Выступление президента США с обращением к нации

Власть и общество

29.01.2010 04:23

Михаил Хазин

75

Дата: 28.01.2010 21:56
Автор: Московский Алексей Николаевич

ГОЛОС АМЕРИКИ

Госпожа спикер, вице-президент Байден, члены Конгресса, уважаемые гости и мои американские сограждане, наша Конституция требует, чтобы время от времени президент предоставлял Конгрессу доклад о состоянии нашего Союза. Двести двадцать лет наши лидеры выполняли эту обязанность. Они это делали в периоды процветания и спокойствия. Они это делали во время войны и депрессии, в моменты больших раздоров и великой борьбы.

Сейчас существует соблазн оглянуться в прошлое и сделать вывод, что наш прогресс неизбежен, что Америка всегда будет преуспевать. Однако когда юнионисты потерпели поражение при Булл-Ран, а союзники впервые высадились на Омаха-Бич, победа была под большим сомнением. Когда рынок рухнул в Черный вторник, а участников марша за гражданские права избили в Кровавое воскресенье, уверенности в будущем не было. Но, несмотря на все наши разногласия и противоречия, наши сомнения и страхи, Америка одержала верх, потому мы что сделали выбор – двигаться вперед как единый Союз, один народ.

Вновь на нашу долю выпали испытания. И вновь мы должны ответить на вызов истории.

Год назад я пришел к власти во время двух войн, тяжелой рецессии экономики, в условиях, когда финансовая система была на грани краха, а государство глубоко увязло в долгах. Эксперты всего спектра политических взглядов предупреждали, что если мы не примем меры, то можем оказаться перед угрозой второй депрессии. Потому мы приняли меры – немедленно и агрессивно. Год спустя худшее позади.

Однако экономические трудности сохраняются. Каждый десятый американец по-прежнему не может найти работу. Многие предприятия закрылись. Цены на жилье упали. Особенно сильно пострадали небольшие города и села. Для тех, кто уже испытывал материальные трудности, жизнь стала еще труднее.

Эта рецессия увеличила бремя, которое десятилетиями несли на себе американские семьи – бремя все более тяжелого и длительного труда за меньшее вознаграждение, отсутствие возможности накопить достаточно сбережений до пенсии или чтобы помочь детям оплатить колледж.

Я знаю, что сейчас заботит людей. В этом нет ничего нового. Знание этих трудностей послужило причиной того, что я баллотировался в президенты. Я был свидетелем этих трудностей многие годы в таких местах, как Элкхарт в штате Индиана и Гейлсбург в Иллинойсе. Я слышу о них в письмах, которые читаю каждый вечер. Тяжелее всего читать те, что написаны детьми. Они спрашивают, почему им пришлось уехать из своего дома, и когда их мама и папа смогут вновь пойти на работу.

Для этих и многих других американцев перемены происходят недостаточно быстро. Некоторые – разочарованы, некоторые – рассержены. Они не понимают, почему, казалось бы, плохое поведение Уолл-Стрит вознаграждается, а трудолюбие обычных американцев – нет; почему Вашингтон не может или не хочет решать какие бы то ни было наши проблемы. Они устали от межпартийных разногласий, криков и мелочности. Они знают, что мы не можем себе это позволить. Не сейчас.

Мы стоим перед лицом больших трудностей. И американский народ надеется и, бесспорно, заслуживает того, чтобы демократы и республиканцы преодолели свои разногласия и связывающее их по рукам и ногам политическое противостояние. Люди, которые выбрали нас, являются представителями разных слоев населения, у них разные жизни и разные взгляды, но чувство тревоги, которое они переживают, является для них общим. У них общие чаяния. Работа и жалование, которое позволяет оплатить счета. Возможность развиваться. И более всего – возможность дать своим детям лучшую жизнь.

Знаете, что еще у них общего? Все они демонстрируют упорство и выносливость перед лицом трудностей. По прошествии года, ставшего одним из самых трудных в истории нашей страны они продолжают строить автомобили и учить детей, открывать новые бизнесы и получать образование. Они тренируют юных школьников-спортсменов и помогают своим соседям. Одна женщина написала мне в письме: «Нам трудно, но мы не оставляем надежды, мы боремся, и мы полны мужества».

Именно благодаря духу нашего народа – огромной порядочности и огромной силы – я никогда не был настроен так оптимистично в отношении будущего нашей страны, как сегодня. Несмотря на сложности, наш союз по-прежнему силен. Мы не отчаиваемся. Мы не оставляем усилий. Мы не позволяем страху или различиям победить нас. В новом десятилетии американскому народу пора иметь такое правительство, которое соответствует его порядочности, является выражением его силы. Сегодня я хочу говорить о том, как вместе мы можем выполнить эти обещания.

Все начинается с экономики.

Нашей самой неотложной задачей после прихода к власти была поддержка тех самых банков, которые способствовали кризису. Это было нелегко сделать. Если что и объединяло демократов и республиканцев, так это то, что нам всем был не по нраву пакет мер по борьбе с банковским кризисом. Мне он очень не нравился, и вам он очень не нравился. Он был примерно так же популярен, как пломбировка корневого канала зуба.

Однако, когда я баллотировался в президенты, я обещал, что буду делать не только то, что пользуется популярностью. Я буду делать то, что необходимо. Если бы мы допустили крах финансовой системы, безработица была бы вдвое выше, чем сегодня. Наверняка закрылось бы еще больше бизнесов. Еще больше людей потеряли бы жилье.

Потому я поддержал усилия предыдущей администрации, направленные на создание программы спасения финансовой системы. А когда мы взяли эту программу под свой контроль, мы сделали ее более транспарентной и подконтрольной. В результате сейчас рынки стабилизированы, и мы вернули большую часть денег, потраченных на банки.

Для того, чтобы вернуть оставшуюся часть средств, я предложил ввести сборы с крупнейших банков. Мне известно, что Уолл-Стрит не в восторге от этой идеи, но если эти фирмы могут вновь позволить себе раздавать большие премии, то они могут позволить и скромные взносы в пользу налогоплательщиков, которые их спасли, когда они находились в бедственном положении.

По мере стабилизации финансовой системы мы также предприняли шаги для восстановления роста экономики, спасения как можно большего количества рабочих мест и оказания помощи безработным американцам.

Именно поэтому мы продлили или увеличили льготы по безработице более чем для 18 миллионов американцев, сделали на 65% дешевле медицинскую страховку для семей, которые получают медобслуживание по страховке COBRA, и предоставили 25 различных налоговых льгот.

Я повторяю: мы сокращаем налоги. Мы сокращаем налоги для 95 % работающих семей. Мы сокращаем налоги для малых предприятий. Мы сокращаем налоги для 8 миллионов американцев, которые оплачивают обучение в колледже. В результате у миллионов американцев остается больше денег на бензин, питание и другие необходимые расходы. Все это помогло бизнесам сохранить больше рабочих мест. Мы не повысили подоходный налог ни на один цент, ни для одного человека. Ни на один цент.

Благодаря принятым мерам около двух миллионов американцев, которые могли оказаться без работы – работают. 200 тысяч трудятся в сфере строительства и экологически чистой энергетики. 300 тысяч – учителя и другие работники образования. Десятки тысяч – полицейские, пожарные, сотрудники пенитенциарной системы и служб неотложной помощи. К концу этого года мы создадим еще полтора миллиона рабочих мест.

План, который сделал все это возможным – от налоговых льгот до создания рабочих мест – это «Закон о восстановлении и реинвестировании». Именно так – «Закон о восстановлении и реинвестировании», который также известен как пакет стимулирующих мер. Экономисты справа и слева говорят, что этот законодательный акт помог сохранить рабочие места и предотвратить катастрофу. Но вам не надо принимать их слова на веру.

Поговорите с владельцем малого предприятия в Финиксе, который утроит штат своих сотрудников благодаря «Закону о восстановлении и реинвестировании».

Поговорите с владельцем фирмы по производству окон в Филадельфии, который признался, что скептично относился к «Закону о восстановлении и реинвестировании» до тех пор, пока ему не пришлось добавить еще две рабочие смены, потому что прибавилось заказов.

Поговорите с учительницей, которая одна растит двоих детей, и директор школы которой на прошлой неделе сказал, что ее, в конце концов, не уволят благодаря «Закону о восстановлении и реинвестировании».

Такие истории можно услышать по всей Америке. После двух лет рецессии вновь начался рост экономики. Пенсионные фонды начали возвращать часть потерянных средств. Бизнесы вновь начинают инвестировать, и некоторые из них потихоньку вновь начинают нанимать работников.

Однако я понимаю, что на каждую историю успеха приходится две другие истории мужчин и женщин, которые просыпаются в мучительном неведении, где они смогут заработать денег, которые неделю за неделей рассылают резюме, и ничего не получают в ответ. Вот почему рабочие места должны быть нашим приоритетом в 2010 году, и вот почему сегодня я призываю принять новый законопроект о рабочих местах.

Настоящим генератором новых рабочих мест в нашей стране всегда будут американские бизнесы. Однако правительство может создать условия, необходимые для того, чтобы бизнесы расширялись и нанимали больше работников.

Нам следует начать с того, где больше всего создается рабочих мест, – с малых предприятий, компаний, которые появляются, когда предприниматель пытается реализовать свою мечту или работник решает, что настало время стать своим собственным боссом.

Исключительно за счет силы воли и решимости эти компании выстояли рецессию и готовы расти. Однако, когда говоришь с владельцами малых предприятий в таких городках как Аллентаун в Песильвании или Элирия в Огайо, то выясняется, что хотя банки на Уолл-Стрит вновь предоставляют кредиты, их получают в основном более крупные компании. Малым бизнесам по всей стране по-прежнему трудно получить финансирование.

Вот почему сегодня я предлагаю использовать 30 миллиардов долларов, которые вернули банки с Уолл-Стрит, для оказания помощи местным банкам, предоставляющим кредиты малым бизнесам, чтобы они остались на плаву. Я также предлагаю ввести новый налоговый кредит для малых предприятий, кредит, который получат более миллиона малых бизнесов, нанимающих новых работников или повышающих зарплату своим сотрудникам. Одновременно предлагаю отменить все налоги на прирост капитала с инвестиций малых предприятий и ввести налоговые льготы для всех бизнесов, крупных и мелких, в целях поощрения инвестиций в новые производства и оборудование.

Далее – мы можем предоставить американцам работу, чтобы они создавали в стране инфраструктуру будущего. Начиная с первых железных дорог и заканчивая самыми современными скоростными дорогами между штатами, мы всегда строили так, чтобы быть конкурентоспособными. Нет снований для того, чтобы в Китае и Европе были самые быстрые поезда, или чтобы именно там строились предприятия, которые производят экологически чистую энергию.

Завтра я поеду в город Тампа, в штате Флорида, где очень скоро рабочие завершат строительство новой скоростной железной дороги, финансировать которую помог «Закон об американском восстановлении и реинвестировании». Такие проекты есть по всей стране, проекты, благодаря которым будут созданы рабочие места, а также условия для стимулирования торговли, сферы услуг и обмена информацией. Мы должны создать больше рабочих мест для американцев, открывая предприятия по производству экологически чистой энергии, и предложить налоговые скидки тем, кто делает свои дома более энергоэкономичными, так как это способствует росту рабочих мест в сфере «зеленой» энергии. Для того чтобы такие бизнесы оставались в нашей стране, пора, наконец, сократить налоговые скидки для тех компаний, которые экспортируют наши рабочие места за границу, и предоставить эти льготы тем компаниям, которые создают рабочие места в Соединенных Штатах Америки.

Палата представителей приняла законопроект о создании рабочих мест, в который включены некоторые из этих предложений. В качестве первоочередного дела в этом году я призываю Сенат сделать то же самое. У людей нет работы. Людям тяжело. Им нужна наша помощь. И я хочу, чтобы законопроект о создании рабочих был у меня на столе без промедления.

Но в действительности все эти меры не восстановят те семь миллионов рабочих мест, которые мы потеряли за последние два года. Единственный способ вернуться к полной занятости в стране – это создать новый фундамент долгосрочного экономического развития и попытаться разрешить проблемы, с которыми американские семьи сталкиваются на протяжении многих лет.

Мы не можем себе позволить еще одну так называемую «экономическую экспансию», подобную той, которая наблюдалась в течение последнего десятилетия – десятилетия, которое некоторые называют «потерянным». Тогда количество рабочих мест росло медленнее, чем в течение всех предыдущих «экспансий», доход американцев уменьшился, в то время как стоимость медицинского обеспечения и образования достигла рекордного уровня, когда процветание было построено на кризисе недвижимости и на финансовых спекуляциях.

С первого дня, когда я стал президентом, мне говорили, что стараться решить наши самые сложные проблемы – это слишком амбициозно, что подобные задачи вызовут негативную реакцию, что наша политическая система слишком скована, и что нам просто нужно немного подождать.

К тем, кто делает подобные утверждения, у меня один простой вопрос: «Сколько мы еще должны ждать? Насколько еще Америка должна отложить свое будущее?»

Понимаете, Вашингтон уже несколько десятилетий говорит нам, что мы должны подождать, даже несмотря на то, что проблемы становятся все более серьезными. Между тем Китай не ждет с возрождением собственной экономики. Германия не ждет. Индия не ждет. Эти страны не стоят на месте. Они не хотят быть на втором месте. Они уделяют больше внимания математике и естественным наукам. Они обновляют свою инфраструктуру. Они делают большой вклад в создание чистых энерготехнологий потому, что они хотят, чтобы у них были такие рабочие места.

Я не принимаю Соединенных Штатов Америки на втором месте. Может быть сложно, споры могут быть неудобными и противоречивыми, но пора серьезно подойти к решению проблем, которые препятствуют развитию нашей экономики.

Начать нужно с серьезной финансовой реформы. Послушайте, я не собираюсь наказывать банки, я хочу защитить нашу экономику. Сильный здоровый финансовый рынок позволяет бизнесам получать кредит и создавать новые рабочие места. Благодаря этому семейные накопления американцев превращаются в финансовые вложения, которые повышают доходы. Но это может произойти только тогда, когда мы примем меры для защиты от того самого безрассудства, которая нашу экономику почти разрушила.

Мы должны быть уверены, что потребители и семьи среднего класса располагают необходимой информацией для того, чтобы принимать финансовые решения. Мы не можем позволить, чтобы финансовые организации, включая те, которые берут наши вклады, шли на риск, который представляет опасность для всей нашей экономики.

Палата представителей уже приняла законопроект о финансовой реформе, включающий многие из этих положений. И лоббисты стараются этот законопроект «убить». Мы не можем позволить им выиграть эту битву. Если законопроект, который окажется у меня на столе, не будет предполагать реальную реформу, я оправлю его обратно.

Мы должны поощрять новаторство в Америке. В прошлом году мы обеспечили финансирование важных исследований – исследований, которые могут привести к открытию самых дешевых солнечных батарей или методу медицинского лечения, убивающему раковые клетки и оставляющему нетронутыми здоровые. И именно энергетика, как никакая другая сфера, готова к такому новаторству. Результаты вложений, сделанных в прошлом году, можно видеть в экологически чистой энергетике – компания в Северной Каролине создаст 1200 рабочих мест по всей стране и будет делать батареи нового поколения; калифорнийская компания по производству солнечных батарей возьмет на работу 1000 человек.

Но для создания этих рабочих мест в области экологически чистой энергии нам нужно больше производить, быть более эффективными, создавать больше стимулов. Это означает построение нового поколения безопасных, экологически чистых атомных электростанций в этой стране. Это означает принятие сложных решений о добычи нефти и газа в наших прибрежных водах. Это означает продолжение финансирования развития технологий в области биотоплива и обогащенного угля. Да, это означает принятие всеобъемлющего законопроекта об энергии и изменении климата, который предполагал бы такие меры поощрения, которые сделали бы экологически чистую энергию в США экономически выгодной.

Я благодарен Палате представителей за то, что она приняла этот законопроект в прошлом году. В этом году я готов способствовать двухпартийным усилиям по принятию законопроекта Сенатом. Я знаю, что возникают вопросы о том, можем ли мы позволить подобные перемены в сложных экономических условиях, и я знаю, что некоторые не согласны с убедительными научными данными об изменении климата. Но даже если вы не принимаете научных данных, стимулирование энергоэффективности и развития экологически чистых источников энергии – это верный путь в будущее, потому что страна, которая стала лидером в экологически чистой экономике, является лидером в мировой экономике. Америка должна быть этой страной.

В-третьих, мы должны экспортировать больше наших товаров. Потому что чем больше товаров мы производим и продаем в другие страны, тем больше рабочих мест мы сохраняем здесь, в Америке. Так что сегодня мы ставим новую цель: в ближайшие пять лет удвоить объем нашего экспорта, что сохранит два миллиона рабочих мест в США. Для достижения этой цели мы запускаем Национальную инициативу по экспорту, которая поможет фермерам и мелким предпринимателям увеличить экспортные объемы и изменить систему контроля над экспортом в соответствии с интересами национальной безопасности.

Мы должны решительно выходить на новые рынки, так же, как это делают наши конкуренты. Если Америка выжидает, пока другие страны подписывают торговые соглашения, мы теряем возможность создавать рабочие места внутри страны. Но получение выгоды также означает, что необходимо следить за выполнением соглашений, чтобы наши торговые партнеры играли по правилам. Поэтому мы будем продолжать переговоры по торговому соглашению раунда Доха, которое расширит мировой рынок. Именно поэтому мы будем укреплять наши торговые отношения со странами Азии и такими основными партнерами, как Южная Корея, Панама и Колумбия.

В-четвертых, мы должны вкладывать средства в обучение рабочим навыкам и в образование наших граждан.

В этом году мы преодолели противоречия между «правым» и «левым» крылом и запустили национальный конкурс по совершенствованию наших школ. Его идея проста: вместо того, чтобы вознаграждать за провалы, мы будет вознаграждать только за успехи. Вместо того, чтобы финансировать сохранение статус-кво, мы вложим деньги в реформу – реформу, которая поможет развитию учащихся, вдохновит их на успехи в математике и естественных науках и изменит положение во многих отстающих школах, которые крадут будущее у детей в разных частях страны, от сельской местности до бедных городских районов. В 21-м веке самая лучшая программа по борьбе с бедностью – это создание условий для получения образования мирового уровня. В этой стране успехи наших детей не должны зависеть в большей степени от того, где они живут, чем от их потенциала.

Кода мы возобновим действие «Закона о начальном и среднем образовании», мы вместе с Конгрессом будем работать над тем, чтобы реформы распространились на все пятьдесят штатов. В сложившейся экономической ситуации диплом о среднем образовании больше не гарантирует хорошей работы. Я призываю Сенат последовать примеру Палаты представителей и принять законопроект, который поможет развитию двухгодичных колледжей, благодаря которым многие дети из рабочих семей получают образование. Для того, чтобы получение образования в колледже было более доступным, в законопроекте будут содержаться положения, которые прекратят субсидированные налогоплательщиками выплаты банкам, предоставляющим займы на образование. Вместо этого давайте возьмем эти деньги и дадим налоговые скидки в размере 10 тысяч долларов семьям на четыре года колледжа и увеличим грант PELL. И давайте скажем еще одному миллиону студентов, что когда они закончат колледж, по студенческим займам они должны будут выплатить только 10% своего дохода, и весь их долг будет прощен через 20 лет. В США никто не должен становиться нищим, потому что он решил пойти учиться в колледж. Пришло также время самим колледжам и университетам снизить собственные затраты – потому что они тоже должны нести ответственность за решение этой проблемы.

Сегодня стоимость учебы в высших учебных заведениях является лишь одной из многих нош, обременяющих средний класс. Поэтому в прошлом году я попросил вице-президента Байдена возглавить рабочую группу по вопросам семьи среднего класса. Вот почему мы почти в два раза увеличили налоговый кредит по уходу за ребенком, облегчили возможность выхода на пенсию путем предоставления каждому работнику пенсионных счетов и расширили налоговые льготы для тех, кто начал откладывать на пенсию. Вот почему мы работаем над увеличением ценности одной из крупнейших инвестиций американской семьи – ее дома. Шаги, которые мы предприняли в прошлом году в целях укрепления рынка жилья, позволили миллионам американцев получить новые займы и сэкономить в среднем 1500 долларов на выплатах по ипотеке. В этом году мы будем наращивать повторное финансирования с тем, что домовладельцы могли получить более доступные ипотечные кредиты. Мы делаем это именно для облегчения бремени семей среднего класса, который помимо вышеперечисленного нуждается и в реформе медицинского страхования.

Позвольте мне уточнить – я не избрал этот вопрос для решения с тем, чтобы получить политический вес. К настоящему моменту должно стать ясно, то я не избрал вопрос здравоохранения потому, что это выигрышная политика.

Я взялся за реформу здравоохранения из-за историй, которые я слышал от американцев – историй тех, кто уже хронически болен, чья жизнь зависит от получения страховки, историй пациентов, которым уже было отказано в страховых полисах и семьях – даже тех, у кого есть медицинская страховка – кто стоит лишь в шаге от финансового краха.

После почти века попыток мы ближе, чем когда-либо, к обеспечению большей безопасности жизни многих американцев. Подход, который мы приняли, призван защитить каждого американца от худших действий страховых компаний. Он даст малым предприятиям и незастрахованным американцам шанс выбрать доступный план медицинского страхования в условиях рыночной конкуренции. В соответствии с нашим планом страховые компании будут обязаны покрывать расходы на профилактику. И, кстати, я хочу отметить усилия первой леди Мишель Обамы, которая в этом году создает национальное движение по борьбе с эпидемией ожирения среди детей и улучшению детского здоровья.

Наш подход позволит американцам, у которых уже есть страховка, не менять свои страховые полисы или своих лечащих врачей. Он позволит миллионам семей и предприятий сократить расходы и сэкономить на страховых премиях. Кроме того, по данным Бюджетной службы Конгресса – независимой организации, признанной обеими партиями в качестве официального арбитра Конгресса – наш подход позволит сократить дефицит на сумму до 1 триллиона долларов в течение следующих двадцати лет.

Это сложный вопрос. Чем дольше он обсуждался, тем больше скептицизма он вызывал у граждан. Я принимаю на себя часть вины за то, что не смог более четко и ясно все объяснить нашим гражданам. И я знаю, что действия лоббистов и затяжное обсуждение условий реформы привели к тому, что многие американцы не уверены в том, нужна ли им эта реформа.

Но я также знаю, что эта проблема сама по себе не решится. К тому времени, когда я закончу свою речь, некоторые американцы лишаться медицинской страховки. Миллионы американцев лишаться ее в этом году. Дефицит будет расти. Будут расти страховые премии. Пациентам будут отказывать в медицинском обслуживании. Малые предприятия продолжат полностью отказываться от страховки. Я не оставлю этих американцев, и не должны их покинуть и здесь присутствующие.

Когда уляжется пыль, я бы хотел, чтобы все еще раз рассмотрели предлагаемый нами план. Есть объяснение тому, что многие врачи, медсестры и эксперты в сфере здравоохранения – люди, которые лучше всех знакомы с нашей здравоохранительной системой – считают, что наш подход намного лучше, чем статус-кво. Но если кто-то в одной из партий может предложить лучший подход, который позволит снизить страховые премии, сократить дефицит, обеспечить медицинской страховкой тех, у кого ее сейчас нет, расширить спектр услуг, предоставляемый престарелым гражданам системой «Медикер», и положить конец злоупотреблениям со стороны страховых компаний – дайте мне знать. Вот о чем я хотел бы попросить Конгресс: не отказывайтесь от этой реформы. Не сейчас. Мы так близки к цели. Давайте найдем способ объединиться и закончить эту работу на благо американского народа.

Хотя реформа системы здравоохранения позволит сократить дефицит, проведения ее будет недостаточно для того, чтобы вытащить нас из огромной финансовой ямы, в которой мы оказались. Эта проблема значительно усложняет решение других проблем. Многие воспользовались ею для политических шоу.

Позвольте мне начать дискуссию о расходах правительства с уточнения некоторых моментов. В начале прошлого десятилетия профицит бюджета США составлял более 200 миллионов долларов. К тому времени, когда я вступил в должность, годовой дефицит бюджета превышал 1 триллион долларов, а прогноз дефицита на следующее десятилетие составлял 8 триллионов. Этот дефицит стал результатом двух войн, двух акций по предоставлению налоговых льгот и дорогостоящей программы по предоставлению дотаций на оплату расходов на медицинские препараты. Все это – до моего вступления в должность.

Если бы я занял этот пост в обычные времена, то самым большим моим желанием было бы сократить бюджетные расходы. Но я вступил в должность во время кризиса, и наши усилия по предотвращению второй Великой депрессии увеличили государственный долг еще на 1 триллион долларов.

Я абсолютно уверен в том, что сделать это было необходимо. Но людям по всей стране приходится затягивать пояса и принимать трудные решения. Так же должно поступить и федеральное правительство. Сегодня я предлагаю конкретные шаги, которые позволят покрыть 1 триллион долларов, который я использовал для спасения экономики в прошлом году.

Мы готовы заморозить государственные расходы на три года, начиная с 2011 г. Эта мера не коснется расходов на национальную безопасность, на программы социального обеспечения, а также на «Медикейд» и «Медикер». Но расходы на все остальные необязательные государственные программы будут заморожены. Как и любая семья в нашей стране, сталкивающаяся с нехваткой средств, мы, не выходя за рамки нашего бюджета, будем инвестировать в то, что нам необходимо, и жертвовать тем, в чем необходимости нет. И если мне придется воспользоваться для этого своим правом вето, я это сделаю.

Мы продолжим анализировать наш бюджет пункт за пунктом, избавляясь от неэффективных программ, а также от тех, которые мы не можем себе позволить. Мы уже определили, на чем мы сможем сэкономить 20 миллиардов долларов в следующем году. Для того, чтобы помочь трудящимся, мы продлим программы по предоставлению налоговых льгот представителям среднего класса. Но во времена, когда нам приходится иметь дело с рекордно высоким дефицитом бюджета, мы не будем продолжать предоставлять налоговые льготы нефтяным компаниям, менеджерам инвестиционных фондов и тем, кто зарабатывает больше 250 тысяч долларов в год. Мы просто не можем себе этого позволить.

Однако, даже после того, как мы покроем расходы, на которые мы пошли во время моего президентства, у нас все еще останутся долги, скопившиеся за предыдущий период. Кроме того, что более важно, существенно увеличатся расходы на программы социального обеспечения, а также на «Медикейд» и «Медикер». По этой причине я призвал создать двухпартийную Комиссию по финансам, сформированную на основе предложения, внесенного республиканцем Джаддом Греггом и демократом Кентом Конрадом. Мы не можем себе позволить, чтобы она стала очередным вашингтонским ухищрением, позволяющим сделать вид, что проблема решена. Комиссия должна будет представить пакет конкретных решений к определенному сроку. Вчера Сенат заблокировал законодательный акт, который позволил бы создать эту комиссию. Поэтому я издам указ, который даст нам возможность нам продолжить работу, поскольку я отказываюсь оставлять эту проблему следующему поколению американцев. И во время завтрашнего голосования Сенат должен восстановить закон, запрещающий расходы сверх имеющихся средств – закон, ставший одной из причин того, что в 1990-е у нас был профицит бюджета.

Я знаю, что даже некоторые члены моей партии придерживаются мнения, что мы не можем заниматься дефицитом или замораживать государственные расходы, когда столько людей находится в столь сложном финансовом положении. И я согласен с этим. Именно поэтому мы прибегнем к замораживанию расходов лишь в следующем году, когда состояние экономики улучшится. Но необходимо иметь в виду – если мы не примем действенных мер по сокращению наших долгов, то это негативно скажется на наших рынках, приведет к увеличению кредитных ставок и поставит под угрозу восстановление экономики – а все это может еще более усугубить ситуацию с безработицей и доходами населения.

Думаю, что от некоторых наших сограждан, придерживающихся правых взглядов, мы услышим другой аргумент – что если мы сократим вложения в граждан, предоставим налоговые льготы богатым американцам, устраним законодательные ограничения и сохраним статус-кво в системе здравоохранения, то наши долги испарятся. Но проблема в том, что именно так мы и поступали на протяжении восьми лет. И это, в частности, привело к нынешнему кризису, к нашим нынешним долгам. Мы не можем позволить себе продолжать в том же духе.

Вместо того, чтобы вести продолжающуюся в Вашингтоне десятилетиями борьбу, от которой все так устали, пришло время применить новый подход. Давайте вкладывать деньги в наших граждан, не взваливая при этом на них горы долгов. Давайте исполним наш долг перед избирателями. Давайте сделаем выбор в пользу здравого смысла.

Для того, чтобы это сделать, необходимо признать, что мы сталкиваемся не просто с нехваткой долларов. Возник дефицит доверия – годами росли глубокие сомнения относительно методов работы, принятых в Вашингтоне. Для восстановления доверия необходимы усилия по обе стороны Пенсильвания-авеню с тем, чтобы ослабить чрезмерное влияние лоббистов, обеспечить прозрачность нашей деятельности и дать людям правительство, которого они заслуживают.

Я приехал в Вашингтон именно для того, чтобы это сделать. Именно поэтому – впервые в истории – моя администрация вывешивает в Интернете список посетителей Белого Дома. Именно поэтому мы запретили лоббистам занимать должности, позволяющие влиять на разработку политического курса, а также посты в федеральных комиссиях и в высшем руководстве федеральных организаций.

Но мы не можем на этом остановиться. Пришло время потребовать, чтобы лоббисты раскрывали информацию о каждом их контакте с представителями моей администрации или Конгресса. Кроме того, пришло время ввести строгие ограничения, касающиеся размеров взносов, которые лоббисты могут вносить в предвыборную копилку кандидатов на федеральные должности. На прошлой неделе Верховный суд отменил имеющий столетнюю историю закон, чтобы дать право лицам и организациям – в том числе и иностранным корпорациям – без каких либо ограничений предоставлять деньги кандидатам на выборах в нашей стране. Я не думаю, что наиболее влиятельным американским или, и того хуже, иностранным группам следует предоставлять право финансировать американские выборы. Выборы должны определяться американским народом, и поэтому я призываю демократов и республиканцев принять закон, который позволит исправить эту несправедливость.

Я также призываю Конгресс продолжить движение по пути реформы субсидирования специальных проектов. Вы сократили некоторые расходы и приняли ряд важных изменений. Однако для восстановления общественного доверия этого недостаточно. К примеру, некоторые члены Конгресса публикуют в Интернете часть запросов о субсидировании специальных проектов. Сегодня я призываю Конгресс публиковать все подобные запросы на одном веб-сайте, причем до того, как по ним проводится голосование, чтобы американский народ видел, как расходуются его деньги.

Но, разумеется, ни одну из этих реформ нельзя осуществить, не изменив форм нашего сотрудничества.

Я не наивен. Я никогда не думал, что сам факт моего избрания принесет мир и гармонию, положив конец межпартийным разногласиям. Я знал, что по обе стороны существуют разногласия, имеющие глубокие корни. И что в некоторых случаях они носят скорее философский характер, а стало быть, будут разделять нас всегда. Среди них – вопрос о роли государства в нашей жизни, о национальных приоритетах, о безопасности страны. Эти разногласия существуют в американском обществе уже более 200 лет. И в них – самая сущность нашей демократии.

Но что вызывает недовольство американского народа, так это сама вашингтонская политика, где каждый день – день выборов. Мы не можем вести вечные кампании, единственная цель которых – посмотреть, про кого же из соперников будет напечатан самый неприятный заголовок – убеждение в том, что «если ты проиграешь, то я выиграю». Ни одна из сторон не должна препятствовать принятию законопроектов или задерживать его только потому, что она в состоянии это сделать. Поддержка высококвалифицированных государственных служащих не должна быть заложником мелких проектов или обид нескольких сенаторов. В Вашингтоне, возможно, считается, что говорить все, что заблагорассудится о другой стороне, какой бы ни ложью не являлись эти заявления, предусматривается правилами политической игры. Но именно такая политика не дает партиям помогать американскому народу. И, что еще хуже, она сеет дальнейшие раздоры между нашими гражданами и недоверие к нашему государству.

Поэтому я не намерен отказываться от попыток изменить сам тон нашей политики. Я знаю, что этот год будет годом выборов. А на прошлой неделе стало ясно, что предвыборная лихорадка началась даже раньше, чем обычно. Однако в первую очередь нам необходимо управлять страной. Я хочу напомнить демократам, что мы все еще располагаем крупнейшим за последние десятилетия большинством в Конгрессе, и что люди ждут от нас решения проблем, а не ухода от них. И если республиканские лидеры будут настаивать на том, что шестьдесят голосов в Сенате необходимы для решения любой проблемы в этом городе, то даже в этом случае ответственность за управление страной лежит на вас. Просто говорить «нет» – это, может быть, и хорошая краткосрочная политическая тактика, но это не метод руководства. Нас избрали, чтобы мы служили нашим гражданам, а не нашим амбициям. Так давайте продемонстрируем американскому народу, что мы это можем делать вместе. На этой неделе я буду выступать на заседании республиканцев в Палате представителей. Кроме того, я собираюсь каждый месяц встречаться с лидерами и Демократической, и Республиканской партий. Я знаю, что мы не можем больше ждать.

К этой работе мы и приступили в прошлом году. Со дня моего вступления в должность мы увеличили усилия по борьбе с террористами, несущими угрозу нашей стране. Мы вложили значительные средства в дело обеспечения нашей национальной безопасности и обезвредили заговоры, угрожавшие жизням американцев. Мы устраняем недопустимые прорехи в системе безопасности, которые выявились после несостоявшегося теракта в день Рождества, с тем, чтобы безопасность полетов повысилась, а реакция на разведывательную информацию стала более оперативной. Мы запретили применение пыток и укрепили сотрудничество с нашими партнерами в различных регионах мира – от Тихого океана до Южной Азии и Аравийского полуострова. И в результате в прошлом году сотни боевиков и приверженцев, в том числе и многие ее лидеры, были арестованы – значительно больше, чем в 2008 году.

Мы увеличиваем численность наших войск в Афганистане и обучаем афганские силы безопасности. Таким образом, в июле 2011 года ответственность начнет переходить к ним, а наши войска начнут возвращаться на Родину. Мы вознаградим эффективное управление, сведем к минимуму коррупцию и гарантируем права всех афганцев – как мужчин, так и женщин. Рядом с нами наши союзники и партнеры, взявшие на себя дополнительные обязательства. Завтра они прибудут в Лондон, чтобы подтвердить свою приверженность общему делу. Нам предстоят трудные дни. Но я уверен в нашем успехе.

Мы приняли бой с Аль-Кайдой. Ведомые чувством ответственности, мы выводим войска из Ирака, чтобы судьбу этой страны решал ее народ. Еще будучи кандидатом в президенты, я обещал положить конец этой войне – и выполняю свое обещание, находясь на посту президента. К концу августа нынешнего года все наши боевые части прокинут Ирак. Мы будем поддерживать иракское руководство, которое придет к власти в ходе выборов, и помогать иракскому народу обеспечивать мир в регионе и двигаться вперед по пути процветания. Однако всем должно быть ясно: эта война подходит к концу и все наши войска вернутся домой.

Сегодня все американцы, носящие военную форму, все – мужчины и женщины – и где бы они ни находились – в Ираке и любой другой точке Земного шара, должны чувствовать наше уважение, нашу благодарность, нашу полную поддержку. И так же, как в их распоряжении должны находиться все необходимые ресурсы, когда идет война, я несу ответственность за ту поддержку, которая должна быть оказана им по возвращении домой. Поэтому мы и увеличиваем средства, выделяемые на обустройство ветеранов – как мы не увеличивали их на протяжении десятилетий. Поэтому мы формируем программу по поддержке ветеранов, отвечающую требованиям двадцать первого века. И поэтому Мишель вместе с Джилл Байден участвует в развертывании общенационального движения в поддержку семей военнослужащих.

Мы ведем две войны и одновременно сталкиваемся с иной угрозой – быть может, с самой большой опасностью, угрожающей американскому народу – с ядерной опасностью. Я разделяю воззрения Джона Кеннеди и Рональда Рейгана, указывавших на необходимость стратегии, способной остановить распространение этих видов вооружения и создать мир, свободный от них. Для того, чтобы сократить наши арсеналы и уменьшить количество средств доставки, повысив при этом эффективность средств ядерного сдерживания, Соединенные Штаты и Россия завершают переговоры о соглашении, предусматривающем наиболее далеко идущие меры контроля почти за два десятилетия. А на апрельском саммите, посвященном ядерной безопасности, мы поставим перед сорока четырьмя странами-участницами совершенно ясную цель: в течение четырех лет обеспечить сохранность всех ядерных материалов на планете, чтобы они никогда не могли попасть в руки террористов.

Эти дипломатические усилия укрепляют нашу позицию в тех случаях, когда мы имеем дело со странами, настаивающими на своем праве нарушать международные соглашения, чтобы обзавестись этими видами вооружений. Именно поэтому Северная Корея и находится сегодня во все более глубокой изоляции, и именно поэтому она сталкивается со все более жесткими санкциями. Именно поэтому международное сообщество более едино, чем прежде, и именно поэтому Исламская Республика Иран находится в большей изоляции, чем раньше. И поскольку иранские лидеры продолжают игнорировать свои обязательства, ни у кого не должно быть сомнений: им тоже придется ощутить на себе все более тяжелые последствия.

В этом и состоит наша лидерская роль – в вовлечении всех, кто к этому готов, в общее дело укрепления общей безопасности и процветания для всего человечества. Мы действуем совместно с Большой двадцаткой, чтобы обеспечить оздоровление в глобальном масштабе. Мы сотрудничаем с мусульманскими общинами во всем мире, чтобы развивать науку, образование и внедрять инновации. Мы отказались от роли постороннего наблюдателя в деле борьбы с климатическими изменениями и возглавили ее. Мы помогаем развивающимся странам прокормить себя и продолжаем борьбу со СПИДом. Кроме того, мы начинаем осуществление новой инициативы, благодаря которой мы сможем быстрее и эффективнее реагировать на опасность биотерроризма, равно как и распространения инфекционных заболеваний. Эта программа поможет нам противостоять опасности у себя дома, и в то же время укрепить системы здравоохранения за рубежом.

На протяжении более чем шестидесяти лет Америка предпринимает все эти шаги, поскольку связь с теми, кто обитает вдали от наших берегов – это наша судьба. И вместе с тем мы поступаем так потому, что это правильно. Поэтому более десяти тысяч американцев работают в сотрудничестве со многими государствами мира, чтобы помочь народу Гаити восстановить и отстроить свою страну. Поэтому нас волнует судьба афганской девочки, мечтающей ходить в школу. Мы выступаем в поддержку прав женщин, которые выходят на демонстрации протеста в Иране. Мы защищаем молодого человека в Гвинее, которого не приняли на работу коррупционеры. Ибо Америка всегда должна стоять на страже свободы и человеческого достоинства.

Главным источником американского могущества на мировой арене всегда были наши идеалы. Точно так же обстоит дело и у нас дома. Мы обретаем единство в нашем невероятном многообразии, основываясь на обетовании, освященном нашей Конституцией – на представлении о том, что все мы сотворены равными, что не имеет значения то, кто вы и какова ваша внешность, что если вы соблюдаете закон, то вы находитесь под защитой закона, и что если вы разделяете общие ценности, то к вам должны относиться так же, как и ко всем остальным.

Это обетование мы должны постоянно обновлять. В моей администрации существует Отдел прав человека, пресекающий случаи нарушения гражданских прав и дискриминации при приеме на работу. Мы, наконец, укрепили законодательную базу, чтобы защищать людей от преступлений на почве ненависти. В этом году я намерен сотрудничать с Конгрессом и с нашими военными, чтобы отменить закон, отказывающий американцам-геям в праве служить Родине потому, что они являются геями. Мы намерены искоренить нарушения принципа равной оплаты труда – чтобы женщины получали равную плату за равный труд в течение дня. Продолжим мы и приведение в порядок нашей неэффективной иммиграционной системы – чтобы обеспечить безопасность наших границ и гарантировать соблюдение законов, чтобы каждый, кто играет по правилам, мог внести свой вклад в развитие нашей экономики и обогатить нашу страну.

В конечном итоге именно наши идеалы, наши ценности, те, на которых построена Америка, позволившие нам выковать нацию, состоящую из иммигрантов, прибывших сюда со всех концов Земного шара, определяют жизнь наших граждан и сегодня. Каждый день американцы выполняют свои обязательства перед своими семьями и работодателями. Снова и снова они протягивают руку помощи ближнему и трудятся на благо страны. Они гордятся тем, что трудятся, и они великодушны по природе своей. Эти ценности – не республиканские и не демократические. Это не предпринимательские и не рабочие ценности. Это – американские ценности.

К несчастью, слишком многие наши сограждане утратили веру в наши важнейшие институты, а ведь наши корпорации, наши СМИ, и, я подчеркиваю, наше государство все еще отражают эти ценности. В каждом из этих социальных институтов много мужчин и женщин, достойных уважения, выполняющих важнейшую работу во имя процветания нашей страны. Но всякий раз, когда директор вознаграждает себя за провал, а банкир рискует нашим достоянием во имя своих эгоистических интересов, у людей растут сомнения. Всякий раз, когда лоббисты пользуются недостатками системы, а политики заняты склоками вместо того, чтобы совместными усилиями способствовать подъему страны, мы теряем доверие. Чем чаще телевизионные мудрецы топят серьезные дискуссии в бесплодных словопрениях, а обсуждение важнейших проблем – в эффектных репликах, тем чаще наши сограждане отворачиваются от экрана.

Неудивительно, что вокруг так много цинизма.

Неудивительно, что так сильно разочарование.

Во время предвыборной кампании я обещал перемены – перемены, в которые мы можем верить, и этот лозунг нашел поддержку. Но сегодня мне известно, что многие американцы не знают, верят ли они еще в возможность изменений – или, по крайней мере, в то, что я способен их осуществить.

Но вот о чем я прошу вас не забывать: я никогда не предполагал, что перемены будут легкими, или что я смогу осуществить их один. Демократия в стране с трехсотмиллионным населением – дело подчас и шумное, и беспорядочное, и очень непростое. И если вы затеваете большие дела и стремитесь к большим переменам, то страсти поневоле разгораются, а противоречия нарастают. Иначе не бывает.

Те из нас, что занимают государственные должности, могут реагировать на эти реальные проблемы, делая вид, что все в порядке, и отказываясь говорить горькую правду. Мы можем делать все, что нужно, чтобы показатели опросов общественного мнения оставались высокими, и идти навстречу новым выборам – не делая, однако, того, что является наилучшим для нового поколения.

Но при этом я знаю и другое: если бы люди приняли подобное решение пятьдесят, сто или двести лет назад, то мы бы с вами сейчас не находились там, где мы находимся. Единственная причина, по которой мы находимся именно здесь, состоит в том, что целые поколения американцев не боялись трудностей, не боялись делать то, что было необходимо, даже когда успех не был гарантирован, делать, что требовалось, чтобы мечта этой страны жила во имя их детей и внуков.

В этом году наша администрация пережила несколько политических неудач, и некоторые из них были заслуженными. Но каждый день я просыпаюсь, зная, что эти неудачи – ничто по сравнению с неудачами, которые пришлось пережить в нынешнем году семьям по всей стране. И что придает мне силы, чтобы бороться дальше, так это то, что, несмотря на эти неудачи, дух решимости и оптимизма – то, что всегда составляло главное достоинство американского народа, – продолжает жить.

Он живет во владельце малого предприятия, недавно написавшем мне о своей компании: «Никто из нас не хочет думать – даже на мгновение – что нас ждет провал».

Он живет в женщине, по словам которой, хотя ей и ее соседям пришлось пережить тяготы рецессии, «Мы – сильные. Мы – живучие. Мы – американцы».

Он живет в восьмилетнем мальчике из Луизианы, только что приславшем мне свое пособие с просьбой передать его жителям Гаити. Он живет во всех американцах, бросающих все, чтобы отправиться туда, где им еще никогда не приходилось бывать, и вытаскивать из-под развалин людей, которых им никогда ранее не приходилось видеть, при виде чего вокруг раздаются восторженные крики «U.S.A.! U.S.A.! U.S.A!» – когда еще одну жизнь удается спасти.

Этот дух, поддерживающий нашу страну уже более двух столетий, живет и в тебе, ее народ. Позади тяжелый год. Мы пережили трудное десятилетие. Однако наступил новый год. Перед нами – новое десятилетие. Мы не складываем оружия. Я не складываю оружия. Используем этот момент, чтобы начать сначала, приблизить нашу мечту и укрепить нашу страну.

Благодарю вас. Благослови вас Бог. И да благословит Бог Соединенные Штаты Америки.

Источник: worldcrisis.ru


Оцените статью