Д.Г.РакшаПутин против Путина

Власть и общество

01.10.2007 14:28

Михаил Хазин

126

Анализ политической ситуации в России, сделанный генеральным директором компании экспертного консультирования "Неокон". Д.Г.Ракша

Уйти чтобы остаться

Моя цель заключается в том, чтобы власть в России была стабильной.
В.В.Путин

Владимир Путин поставил перед собой невероятно сложную задачу. С одной стороны, ему необходимо обеспечить преемственность курса, который он проводит почти восемь лет. С другой – он стремится создать прецедент добровольной конституционной передачи верховной власти в России – фактически, первый в ее истории. И видит в этом свою историческую миссию. Хотя, первая задача для него не менее важна.
Для выполнения этих задач в его распоряжении не так уж много институциональных средств: партии, Дума, выборы депутатов и президента. И именно с помощью этих институтов и формализованных процедур он намерен осуществить свой замысел. При этом весьма показательно его отношение к ним, которое с предельной определенностью он выразил в выступлении перед участниками «Валдайского клуба» 14.09.2007. Все цитаты взяты из теста этого выступления.

Президент и президентская власть.
Я ведь работал все эти годы для того, чтобы Россия была сильной. Россия не может быть сильной при слабой власти Президента. Я не собираюсь своими собственными руками сводить к нулю все, что было сделано за последние годы.
В среднесрочной исторической перспективе Россия будет нуждаться в сильной президентской власти. Другого я себе не могу представить.
Россия - сложная страна, поэтому сегодня, особенно в отсутствии устоявшейся, развитой многопартийной системы никакой другой формы демократического правления, демократического, я хочу подчеркнуть, кроме сильной президентской власти, быть не может.

Партии и многопартийная система
Я уже говорил о том, что нам нужно укреплять и развивать многопартийную систему. Ну, какая может быть парламентская республика при отсутствии нормальных политических партий? Это будет хаос.

Государственная Дума
Я глубоко убежден, что Россия в высшей степени нуждается в ответственном и дееспособном парламенте. Если бы это не было так на протяжении предыдущих пяти-шести-семи лет, мы бы никогда не смогли принять те базовые законы, которые позволили нам существенным образом изменить к лучшему ситуацию в экономике, социальной сфере и даже в международных делах.
Мы создали реальную базу развития страны, правовую базу. И, конечно, мы очень заинтересованы в том, чтобы парламент был дееспособным. Сделали мы это, конечно, опираясь на ведущую политическую силу в парламенте - на "Единую Россию".

«Единая Россия»
Да, можно еще много говорить о том, что у них нет четкого представления об идеологии, что многое размыто. Это правда. Но, работая над тем, чтобы было еще лучше, чем есть, работая над правоцентристской идеологией, укрепляя эти тенденции в самой этой партии, мы должны решать текущие прагматические задачи. И мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы партия сохранилась в качестве ведущей силы. И в этом смысле, я сейчас не могу сказать, но думаю над тем, как их поддержать, конечно. Хочется, конечно, чтобы у нас парламент был дееспособным. У меня есть разные варианты, я выберу какой-то один из них, из этих вариантов - менее жесткий, более жесткий, но, конечно, какая-то поддержка будет.

Я и дальше намерен действовать в этом направлении, даже вне зависимости от того, что, безусловно, поддержу на предстоящих выборах "Единую Россию".

Гарантии преемственности

Я своей главной целью вижу помощь в создании таких условий для развития страны, чтобы политическая власть была стабильной, чтобы были созданы экономические условия для развития страны, чтобы не менялся этот курс.
Кто бы ни пришел к власти, кто бы ни был Президентом, он должен будет с этим считаться – с настроениями людей и с их ожиданиями.
Со всем этим (повышением уровня жизни, национальными проектами – Ред.) невозможно не считаться будущему руководству страны. И на этом основана моя уверенность в том, что преемственность будет. Не 100-процентная. Любой человек будет по-своему выстраивать работу, но он вынужден будет считаться и с этими ожиданиями населения.

Таким образом, главными акторами следующего (как минимум) электорального цикла выступают новый президент, который должен быть сильным, ответственный парламент и «Единая Россия», которая должна обеспечить «ответственность» парламента. При этом, никто из них не будет выполнять роль «гаранта» - гарантировать преемственность должен будет демократический механизм, замкнутый на волеизъявление избирателей. Таким образом, будет сделана попытка (которая сама по себе станет еще более грандиозной, чем первые две задачи): разорвать порочный круг российской политики и вместо персонификации «гарантий» начать внедрять в нее цивилизованные демократические процедуры.
Иными словами, баланс сил будет некоторым весьма затейливым образом распределен между президентом, Думой и «Единой Россией». Именно, между тремя силами, поскольку фракция «Единой России» в Думе и сама партия – уже давно далеко не одно и то же.

Оружие страшной разрушительной силы.

В советские времена был такой анекдот:
Военный парад на Красной площади. Идут танки, «Катюши», ракеты всякие везут, проходят сводные полки, а в самом конце идет группа товарищей в серых костюмах – шаг не держат, в руках – портфели. Один иностранный дипломат, стоящий у Мавзолея, спрашивает другого: «А это кто такие? Что они-то здесь делают?» Тот отвечает: «Это идет Госплан – оружие страшной разрушительной силы».
Нынче такой страшной разрушительной силой обладает партия «Единая Россия». Фактически, она – партия новой российской номенклатуры, она состоит из бюрократии и выражает ее интересы. Да, у нас нет еще парламентской республики и партийного правительства, но уже намечается сдерживающая функция партии по отношению к президенту. К следующему президенту.
Кроме того (и это видно из экономической программы партии), «Единая Россия» выражает интересы крупного национального капитала. Думаю, что на этот счет у самого Путина особых иллюзий нет, недаром он позиционирует ее, как правоцентристскую.

До сих пор партия «Единая Россия» была «любимой игрушкой» президента и выполняла строго обозначенные ей функции: обеспечивала дееспособность федерального и региональных парламентов и активно использовалась при выстраивании «вертикали власти». Теперь в ее истории начинается новый этап – она становится инструментом Путина в сложной и рискованной игре. Первым ходом этой игры стал

Курс Путина.

Говорить о нем стали уже довольно давно, но смысл вкладывали довольно условный. Со временем, однако, он стал довольно конкретным. Пересказывать его содержание нет абсолютно никакой необходимости – оно и так всем известно. Как человек честный и стремящийся проводить открытую и нравственную политику, Владимир Путин ни от кого этого не скрывал, и поэтапно изложил его в серии своих ежегодных Посланий Федеральному собранию. По его собственному признанию, действительно важными в этом смысле являются только пять последних. Не менее важными для понимания курса Путина являются также его публичные выступления.
Изложению основных положений курса Путина и его анализу посвящены многочисленные публикации, но, пожалуй, самые главные акценты, все же, расставил он сам и совсем недавно. Выступая перед иностранными политологами, президент Путин выделил следующие моменты:

1. Построение социально ориентированного общества
2. Демократия
3. Многопартийная система
4. Создание сильного гражданского общества
5. Сильная президентская власть
6. Формирование среднего класса – носителя новой для России идеологии

Все они относятся к области политики. Все они программные, принципиальные. Собственно, они-то и составляют этот самый «курс Путина». И его неотъемлемой (а на данном временном отрезке самой важной) частью является конституционная передача власти президента. Если удастся все эти задачи выполнить (конечно, не абсолютно, просто сохранить эффективное движение в этом направлении), будет обеспечена та самая преемственность курса, о которой столько говорили в течение долгого времени. И вдруг – перестали. Теперь на повестке дня «План Путина». Казалось бы, какая разница? – тот же вид, только сбоку. Но это – только на первый взгляд.

«План Путина». Приватизация.

То, что сейчас называется «Планом Путина», возникло год назад. Собственно, это – программа партии «Единая Россия», принятая на прошлом съезде (туда не вошли только установки из последнего Послания). Она состояла из кусочков, надерганных из Посланий Президента, и в этом можно легко убедиться, сравнив тексты Посланий и программы. Строго говоря, это, конечно, нельзя назвать партийной программой, если только не ориентироваться на лучшие образцы творчества аппарата ЦК КПСС. Но тогда, год назад, партийная программа «Планом Путина» еще не называлась.
Такое название она получила только в июне-июле. Вероятнее всего, такая метаморфоза случилась только тогда, когда была получена санкция самого Владимира Путина на использование его имени. Опять же, вероятнее всего, это было связано с принятием настоящего плана Путина, в котором совершенно определенное место отведено «Единой России».

Результатом такой предвыборной «загогулины» стала почти полная идентификация партии «Единая Россия» с президентом Путиным. Фактически, «Единая Россия» «приватизировала» «План Путина», позиционировала себя в качестве его единственного исполнителя и составной части. Весьма сомнительной представляется версия о том, что Владимир Путин просто «пошел навстречу пожеланиям трудящихся» и разрешил использовать свое имя, свой «брэнд», который является его единственным политическим капиталом, не имея собственных стратегических планов по поводу «Единой России».
Сам ход с «Планом Путина», в общем, понятен: Владимиру Путину необходима не просто победа «Единой России» на парламентских выборах, ему нужен «ответственный» парламент, то есть, большинство «Единой России» в нем. Причем, необязательно конституционное, достаточно будет простого. А конституционное должно набираться вместе с фракциями «Справедливой России» и ЛДПР. Недоговороспособными остаются КПРФ и СПС (последняя в случае попадания в Думу).
Только при таком раскладе сил «ответственный парламент» сможет с одной стороны, обеспечивать эффективную работу нового президента по продолжению «Курса Путина», а с другой – служить сдержкой и противовесом этому самому президенту. Мне могут возразить: «Когда это после 1993 года парламент у нас всерьез мог оппонировать президенту? Так, подгадить по мелочи – законы какие придержать – это да, может. А быть полноценной, самостоятельной стороной диалога – это вряд ли», - и будут абсолютно правы. С одной маленькой поправкой: еще никогда в новейшей российской истории президент страны (прошу прощения, бывший президент страны) не был лидером главной политической партии страны.

Коллективный Путин.

Я сказал, что правы и те, кто говорит, что я уйду, и другие, кто говорит, что останусь. Потому что я принял твердое решение – давно, с самого начала, – что любой человек, который находится у власти, не должен менять структуру власти под себя.
Меня самого беспокоит, что сегодня многое зависит в России только от одного человека. И я хочу расширить эту площадку. Но когда я сказал, что правы и те, и другие, это значит, что я не собираюсь исчезать вообще куда-то.
Я пока точно для себя не решил, чем буду заниматься. Но чем бы я ни занимался, я понимаю, что влияние какое-то будет. Я не собираюсь им спекулировать, этим влиянием, гипертрофировать его значение, но оно будет. Еще это будет зависеть от того, чем я непосредственно займусь - либо чисто политической работой, либо еще какой-то...

Итак, мы имеем то, что имеем: Путин не собирается изменять структуру власти, не хочет, чтобы все замыкалось на одного человека (президента), не собирается уходить и не исключает для себя «политической работы». Тогда ему не остается практически ничего, кроме поста лидера правящей партии – «Единой России». Да, сейчас эта должность не так уж и значима, но, наполненная авторитетом Путина и с возможностью контроля над парламентом, она становится мощным инструментом для контроля за политической ситуацией в его руках.

А партия «Единая Россия», во главе которой встанет нынешний президент, получает в свое распоряжение весь его политический капитал, авторитет, любовь народа, харизму и еще массу бонусов помельче и становится «коллективным Путиным». Аминь!

Ловушка для Золушки.

Моя задача сохранить этот вектор, чтобы власть была стабильной, самодостаточной и эффективной.
Да, совершив подобную «рокировочку», президент Путин, вероятнее всего, сможет выполнить эту задачу. Но сам он при этом станет заложником «политики партии». Конечно, теоретически, он может выстроить ее «под себя», но это будет очередной «вертикалью власти», только в масштабах одной отдельно взятой партии. Тогда демократией там и пахнуть не будет.
Политическая партия, как и всякая большая (и даже очень большая) организация, живет по своим законам. Учитывая, что партия эта – бюрократическая и к политике имеет весьма отдаленное отношение, жить она будет по законам бюрократии, независимо от того, кто станет ее лидером. Она будет стремится сохраняться и расширяться. Сможет ли один человек, даже такой дальновидный и опытный, как Владимир Путин, справиться с этими «естественными потребностями» партийных бюрократов – большой вопрос.
Еще одной проблемой станет для Владимира Путина формирование идеологии партии. Поскольку в партии собрались очень разные по своим убеждениям люди и группы, в ней происходит постоянное брожение, держать которое под контролем удается только перед лицом общей опасности – внутрипартийная программная дискуссия и конфликт между «левым» и «правым» крыльями были остановлены волевым усилием. Но вместе с ними остановился и поиск идентификации. Вместо программы приняли «План Путина». Стоит только чуть отпустить вожжи – и партия пойдет вразнос. Тогда ее лидеру, Владимиру Путину, придется выбирать, с кем же все-таки мастера культуры. Разумеется, все будут стремиться остаться в «партии Путина», однако – «умерла, так умерла»: «левые» и «левоцентристы» будут выдавлены из нее по идеологическим, аппаратным и просто шкурным соображениям. И им ничего не останется делать, как влиться в уже поджидающую их «Справедливую Россию». Вероятно, именно это имел в виду на прошлой неделе Сергей Миронов, когда сказал, что «партия власти» развалится вскоре после выборов!
Итак, кто кого заставит играть по своим правилам – Путин «Единую Россию» или «Партия Путина» - самого Путина? Ответ на этот вопрос даст только время.

Бюрократия против демократии.

Но проблемы внутрипартийного администрирования и радости больших и маленьких аппаратных побед – не самая большая опасность, которой подвергает себя Владимир Путин на этом пути. Гораздо большей опасности подвергает он - нет, не себя, а свой курс. Собственно, как раз то, ради чего все и затевалось.

Заставить бюрократию, опутавшую всю исполнительную и законодательную власть сверху донизу, проникшую во все сколько-нибудь значимые ее уголки, отказаться от свойственных ей методов работы (и жизни!) и стать демократами – как-то слабо в это верится! Но если этого не сделать, тогда весь этот «план» или «курс» - в общем, не так уж и важно, как он называется, окажется просто фикцией. Да, разумеется, все будет определять избиратель. Так он и сейчас все определяет.
Только откуда-то все время вылезают эти неудобные слова: «административный ресурс», «произвол», «беспредел». Только почему-то все политические партии, кроме «Единой России», не могут ни снять помещения в регионах под свои предвыборные штабы, ни провести агитационные мероприятия (в последний момент оказывается, что все уже давно арендовано), ни получить доступ в СМИ. Только почему-то от активистов других партий под угрозой увольнения с работы или уголовного преследования требуют прекратить членство в этих партиях. Только результаты голосования на двух соседних участках оказываются очень разными – на одном считают честно, а на другом – «как надо». Но если все эти мелочи не слишком смущают будущего лидера правящей партии, если он считает, что вот это и есть демократия, то тогда все в порядке. Преемственность такого курса будет обеспечена.
Если же он вдруг захочет реализовать то, что написано в Посланиях Президента (да и в «Плане Путина» (!)), то ему, видимо придется как-то очень сильно реформировать эту партию. Практически под корень.
Я искренне желаю ему успехов в этом нелегком предприятии.

P.S. Ходят слухи, что Борис Грызлов сильно нервничает: придет Путин на съезд партии или нет. Это он зря. Кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Не переживайте, Борис Вячеславович, все будет хорошо!


Оцените статью