Голосования

Выставит ли Путин свою кандидатуру на выборах 2018 года?




Медаль памяти Нобеля

Был провал спецслужб или нет, но Германия с Британией сегодня в опасности

Власть и общество

17.11.2015 07:40

Михаил Хазин

163

США не могут возглавить борьбу против террористического плана по расчленению Европы, говорит бывший глава МИ6.

 

 ("The Financial Times", Великобритания)

Джон Соэрс (John Sawers)

17/11/2015



Жестокие убийства в Париже последовали за уничтожением российского авиалайнера на Синае, за взрывом бастиона «Хезболлы» в Бейруте и за нападением на курдов в Анкаре. За последние недели погибло примерно 500 человек, а еще больше получили ранения. ИГИЛ взял на себя ответственность за первые три теракта, и подозревается в причастности к четвертому. 

Как нам понять стратегию исламистских боевиков? Хотят ли они еще больше привлекать иностранцев, или же они намерены напугать их и отвратить от себя? Мне кажется, они мыслят иначе.

ИГИЛ хочет продолжения хаоса в Сирии и Ираке, чтобы можно было контролировать эти территории и их ресурсы в целях укрепления своего «халифата». Он не стремится к свержению Башара аль-Асада, потому что сирийский президент полезен как мишень, на которую направлен гнев суннитов, в связи с чем существует негласное сотрудничество между «Исламским государством» и режимом. Они избегают прямых столкновений, ведут торговлю нефтью и уничтожают умеренных боевиков.

ИГИЛ нужны ужасы войны и терроризма в качестве инструмента для вербовки. Лучший вариант для него — представить это конфликт как борьбу мусульман с неверными, будь это американцы, русские или европейцы. Свою роль также играет конфликт, в котором сунниты выступают против шиитов. ИГИЛ хочет, чтобы сунниты Ближнего Востока и всего мира видели в нем своего предводителя и знаменосца. По мнению «Исламского государства», атаки в Париже это демонстрация силы. Они не снимают кипящий котел с огня и вовлекают в свои ряды все больше мусульман в Европе.

ИГИЛ не хочет двух вещей. Первое это полномасштабная наземная интервенция НАТО или России, так как боевики быстро лишатся своей базы на востоке Сирии и на западе Ирака. Эта группировка совершенно верно рассчитывает на то, что после войн в Ираке и Афганистане западные столицы и Москва не захотят их повторения. Разговоры французского президента Франсуа Олланда о войне вряд ли приведут к применению статьи пятой устава НАТО о коллективной обороне. 

Вторая вещь это мирное соглашение, в результате которого в Сирии появится новое правительство. Если будет урегулирование, удовлетворяющее сирийских суннитов (это большое «если», поскольку в таком случае Асад должен будет уйти), то ИГИЛ утратит свою привлекательность. Такая ситуация должна укрепить решимость министров иностранных дел США, России, Европы и стран Ближнего Востока, которые провели в субботу переговоры в Вене в рамках поиска политического урегулирования в Сирии и прекращения там войны.

Дипломатия всегда является отражением реальных событий. Российская военная интервенция в Сирии, проводимая против врагов режима, усилила переговорные позиции Кремля и его союзника — режима Асада. Если Запад хочет повлиять на исход, он должен проводить более весомые военные действия, не ограничиваясь немногочисленными ударами по ИГИЛ и поставками оружия выступающим против Асада умеренным силам.


Почему ИГИЛ совершил нападение на Францию? Потому что Париж находится на переднем крае борьбы против исламских экстремистов в Африке южнее Сахары и в Сирии. Мусульманская община Франции слабо интегрирована во французское общество, а поскольку большинство ее членов имеют африканское происхождение, они чувствуют себя в большей степени причастными к конфликтам в арабском мире, нежели южные азиаты в Британии или турки в Германии. Поэтому французские мусульмане в большей мере уязвимы для риторики ИГИЛ.

Кое-кто спрашивает, не было ли это провалом спецслужб, которые могли предотвратить кровавую бойню. Пока мы этого не знаем. Это была сложная, тщательно спланированная атака, которую провели опытные боевики. Конечно, французские спецслужбы знали некоторых из них. Было бы намного тревожнее, если бы об этих людях ничего не было известно. Мы должны знать, как они планировали нападения, как поддерживали связь, где готовились и какие следы оставили в пятницу.

Французские службы безопасности работали над этими вопросами все выходные, опираясь на помощь и содействие европейских коллег. Они стремятся обуздать эскалацию этой внутренней угрозы. Главное управление внутренней безопасности DGSI должно перейти от полицейских методов работы к разведывательным, чтобы противостоять этой современной угрозе. Главное управление внешней безопасности DGSE в большей степени ориентировано на продвижение французских интересов за рубежом, нежели на обеспечение безопасности внутри страны. Службы перехвата подчиняются внешней разведке, и перенацелить их на террористов внутри Франции непросто. Для противодействия террористам нужна тесная координация усилий по внедрению агентуры, перехвату информации и анализу массивов данных. Здесь крайне важна коллективная работа. У себя в Британии мы стали разрабатывать эти методы только после взрывов в лондонском метро в 2005 году. Реформы французских спецслужб, которые проводит впечатляющий своей жесткостью премьер-министр страны Мануэль Вальс, наверняка будут ускорены.

Наверное, следующий теракт состоится не во Франции. ИГИЛ хочет посеять разногласия по всей Европе, и в частности, сформировать враждебное отношение к приезжающим сюда беженцам. Он хочет усиления крайне правых сил, чтобы те еще больше вызывали вражду к европейским мусульманам. Под ударом может оказаться Германия, так как ИГИЛ считает, что нападение на эту страну ослабит канцлера Ангелу Меркель и усилит разногласия среди населения. Точно так же он может нанести удар по Лондону. По словам руководителя британской контрразведки МИ5 Эндрю Паркера (Andrew Parker), только в этом году в Британии было сорвано шесть террористических актов. Правда, как мне кажется, их масштабы были гораздо меньше того, что произошло в Париже.

Политические расчеты и имеющиеся в наличии оперативные силы станут определяющим моментом в том, где ИГИЛ нанесет следующий удар. Несомненно, будут новые атаки. Это вызов не только для наших спецслужб. Войны в географическом окружении Европы уже приближаются к нашим берегам, особенно к Франции, Германии и Британии. А посему этим странам придется возглавить ответные действия. Мы не можем рассчитывать на то, что нам на помощь придут Соединенные Штаты.


Автор статьи до прошлого года занимал должность руководителя Секретной разведывательной службы Британии МИ6.


Оцените статью