они являются еще и полными идеологическими антиподами своих визави.

Бен Карсон входит в традиционалистское «Движение чаепития» и придерживается крайне консервативных (даже для республиканцев) взглядов: он категорический противник абортов и однополых браков, сторонник здорового образа жизни; являясь глубоко верующим человеком (прихожанин Церкви адвентистов Седьмого Дня), выступает за возрождение в США христианских (точнее – иудохристианских) моральных ценностей.
Бен Карсон многозначительно заявил, что президент США не должен быть мусульманином (многие американцы, особенно сторонники республиканцев уверены, что Барак Обама – мусульманин, скрывающий свое вероисповедание). При этом никакой внешнеполитической линии у Карсона нет, кроме заявлений о необходимости союза с Израилем.

Что же касается Карли Фиорины, то она по окончании бизнес-карьеры была политическим советником сенатора Джона Маккейна, в 2014-м возглавила политический комитет по привлечению активных женщин в республиканскую партию. Придерживается весьма консервативных взглядов: противница абортов и однополых браков, сторонница свободной продажи оружия (лично владеет пятью единицами стрелкового оружия). Внешнеполитическая программа является слепком с маккейновской, в том числе и в части ее «антироссийскости».

Госпожа Фиорина изначально рассматривалась как идеальный вице-президент для кандидата-республиканца. Для кого именно? Скорее всего – для Джеба Буша, сына 41-го и брата 43-го президентов США (в публичном пространстве даже появились ироничные замечания насчет ожидаемой «битвы кланов» Клинтонов и Бушей). Но…

Все карты спутало активное участие в республиканских праймериз миллиардера Дональда Трампа – неполиткорректного популиста, который вышел в лидеры гонки. Его главным конкурентом оказался Бен Карсон, который, однако, не принес республиканцам голоса «цветных»: сторонниками нейрохирурга являются, в первую очередь, консервативно настроенные белые представители среднего класса. Ну, а Карли Фиорина пока идет третьей…

Что же касается экс-губернатора Флориды Джеба Буша, то он, мало того что никак не может выйти за рамки 10%-ной поддержки внутри республиканской партии, еще и ввязался в публичный обмен «уколами» с сенатором от Флориды Марко Рубио, который ранее являлся политическим протеже Бушей, а теперь стал прямым конкурентом. Впрочем, и у Марко Рубио имеются свои «внутрипартийные» обиды: еще два года назад его – сына кубинских иммигрантов – прочили в кандидаты от республиканцев. Именно в качестве ответа на вышеуказанный электоральный вызов.

Ставки не сделаны: спонсоры республиканцев решили не рисковать деньгами

Важнейшее на сегодняшний день событие в американской предвыборной гонке произошло в начале ноября сего года – как раз за год до дня голосования, который определит нового президента США. Миллиардер Чарльз Кох заявил по поводу поддержки кандидатов в президенты от республиканцев: «У меня нет никаких планов по поддержке кого бы то ни было из них в данный момент». Он пояснил свою позицию тем, что мало просто говорить о том, что стало бы для всех благом и помогло изменить траекторию развития; необходимо также внушать доверие в том, что у тебя хватит сил пройти по этому пути.

Чтобы понять весь масштаб данного заявления, следует уточнить, что братья Кохи – Чарльз и Дэвид – одни из богатейших в мире предпринимателей, совладельцы «семейно-наследственной» частной компании Koch Industries, изначально специализировавшейся в сфере нефтяной и нефтехимической промышленности, на сегодня «диверсифицировавшейся» в диапазоне от торговли и инвестиций до производства полимеров и экологических программ в АПК. Оборот в 2012 году составлял $115 млрд.

Многие годы именно братья Кохи выступали основными спонсорами и «фондрайзерами» общенациональных избирательных кампаний республиканской партии. При этом они всегда выказывали предпочтения – в том числе, и в виде адресного финансирования – консервативному крылу партии (например, в последние годы они поддерживали внутрипартийное «Движение Чаепития»). Вокруг них сформировался многочисленный пул доноров республиканской партии. Этот пул не единственный, но самый платежеспособный.

Столь печальное для партии решение главных спонсоров можно объяснить лишь неприемлемостью для них лидеров внутрипартийной гонки и безнадежным аутсайдерством приемлемых для них политиков. К слову сказать, братья Кохи сделали все необходимое для «очистки совести»: они встречались с Дональдом Трампом, в ходе чего безуспешно пытались уговорить того снять свою кандидатуру с праймериз.

А ведь еще в начале текущего года на традиционной зимней встрече политической организации Кохов Freedom Partners донорам был предоставлен беспрецедентный бюджет в $889 млн на президентскую кампанию 2016 года в США и выборы в конгресс (перевыборы всей нижней палаты и трети сенаторов).
Такое решение, с одной стороны, повысило шансы финансово самодостаточного Дональда Трампа на победу в республиканских праймериз, с другой – в такой же мере понизило шансы республиканцев победить в битве за Белый дом в 2016-м.


Оцените статью