Выдержит ли Российская Федерация грядущий кризис доллара?

Власть и общество

04.08.2006 08:14

Михаил Хазин

111

В конце июля 2006 года интеллектуальный клуб «Лобное место» провел заседание, посвященное перспективам РФ в неумолимо надвигающемся кризисе мировой валютно-финансовой системы. (Особая благоданость – владельцу ресторана «Золотая лестница» Магомеду Магомедову, собравшему нас на своей площадке).
Председательство поручили Максиму Калашникову. И вот какая картина вырисовалась.
Выдержит ли Росфедерация грядущий кризис доллара?

Вызовы, опасности и открывающиеся для нас шансы

Дефляционный шок и война внутри РФ

Михаил Хазин, экономист:

– Степень нестабильности в современном мире быстро растет. Украина и Ближний Восток, Мексика и Иран, Латинская Америка и Нигерия... Но по каким причинам это происходит? И почему именно сейчас? Именно на эти вопросы я и попытаюсь ответить.
Для объяснения объективных причин достаточно привести всего две цифры: общее производство (не только промышленное) в США составляет порядка 20% от мирового ВВП, а потребляют они около 40%. Эти цифры можно уточнять, но дело не в этом, а в принципиальной разнице – потребляют США много больше, чем производят. И обеспечивается это за счет нахождения на территории США единственного и монопольного эмиссионного центра доллара – мировой расчетной и резервной валюты, да и просто единой меры стоимости.
Как именно доллар вышел на эти позиции сегодня, по большому счету, не так важно, а важно то, что использование такого механизма не может не привести к постоянному росту долларов в обороте. И что-то с ними нужно делать...
Первоначально (еще с XIX века) для ликвидации «избыточных» финансовых активов (тогда еще не было ФРС и современного доллара, но абсолютно аналогичная ситуация была в Великобритании) использовались периодические кризисы перепроизводства, в которых эти активы просто «сжигались». Однако последний из таких кризисов, 1929 года, оказался настолько тяжелым, что пришлось искать новую стратегию. Ее придумал президент Франклин Рузвельт (1933-1945 гг.) - расширять зону доллара, подавляя иные валюты. Благодаря этому США могли сбрасывать избытки ресурсов в другие страны и части света. Такой политике Америка следовала в послевоенное время, благодаря чему ей удалось избегать тяжелых депрессий.
Но дальше случился конфуз: в 1990-е годы, когда система социализма была окончательно разрушена и покорена долларом, дальше расширять «долларовую зону» стало некуда. Китай – уже не резерв, поскольку де-факто он включен в долларовую зону. Он торгует на доллары, юань привязан к «гринбэку».
Что оставалось делать? Возвращаться ко временам «до ФРС», когда капитализм сотрясали периодческие кризисы, не хотелось. Выбрали инфляционную модель, с обесцениванием долларовой массой. По формуле: «печатают деньги одни – а девальвируются они в руках у других». С середины 90-х мировая финансовая система перешла к инфляционной модели, но очень быстро столкнулись с тем, что она вызывает кризис международной торговли и мировой финансовой системы, основанных на долларе. Какое-то время мир терпел сие, но наступил предел.
Что делать дальше, если исчерпаны стратегии экспансии и инфляционная? Если доллар может обесцениться настолько, что владение эмиссионной «пробиркой» потеряет смысл? Приходится возвращаться к девятнадцатому веку, к кризисному сценарию. Что это значит? Дефляцию! Во время Великой депресии 1929 года доллар рос, креп. Потому весьма велика вероятность того, что владельцы мировой финансовой системы (они же – хозяева Уолл-Стрит, а через нее – и Федеральной резервной системы США) готовы запустить сценарий дефляционного кризиса! С одновременной остановкой печатного станка ФРС. С учетом сказанных в начале моего выступления цифр это означает, что в Соединенных Штатах произойдет скачкообразное падение портебления вдвое. С учетом последующей депресии, думаю, потребление опустится вообще до 10-15 процентов от мирового (в его нынешнем масштабе). Одновременно падут финансовые рынки, обанкротятся до двух третей банков США. Но это только радует хозяев финансовой системы, потому что их-то банки никуда не денутся, а конкурентов можно «слить», воспользовавшись случаем.

Есть много косвенных признаков того, что этот сценарий готовится к реализации. Повышается учетная ставка: чем выше стоимость кредита, тем легче обваливать финансовые рынки. Выводятся с внешних фондовых рынков наличные деньги. Точно такая же ситуация наблюдалась весной и летом 1929 года. Почему? В инфляционном сценарии иметь на руках наличность («кэш») невыгодно, а в дефляционном – как раз наоборот. Ведь он все время растет в цене. Есть и другие косвенные предвестники: вроде реструктуризации активов между американскими банками. То, что ненужно, выводится в банки, предназначенные к разорению, а то, что нужно – оставляется в «надежных пристанях». При этом на все ключевые посты, связанные с прямым управлением экономикой и финансами США, поставлены не просто представители Уолл-стрита, а конкретно высшие менеджеры компании «Голдман энд Сакс». Что тоже понятно: в условиях кризиса необходимо принимать быстрые решения, а потому свой человек на ключевом посту просто незаменим.
Но в условиях такого кризиса жертвой падет клан Бушей, а Республиканская партия, как после депрессии 1929 года, рискует на десятилетия потерять власть. (По итогам Великой депрессии республиканцы пропустили пять президентских сроков, а целое поколение республиканских политиков ушло в небытие). Да и вся современная политическая элита США в результате окажется в крайне неприятном состоянии – поскольку такое резкое падение совокупного спроса неминуемо вызовет полную переструктуризацию социально-политической системы этой страны. Фактически, речь идет о том, что кризис, «дефляционный шок», необходимо упредить. И по его итогам предъявить людям нечто, что покажет электорату: именно республиканцы вас и спасают. Что можно предъявить? Например – резкое падение цен на нефть и полное списание всех долгов домохозяйств. Что потребительских, что ипотечных. Тогда народ может и потерпеть.
Как может быть разыграна такая партия? Например, на Ближнем Востоке обостряется конфликт. Израиль, не выдержав, наносит ракетно-авиационные удары по Ирану. Тегеран, возопив на весь мир о том, что израильтяне вконец оборзели, требует ввода международного контингента в Палестину и на юг Ливана. А чтобы требование было принято, иранцы перекроют Ормузский пролив – «бутылочное горлышко» на выходе из Персидского залива, полностью прерывая движение танкеров с нефтью. Нефть тут же взлетает в цене до двухсот долларов за баррель, в мире, и, в первую очередь, в США, разражается финансовый кризис. Республиканцы в США проводят в жизнь спасительные меры и в течение двух недель договариваются о вводе международного миротворческого корпуса в Палестину на на Юг Ливана. Иран открывает Ормузский пролив. После чего – по итогам дефляционного шока – цена на нефть падает до семи-восьми долларов за баррель. (Напомним, что в 1997-98-м падение доходило до 8-9 долларов). А «под шумок» администрация Буша списывает (или реструктурирует на 1000 лет) все долги домохозяйств. Все это происходит за три недели до ноябрьских выборов в Конгресс, кои спасители народа - республиканцы выигрывают с триумфом. Доллар спасен, он укрепился, «ненужная» часть финансовых институтов уничтожена... А падение уровня жизни в США – следствие объективных обстоятельств, которые никак не зависели от администрации Буша... Такова возможная (хотя, конечно, и крайне маловероятная) линия развития событий.

Отметим, что в процессе мы дали и ответ на второй вопрос: почему именно сейчас. Впервые на глазах нашего поколения элита «Запада» оказалась в состоянии такого жесткого внутреннего конфликта. Партии «сильного» и «слабого» доллара договориться не смогут – либо одна, либо другая перестанут существовать. И именно этот конфликт и провоцирует многочисленные следствия по всему миру: та система, которая была построена за предыдущие десятилетия для контроля над миром, сама начала их провоцировать, поскольку одни ее части стали воевать с другими. И в этом смысле не исключено, что, например, недавние заявления МВФ о том, что доллар переоценен на 15-35% является отголоском этого же конфликта.
Максим Калашников: А каким опасностям в таком случае подвергнется Российская Федерация?
Михаил Хазин: Что означает падение мировых цен на «черное золото» до нескольких долларов за баррель для экономики РФ, завязанной на нефтегазовую «трубу», говорить не надо. Но одновременно возникает перспектива ожесточенной гражданской войны в российской «элите».
Почему? Представите: средства резервов Центробанка РФ и стабилизационного фонда исчезают в западных банках-банкротах. Они ведь лежат не на счетах федерального казначейства, а именно в частных банках - ибо, в отличие от них, казначейство откатов не платит. «Сгорают» и деньги российских олигархов, хранящиеся за пределами Росфедерации. Пирамида богатства рушится, становясь ровным слоем обломков. Чем больше у магнатов денег, тем больше они теряют. И вместо десяти мультимиллиардеров, пятидесяти просто миллиардеров, пятисот мультимиллионеров и так далее у нас образуется некий конгломерат из нескольких десятков тысяч людей, у каждого их коих есть «кэш» от 50 до 100 миллионов долларов, и никаких других источников защиты своего богатства. Цена на нефть – 7 долларов за баррель, при этом спрос в мире существенно упал. Экспортные поставки России резко уменьшаются. С газом вопрос отдельный, потому что он нужен Европе. Но газ контролируется известно кем. И в этом положении у нас начинается гражданская война в правящей элите. Теперь каждый обладатель пятидесяти «лимонов», раньше смотревший на многомиллиардных олигархов снизу вверх, с завистью и злобой, вдруг смекнет: «Эге! У этого крутого теперь осталось всего сто миллионов. Так его сейчас замочить можно и отобрать деньги и собственность...Пока он еще не набрал новые капиталы!»
Максим Калашников: Кстати, в таком варианте резко вырастут возможности тех, кто хранит «баксы» не за рубежом, а дома, под матрасом. Да и бизнес средней руки (региональные олигархи) усиливаются – а они не питают никаких добрых чувств к зажравшемуся кругу столичных магнатов. И действительно: тут война за передел богатств и за господствующие позиции в элите становится неизбежной!
Михаил Хазин: Учтите: мы оказываемся в ситуации, когда у нас пропали накопленные с 2000 года резервы, больше нет источников пополнения бюджета, когда у нас большие сложности с промышленным производством. Ведь за последние два года пролитика Кудрина и Грефа привела не только к уничтожению производства, но и к уходу его в «тень». Потому промышленность налогов не платит. Я не говорю уж о коррумпированности силового аппарата РФ. А на все это наложится еще и внутриэлитная война.

К чему это приведет? Тут возможны разные варианты. Первый - консолидация общества на фоне настоящей войны. Давайте объединяться, дескать, с Белоруссией, Украиной и Казахстаном. Ну, не со всей Украиной, а с ее восточной и причерноморскими частями – источником столь нужного зерна. Вообще для выживания придется создавать некую автаркию, куда РФ и Казахстан принесут свои энергоресурсы и сырьевые источники, Украина – плодородные земли и продовольствие, высокоразвитую промышленность, а Белоруссия – неразрушенный индустриальные потенциал и хорошо подготовленные кадры рабочих и инженеров. При этом на Украину можно послать десять дивизий безработных, в Казахстан – пять. К войне это не приведет, поскольку Украина, скажем, в военном плане практически беспомощна, а обитатели ее «русской части» терпеть не могут господсвующих «западенцев». Ведь сегодня Донбасс, Запорожье, Мариуполь, Одесса, Николаев и Херсон вынуждены кормить западную часть «незалежной».
Вариант второй: в РФ начинается гражданская война. Вспыхивает борьба за скудеющие источники валюты, некоторые регионы пытаются отделиться от прожорливой и бесполезной Москвы.
Вариант третий: собирается Земский Собор или Учредительное собрание, постановляющие: в связи с полной деградацией Москвы и Ленинграда столица переносится в Ярославль или Новосибирск, а жителям бывших столиц в течение 20 лет запрещено занимать любые мало-мальски важные посты руководителей.
Ну, и так далее... Вариантов действительно много. Но вначале старая элита должна друг друга перебить и перегрызть. Пока она у власти – никаких позитивных действий, да и просто действий, быть просто не может.

Юрий Громыко, доктор психологических наук, директор Института опережающих исследований:

  • Мне очень близка позиция Линдона Ларуша и других адептов «физической экономики» в США. Они, кстати, делают выводы, очень похожие на выкладки Михаила Хазина. Разница – только в некоторых деталях. Ларушевцы через разветвленный ( с филиалами во многих странах) «Шиллер-институт» отслеживают некоторые индикаторы. Например, завершение работы «отмывальной машины» в Исландии, где замечены несколько российских олигархов. Или деятельность хедж-фондов, что своими спекуляциями вызывают рост цен практически на все ресурсы. С моей точки зрения, нас ждет не цикличный, а глубокий системный кризис.
    Правящие «неоконы» (Чейни и его люди, Вульфовиц и другие) в США пытаются спровоцировать войну с Ираном. Но что будет, если этого «иранского выброса» не произойдет? И тут есть очень интересная точка зрения. Ларуш говорит: смотрите – идет лихорадочный процесс скупки всех значимых материальных ресурсов финансовым капиталом, отчего растет дороговизна не только нефти и металлов, но и полиэтиленовой пленки. Оно и понятно: в условиях кризиса власть сохранят владельцы материальных ресурсов. Часть такой политики – недопущение русских, даже самых «пузатых», к новым технологиям. Как установлено французским филиалом «Шиллер-института», имеенно финансовый спрут «Голдман энд Сакс» помешал сделке Мордашова («Северсталь») с индийским металлургическим магнатом Лакшми Миталом.
  • Так что если войны с Ираном не разразится, то возникнет острая ситуация. Мы увидим острейший кризис политической элиты США, а не только Республиканской партии. Институты правительств, по мнению Ларуша, прекратят существовать. Все через захваченные ресурсы и материальные резервы, попытаются контролировать финансовые семьи и структуры. Контролировать стоимость денег можно, обладая набором всех материальных ресурсов. Это – нефть, все металлы и даже полимерная пленка. Обладая всем этим, ты определись стоимость будущей Единой меры стоимости. Это, в любом случае, модель войны всех против всех, ибо нет никаких регулирующих институтов.
    Главную опасность для РФ я вижу в том, что исчезнут всякие договоренности, погибнет идея любых мировых порядков. Войны могут начаться по каким угодно направлениям и поводам. Причем везде. Мы получим конец системы, основанной на принципе суверенных государств (Вестфальский мир 1648 г.). На смену идет право сильного, эгокультурность (по покойному Шушарину). Предлог нападения может быть любым. В такой схеме исчезнет всякий элемент порядка. Причем конфликты могут быть и внешними для РФ, и внутренними.
    Михаил Хазин: Все же в условиях дефляционного кризиса материальные активы невыгодно – тут ведь они дешевеют и дорого обходятся в содержании, а деньги дорожают.
    Юрий Громыко: В пользу вашего наблюдения говорит то, что в США идет разорение «Дженерал моторз» и его высасывание финансовой олигархией...
    Михаил Хазин: Но я бы обратил внимание на то, что у финансовой элиты – много золота, лежащего в Форт-Ноксе. Хотя оно формально и не в собственности Соединенных Штатов, но физически оно – там. Оно, правда, в случае кризиса может быть конфисковано правительством США, а не элитой Западного глобального проекта... Кстати, много золота аккумулировал Ватикан. Ой, как США не хотели, чтобы немец Ратцингер становился папой! Но у них не получилось. Обратите вниание и на то, как США сегодня начинают сплачивать Европу. Тем самым они пытаются сорвать возможный мощный союз «Франция-Германия-Россия». Если он состоится, то мы можем начать делить сферы влияния. Потому для России внешних угроз нет – есть угрозы сугубо внутренние. Ведь нынешняя власть, мягко говоря, особой популярностью не пользуется. В условиях резкого ухудшения ситуации все это может очень плохо кончиться...
    И еще: каким бы не был грядущий кризис (спровоцированный в упреждающем порядке или грянувший сам по себе), он разрушает старую валютно-финансовую систему. А новой пока не видно. Долларовую систему делали полвека. Что будет единой мерой стоимости в дальнейшем? Золото? Наверное. Но есть и другой вариант. Например, разделение доллара на внутриамериканскую часть (пусть делают с ним все, что хотят) и на интернациональную часть, с включением туда Китая, Индии и всех остальных. А перекытие Ормузского пролива может быть стимулятором для начала этих переговоров по «международному доллару».
    Но пока это – лишь гипотетическая схема. Реально создания новой валютно-финансовой системы не просматривается.
  • Юрий Громыко: Реально такая новая система может конструироваться, во-первых, на базе реальных материальных запасов, а, во-вторых, на основе крупнейших глобальных инвестиционных проектов – по Ларушу. Туда можно затянуть и Японию, и Китай. Например, в мегапроект сверхскоростной магистрали – поездов на магнитнгой подушке, связывающих Европу и Китай. Что это даст всему миру? Выход в новый технопромышленный уклад: развитие лазерной техники, новых материалов, сверхсовременного машиностроения. Это – проект на полвека, выталкивающий весь мир в новую эру. Причем в таком проекте участвует Россия, пожиная свои выгоды.
    Подобных мегапланов может быть несколько. И в них можно вовлечь колоссальные долларовые резервы Японии и Китая, в девальвации коих эти страны совершенно не заинтересованы. Россия может выступить инициатором и участником таких проектов создания новой глобальной инфраструктуры. Вот, пожалуй, главный наш шанс в финансовом цунами. Нужно выдвигать грандиозные международные проекты, ведущие к перевооружению мировой индустрии. К тому же, тем самым можно раскалывать и Америку, отделяя тамошних патриотов от финансовой камарильи. Ларушевцы, в последнее время глубоко проникшие в политический истеблишмент, становятся в таком случае нашими союзниками. Просто в нашем правительстве не видно людей, способных начать такую политику...

РФ и дефляционный шок: худшие сценарии

Леонид Пайдиев, советник Германо-русского философского общества, в прошлом – начальник управления Минэкономики РФ, главный инспектор Счетной палаты, старший научный сотрудник Ленинградского финансово-экономического института имени Вознесенского:
- Когда мы с вами пытаемся представить ход будущих событий, то должны учесть: есть субъекты, обладающие реальной властью в этом мире, и они попытаются ее сохранить. То есть, спасти свой контроль над эмиссионной машиной. Мы не случайно не знаем никаких планов реформирования мировых финансов. А зачем финансовой олигархии пускать чужих в процесс переговоров о разделе власти над миром? В них возьмут лишь того, кого уж нельзя не взять. Но мы можем кое-что предугадать.
Очевидно, прав Хазин: доллар поделят на американский и международный. А с ним и финансовую систему. Американский доллар будет периодически обесцениваться, стимулируя экономику США в ситуации структурного и циклического кризисов. А вот тот доллар, что используется банками для международных расчетов, должен стоять очень крепко. Инфляция для него смерти подобна. Поэтому американский доллар может выпускать кто угодно, хотя бы правительство США, а вот интернациональный «гринбэк» – будет в руках мировой финансовой олигархии.
Но Америка накопила много долгов. На кого их повесить при разделении доллара? На американское государство – слишком тяжело. Тут нужно что-то придумывать. При этом Буш заявил, что жизненный уровень американцев не подлежит обсуждению. Это во первых. Во-вторых, перестройка финансовой системы – всегда кризис. Мяса и масла на свете, грубо говоря, станет меньше. Ибо из за дезорганизации расчётов и рынков ценных бумаг, производство будет дезорганизовано. Придется решать: кому – есть по-прежнему, а кому – поститься, отдавая долги. Таков неизбежный этап. Так закончится эпоха расточительства. Не секрет, что США тоже долго не вкладывали денег в свою инфрастрктуру и производственный аппарат.

Но на кого ляжет главное бремя кризиса? Удобне всего спихнуть его на Европу. Она потребляет львиную долю ресурсов. Однако вначале расправятся с самыми слабыми. Скажем, не будут возвращать долги и деньги российским олигархам. Наши золотовалютные резервы тоже де-факто присвоят. Но дальше станут грабить Европу. Ведь мяса и масла станет меньше, им их придётся перераспределить. В Европе нужно снизить высочайший уровень потребления, отказаться от социальных гарантий. Сама Европа на подобное не пойдет, боясь социальных потрясений. Но если грянет кризис – обстановка изменится. У финансовой олигархии найдутся местные агенты, готовые провести такую болезненную операцию, опустив уровень жизни рядовых работников до китайского. Но им нужен повод и ограничение демократии. Кстати, после 1929 года для подобных целей понадобился «проект Гитлер». И отчасти – поддержка Сталина. В ходе Второй мировой Рузвельт осуществил реформу мировых финансов. Однако пока подобного проекта не просматривается. Впрочем, не становятся ли прологом к большой войне события на Ближнем Востоке? Ведь в ходе войны легче всего ввести цензуру и перерапределить «мясо и масло» в пользу тех, кто нужен.
Вторая мировая позволила финансовым магнатам разрушить Британскую империю (для расширения зоны доллара) и уничтожить Германию – национальное государство, угрожавшее установить свой контроль над миром. Гипотетическая война будущего должна настолько ослабить американское государство, что бы оно не смогло контролировать финансовых воротил с Уолл-стрит и как сегодня не отбирала у них денег на поддержку американских граждан. Кроме того, война – повод введения чрезвычайного положения в мире. В таких условиях легче перераспределять ресурсы. Займется этим тот, у кого армия сильнее. К официальному врагу при этом фактически два требования: жуткий вид и реальная слабость.
По проведении реформы необходимо резко опустить и мировые цены на сырье. Сие очень опасно для РФ. Цены на нефть упадут настолько, что в некоторых регионах страны бензин будет дешевле завозить из Финляндии, скажем.
Думаю, будет запущена новая мировая валюта. Кто ее станет контролировать? Тот, кто контролирует мировую торговлю, массовый оборот биржевых товаров. То есть, нефти, металлов, полимеров, фрахта судов. Если ты держишь все перечисленное, то твои расчетные ячейки порождают новую валюту. Провожу аналогию с созданием собственных денег в России в эпоху неплатежей. Финансовый истеблишмент сегодня вовсю этим занимается, цепко держа в руках организацию интернациональной торговли.
В любом случае дефляционный сценарий требует войны и больших потрясений. Надо сказать, мне пока не видно подготовки таких акций на мировом уровне. Хотя были большие оопасения насчет разжигания гражданской войны на Украине. Ведь она могла бы обрезать поставки газа в Европу и вызвать в ней гигантские экономические трудности. Кризис на Ближнем Востоке? Его я опасаюсь меньше. Зато не надо сбрасывать варианта с установлением в РФ подконтрольного фашистского режима под предводительством вполне управляемого извне «генерала внутренней службы». Он устроит внешнеполитические авантюры, типа конфронтации с Украиной, организует «освободительный поход» на Ригу и т.д. и т.п.. То есть, стронет с места кризис – а уж там ясно, что будут делать глобальные финансисты.

Итак, вот возможный сценарий: сначала – большое потрясение. Затем – создание новой валютной системы благодаря контролю над расчетами и тоговлей. Затем – реструктуризация старых долгов. Одним финансовые владыки не возвращают денег никогда, другим – частично и с отсрочкой, третьим – все сполна. В результате появляется новый международный доллар – и отдельный доллар для США. Последний забывается навсегда. А вот доллар «мирового правительства» подкрепляется американскими авианосцами, подводными лодками, эскадрильями самолетов с крылатыми ракетами. Да и остатки банковской системы США переходят в руки финансового «интернационала». Может, на такой проект у денежного истеблишмента не хватитит пороху. Не вижу пока нового Гитлера.
Я рассматрю и более простой сценарий обесценивания доллара (инфляционный). Он уже реализуется последние годы. Страны-экспортеры (Китай, Япония, нефтяные государства) будут изо всех сил скупать «баксы», кредитуя США и создавая «фонды будущих поколений». Но кризис все равно грянет, доллар рухнет – и тогда уже много игроков решат создать нечто новое на базе МВФ, например. Правда, такой сценарий нежелателен для нынешних власть имущих с Уолл-стрит, ибо тогда в совет директоров новой валютной системы попадет много постороннего народа. Потому, скорее всего, будет запущен все же дефляционный сценарий.
Что означает дефляционный сценарий для Российской Федерации? Иссякание притока доходов из-за падения цен на нефть и обнищание олигархов. Но если у нас будет крепкая организация, то мы сможем повторить путь «после 1998 года» и поднять страну. Будет трудно, но мы выкарабкаемся. Хуже будет, если нам посадят марионеточного фашистского диктатора, который втравит нас в какие-то авантюры по сценариям Уолл-стрита. И тогда классическая латиноамериканская «горилла», коррумпированная сволочь, погубит нас всех.
Возможен и ползучий, промежуточный сценарий. Он означает, что все реформы и войны Уолл стрит отложит «на потом». Если США сумеют решить сви проблемы с помощью конфликта на Блжинем Востоке (поддержав высокий спрос на доллар и цены на нефть), то они не будут инициировать граждаснкую войну на Украине, к которой все готово. Не будут устраивать и заваруху в РФ. Однако тут есть свой минус: если дефляционный сценарий отложится, то за это время больше износится производственный аппарат, больше расцветет коррупция в чиновничестве, а общество станет еще циничнее, апатичнее и разобщеннее. Тем меньше будет наша спообность сопротивляться и выходит из кризиса...

Мировой кризис - начало новой эпохи ренессанса

Павел Крюков, кандидат физико-математических наук, представитель одной из научно-исследовательских организаций ракетно-космического комплекса:
Когда случится следующий экономический кризис? Что от него ожидать? Эти вопросы интересуют каждого. Во время кризиса нарушаются короткие причинно-следственные связи, и применение детерминистских подходов недопустимо. Попытка проецирования в будущее текущих тенденций развития приводит к неадекватным результатам, а анализ длинных причинно-следственных связей требует учёта тенденций развития в далёком прошлом, что обусловлено экспоненциальным ускорением темпов развития исторического процесса. В любом случае можно прогнозировать только качественный облик новой эпохи, но не конкретные события.

Суть происходящих мировых процессов можно наглядно проиллюстрировать на примере США. Там за последние полтора века был собран уникальный фактический материал. Так, на графике показано общее потребление энергии в США, включая дрова, уголь, нефть, природный газ, гидроэнергию и атомную энергию, за период с 1860 по 1988 г.г.

Видно, что вплоть до начала 70-х годов ХХ века наблюдался гиперболический рост энергопотребления. Это характеризовалось не просто расширенным воспроизводством энергии, но и ростом темпа воспроизводства пропорционально уровню энергопотребления, чем и объясняется экспоненциальное ускорение темпов развития. Если бы ничто не ограничивало рост, то энергопотребление устремилось в бесконечность по мере приближения к 1990 году, которым символизируется определённый рубеж развития. Однако реально темпы роста испытывают перелом, и энергопотребление стабилизировалось, колеблясь вблизи некоторого уровня.
В общем случае перелом темпов развития объясняется обеднением среды обитания, а конкретно в данном случае — истощением энергетических ресурсов. Поэтому поддержание определённого уровня развития требует постоянного обновления технологий, что неуклонно ведёт к их разнообразию. Преодолев критическую массу, количество скачкообразно трансформируется в качество. Это приводит к нарушению текущего экономического ритма, что и обусловливает кризис. Одновременно устраняются барьеры, сдерживавшие творческую активность, в результате сразу после кризиса наблюдается бурное развитие науки, техники и культуры. Как следствие, в недрах данной общественно-экономической формации зарождается и вызревает новый технологический уклад. При этом происходит частичное или полное отрицание старого уклада.
В соответствии с «Хронологией мировой цивилизации» Вернера Штайна, кризисы в конце индустриальной эпохи имели место осенью 1973 года — хорошо известный нефтяной кризис, затем осенью 1987 года — паника на мировых биржах, и, наконец, осенью 1997 года — мировой финансовый кризис. Как известно, индустриальный уклад хозяйства пришёл на смену ремесленному, что обеспечило вытеснение ручного труда машинами и автоматами. Зарождение индустриального уклада связано с истощением людских ресурсов — к концу ХIX века уже практически весь мир находился под колониальным игом. Как и в конце ХХ века, экономическое развитие на протяжении всего XIX века происходило неравномерно, что выразилось чередой кризисов, также отмеченных в мировой хронологии и датируемых соответственно 1830, 1873, 1901 и 1929 годами. Эти кризисы сопровождались волнами эмиграции из Европы в США, что хорошо видно на графике, где представлены данные среднегодовой эмиграции в США за период с 1830 года по 1950 год.

В свою очередь, ремесленный уклад принял эстафету от аграрного, что тоже сопровождалось неравномерностью развития и выражалось всплесками культурного подъёма, датируемыми соответственно 27 годом до н.э., когда после гражданских войн в Древнем Риме установилась императорская власть, затем 632-642 г.г. н.э. — началом победного шествия ислама и созданием арабского Халифата, потом 1000 годом, когда ожидавшийся конец света так и не наступил, и в Европе начался экономический и культурный расцвет, и, наконец, 1343 годом, ознаменовавшимся волной банкротств в Европе и началом эпохи Ренессанса.

Обращает на себя внимание, что в хронологических рядах для каждого из трёх выше упомянутых исторических циклов сохраняются пропорции временных интервалов. Это позволяет предсказать время очередного кризиса, ожидаемого по оценкам осенью 2007 года. В этой связи не стоит переоценивать роль личностного фактора — развитие исторического процесса носит объективный характер.
Чтобы ощутить драматизм предстоящей эпохи, полезно сопоставить события, последовавшие сразу за кризисами 1343 и 1929 г.г. Так, в средневековой Европе в 1347-1350 годах разразилась Великая эпидемия чумы, а начало 30-х годов ХХ века отмечены годами Великой депрессии, ознаменовавшей начало эпохи Технического прогресса. Оба рассматриваемых исторических периода характеризуются революционным прорывом в технике. В эпоху средневекового Ренессанса широкое распространение получило огнестрельное оружие, было изобретено книгопечатание, бурно развивалось мореплавание, что привело к открытию новых континентов. В соответствующий период ХХ века на смену углю и дровам пришло жидкое топливо, наблюдался прогресс в автомобилестроении и авиации, примерно в это же время началось создание глобальной сети автомобильных и авиационных трасс, появилось звуковое кино и телевидение, на смену бронепоездам и дальнобойной артиллерии пришли танки и ракеты, было создано атомное и термоядерное оружие.
Не надо забывать, что рождение новой общественно-экономической формации всегда сопровождается неисчислимыми жертвами. Так, главным образом, мечом, а не словом, происходила христианизация языческих народов в средние века, а индустриализация в ХХ веке осуществлялась путём беспощадного разорения сельского уклада жизни. Именно для рассматриваемых исторических периодов характерен небывалый разгул репрессий — достаточно вспомнить зверства средневековой инквизиции и опричнины, а также террор НКВД и гестапо в ХХ веке. Удивительно, но относительно сносные условия для творческой деятельности, как в средние века, так и в ХХ веке, были созданы в закрытых учреждениях в первом случае в монастырях, а во втором в закрытых НИИ и КБ, откуда вышли все практически значимые технические новшества, которыми до сих пор гордится наша страна.
В обе упомянутые эпохи действовало несколько центров развития, примерно схожих по социальной организации. Нет большой разницы между сталинским режимом в СССР, новым порядком в Германии или новым экономическим курсом в США. Правда, в последнем случае события протекали не столь драматично, но это скорее объясняется отсутствием необходимости создания железного занавеса, роль которого для США играл Атлантический океан, и вопрос о выживании для них стоял не столь остро, как для СССР или Германии. Противостояние в любом случае заканчивалось кровопролитием. Так, конец XVI века и первая половина XVII века отмечены религиозными войнами, а 40-50-е годы ХХ века — Второй мировой войной и началом Холодной войны.
Завершились рассматриваемые эпохи соответственно в конце XVII века и середине 50-х годов ХХ века, когда новые уклады хозяйства были сформированы, и началось их самостоятельное развитие. Этими датами знаменуется начало блистательных эпох — Просвещения и Покорения космоса соответственно. Проецирование этих дат в наше время позволяет судить о продолжительности в ХХI веке новой эпохи Ренессанса, длительность которой по оценкам не будет превышать десять лет.

Энергетический шанс России

Александр Нагорный, заместитель главного редактора газеты «Завтра»:

- Доклад Михаила Хазина очень инересен. Но смотрите: мы все время говорим о том, что кто-то что-то планирует и нечто там готовит. Я сам писал о том, как действует «Голдмэн энд Сакс». Но уверяю вас: мировой исторический процесс идет намного более сложными путями, его невозможно контролируют. Доля случайности в нем очень велика. Никто не знает, когда мы столкнемся с инфляционным сценарием в США: через шесть месяцев или шесть лет. О чем реально думает реально политическая верхушка США, хотя она и не едина? Как бы день простоять и ночь продержаться. И в этом смысле они не рассчитывают управлять мировым кризисом, а думают продвинуть те вещи, что помогают сохранить нынешнее положение вещей. Де-факто единого штаба управления нет, а если и есть – то он расколот на разные фракции. Кризис созревает сам собой.
На Ближнем Востоке мы видиим: роль американцев в разжигании войны крайне велика. Израиль втянут в нее как «мальчик для битья» или как инициатор. Конечно, делается попытка распространить боевые действия на Срию и Иран. И я не соглашусь с оценкой иранского руководства как высокоинформированного и глубоко статегического. Оно тоже действует рефлекторно.
Но если мировой финансовй кизис грянет, то очевидно: Россия к нему неготова и готовиться не собирается. Ибо финансовый блок правительства контролируется определенными людьми, выполняющими те установки, которые им дали еще в 1992 году. Куда им укажут из США – туда они и побегут. И пока не осуществлена чистка правительства от таких элементов, ничего не будет. Хотя объективно у РФ есть шансы.
О чем я? О «китайской карте». Он сегодня – наиболее независимый финансовый, политический и военный актор на мировой арене. Сегодня налицо борьба двух сверхдержав: США и Китая, причем КНР медленно в нее втягивается. Что ждет нас в ближашей перспективе? У американских властей под рукой есть идеология «неоконов» – Вульфовица (бывшего замминистра обороны и нынешнего главы Всемирного банка) и Майкла Лидина, директора «Америкэн Энетерпрайз Инститьют». «Неоконы» формируют параллельный центр принятия решений в США. Что означает разжигание войны на Ближнем Востоке? Попытку прервать нефтяное снабжение Китая. Именно в этом – историческая перспектива России. Наладить альтернативные маршруты энергоснабжения КНР.
Меня радует то, что Путин на питерском саммите «восьмерки» подписал с Китаем соглашения по нефти и газу. Они, конечно, могут не выполняться. Но они вырисовали на ближайшие пять-десять лет альтернативную схему углеводородных потоков. «Труба» из КНР в Казахстан проложена, и ее легко достоить. Самй перспективный путь – из Ирана в Китай через Казахстан. Вопрос Каспийского моря при этом вполне решаем. Китай и Россия зажимают Казахстан и Туркмению – газоносная «жила» ложится по –новому. Смторите, как Путин завершил петербургский саммит: совещанием с лидерми СНГ, подпианием газового соглашения с Казахстаном и встречей на троих – России, Индии и Китая.

Что происходит в этом случае с мировыми финансами? Впервые в истории крупные западные компании теряют контроль над главными евразийскими энергетическими потоками. Тут же становится вопрос о новой расчетной единице!
Максим Калашников: О руане – союзе рубля и юаня?
Александр Нагорный: О руане, энергорубле... Схема лежит на поверхности. Путин в послании на 2006 год сказал об открытии нефтяной биржи в России с торговлей на рубли, но незадолго до него с подобнй инициативой выступил президент Ирана. И это очен серьезно воспринимается.
А главную опасность для РФ я вижу в ее руководстве. Оно может упустить выпадающие шансы.
Для американцев война необходима сейчас – и в силу «китайского фактора», и для того, чтобы сломать тенденции роста новых центров силы – Китая и России. Но, повторяю, открывающиеся возможности могут быть реализованы лишь при совершенно новом руководстве нашей страной. Если оно не сформируется, то все те опасности, связанные с финансовым кризисом, ударят по РФ со всей силой. Мы увидим промышленный ступор, у нас сгорят все резервы, нечем будет платить бюджетникам, у нас возникнет революционная ситуация... И не будет здесь фашизма, а будет расхлябанная жижа региональных «баронов», коими можно управлять как угодно. Естественно, когда РФ распадется на региональные «княжества», то там будут и фашисты местечкового пошиба, ибо уровень этих людей известен.
Да, мировой финансовый кризис дает России уникальный исторический шанс. Но судьба нашпа зависит от субъективного фактора: от того, что есть в голове нашего руководства. С другой стороны, многое зависит от нас. Ведь если и дальше власть будет сохранять либеральную модель экономики, РФ ничто не спасет от расползания.
Леонид Пайдиев: Верное замечание А. Нагорного о факторе Китая. Я сознательно не затронул эту тему. Иначе мы вынуждены будем делать слишком алармистские прогнозы. Вялый проинфляционный сценарий работает на Китай. Всё крепче становится его экономика и его армия. И Уолл-стриту придётся приглашать эту страну за стол переговоров по разделу власти над мировыми финансами. Фактор усиления Китая заставляет Уолл-стрит спешить. А если ситуация выйдет из под контроля стихийно, то победа Китая очевидна. Трудности со сбытом своего ширпотреба в США легко компенсируются тем, что Китай станет финансово-расчётным центром мира.

Китайский фактор и новая реальность для всего мира
Михаил Делягин, доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации:
- Что мы имеем сейчас в Ливане? Классическую операцию по зачистке приграничного пространства от партизан с нанесением ударов по их базам. Зачем это надо, если инфраструктура партизан через годик восстановится? Значит, в ближайшее время замышляется нечто, от чего Израилю надо себя обезопасить, не теряя времени. Скорее всего, американцы хотят точечно ударить по атомной программе Ирана. Не вышло весной – значит, осенью. Планы за короткое время они переделывать не умеют. Никакой масштабной операции не ждите. Хотя возможно использование драматических технических средств. Всем напомнят, что у мира есть хозяин, но Иран это устраивает, ибо после американских ударов он приобретет ореол мученика и борца, причем не очень большой кровью.

Я сомневаюсь, что Иран станет лидером арабского мира и исламсккая цивилизация обретет субъектность на государственном уровне. Помехой тому – вражда суннитов с шиитами и взаимная неприязнь персов и арабов. Хотя авторитет Ирана вырастет даже в глазах тех, кто его недолюбливает.
Но очевидным последствем удара станет новое подорожание нефти. Тоже не драматическое – финансовая система не рухнет. Но зато создадутся большие проблемы для экономики Европы, Японии и Китая.
У китайцев в 2005 году случилось изменение магистрального направления внутренней политики. Похоже, они перешли от стимулирования частной инициативы к поддержанию социальной справедливости, что повышает устойчивость китайского общества. Плюс к этому КНР живет в условиях острейшей нехватки энергоресурсов и пресной воды уже лет пять точно., так что к они к этому привыкли. Да и экспансию свою в Африку и другие регионы планеты как минимум с 2003-го. Поэтому, думаю, КНР устоит, хотя темпы экономического роста и снизятся. Будет интересно наблюдать, как китайский капитал примется теснить ослабший из-за кризиса японский в самой Поднебесной. Но это – детали.
Что мы получим в общем? Некритичное повышение цен на нефть и призрак дефицита энергоресурсов, вызываемомого не только технологическими, но и политическими, и военными причинами. Глобальный рынок энергоносителей начнет сегменироваться, дробиться. Расширение использования сжиженного природного газа на сию сегментацию повлияет слабо. Элементом такой сегментации может стать и помянутый проект трубопровода из Южного Ирана в Казахстан, хотя это и сложно. Ведь Иран делится пополам горной системой.
Сегментация рынка энергоносителей китайцам поможет относительно. Они не преодолеют острую нехватку углеводородов и будут вынуждены стимулировать технологический прогресс. Последний будет облегчен спокойным отношением китайцев к чужой интеллектуальной собственности.
Но дальше мы вступаем на очень зыбкую почву всеобщего кризиса. В 1929-м депрессия была, в общем, локальной. Грубо говоря, изобретенный в начале ХХ века конвейер порождал крупные монополии, а государство через кризис 1929-го научилось их контролировать. А нас ждет кризис совершенно другой. Он будет напоминать кризисы, связанные с изобретением письменности и книгопечатания – когда поток информации резко превосходит возможности информационных систем. Кроме того, начнется процесс развала глобальных монополий. Что произойдет с семью «сестрами» – гигантскими траснациональными нефтекорпорациями, когда из-за сегментации рынка резко сократится сфера, на которую они влияют? У них возникнут проблемы в выборе образа действия. С одной стороны, нас ждет кризис глобальных монополий, с другой – реструктуризация общественных систем управления.
Максим Калашников: То есть, кризис государства как института?
Михаил Делягин: Шире: всех соврееннгых систем управления, включая и государство, и корпорации, и общественные институты. Я, правда, не верю в то, Уолл-стрит и американская финансовая система «отвяжутся» полностью от американского национального государства. Им, конечно, не нравятся испаноязычные, негры и гомосксуалисты, связанные с этим государством, но оно – тело, где обитает финансовый «дух». В виде привидения этот «дух» существовать вряд ли захочет. Хотя я могу и ошибаться.

Что послужит толчком к кризисам глобальных монополий и общественных структур? Успешная политика Китая, который со всего мира наворует и сам придумает передовые энергосберегающие технологии. Китай построит новую индустрию, которая производит много, а энергии требует мало. И тем самым столкнет весь мир в новую реальность. Он задействует и новые источники энергии. И от него все это пойдет распространяться в Юго-Восточную Азию, сильно зависимую от Китая, а потом и дальше. Наверное, сей процесс и вызовет качественный переход, который мы называем кризисом.
Остановимся еще на двух принципиальных моментах. Удорожание нефти (и энергии) подстегивает китайскую экспансию. Нам в этой ситуации придется хуже всех, ибо вопрос касается жизненного пространства. Китай просто обречен двигаться в сторону Забайкалья, Восточной Сибири и Дальнего Востока – копилки природных ресурсов, сильно обезлюдевшей с советских времен.
Ключевую роль сыграет и Казахстан – перекрестье коммуникаций. Тут многое зависит о того, как пролягут трассы трубопроводов. Если по линии «Баку-Джейхан» – то эта «труба» отсечет от РФ газ Туркмении и Узбекистана. А мы без него не можем существовать уже сегодня: своего газа РФ давно не хватает. Если же трубопровод пойдет не в Турцию, а в Китай, проблемы для РФ останутся теми же. Китай поглотит газ Средней Азии, оставив нас с дефицитом «голубого топлива». Поэтому жизненно важная задача для Москвы – «взять» Казахстан так, чтобы прихватить еще и туркмен с узбеками. Как минимум – Туркмению, ибо это проще.
Увы, все это накладывется на внутренние проблемы РФ. Например, на «проблему 2008 года», которая в рамках правил не решается. И лучше взорвать эту ситуацию самим, не дожидаясь, когда это сделают американцы. Но пока ничего, кроме аннексии Абхазии, в голову не приходит. С последующей «маленькой победоносной войной» РФ против Грузии. Делить Украину ребята в Кремле боятся смертельно. Проект отделения Северного Казахстана (Южного Урала) тоже умер, поскольку также для них слишком сложен. Присоединение Туркмении вообще не рассматривается.
Каковы же главные внутренние проблемы РФ перед лицом глобального кризиса-перехода? Первая – мотивация правящих верхов. Они до сих пор глядят на мир с точки зрения мелкого лавочника. Они не воспринимают Большой Шанс. Они не понимают, что можно сделать нечто великое и сохранить систему. И даже не понимают, зачем об этом мыслить. На все наша правящая «элита» смотрит с точки зрения банального потребителя. Мне неинтересно, «просветлится» президент или нет, ибо это ничего не изменит. Президент – всего лишь производное от этой узколобой, мелкотравчатой, убого-потребительской системы. И она в целом не «просветлится», что все и решит.
Запад прекрасно понимает: все, что он не возьмет в нынешней России, возьмут китайцы. Любой распад РФ – воплощение страшного сна Запада, когда все, что находится восточнее Урала, становится китайским. А с западными инвесторами в Сибири поступят так, как часто поступают с ними сегодня в КНР. Как? Очень культурно. Иностранцам говорят: «У вас доля в предприятии – 50 процентов, на паритетных с Китаем началах? Продайте, пожалуйста, один процент нам. По хорошей цене...» И ведь уступают просьбам! Потому что ситуация изменилась. Теперь Китай не так зависит от иностранных инвестиций. Никто ничего не конфискует – этого не нужно: просто все вынуждены работать по китайским правилам...

Беспомощность РФ в современном мире
Георгий Малинецкий, заместитель директора Института прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН:
- Я не хотел бы говорить ни о политике, ни об экономике, а сказать о «долгих процессах». Кто определяет сегодня правила мировой игры? Единственная оставшаяся сверхдержава, США. Американец Хантингтон повелел играть всем в «столкновение цивилизаций» – и цивилизации будут сталкиваться. Все что касается доллара... Это же совершенно понятно: обладание печатным станком позволяет подерживать соотношение «20 к 80-ти». То есть, 20 процентов населения Земли – богатые и успешные, а 80 процентов – безнадежные неудачники и нищие, лишняя биомасса. Естественно, это вызывает недовольство других, незападных цивилизаций и желание изменить такой порядок вещей. Хватит ли на это сил у китайцев, индийцев и мусульман? А силы нужно пробовать в деле. В конфликтах и локальных войнах. Мир неибежно входит в эпоху нестабильности.
Между тем, ситуация в мире крайне опасна и нестабильна. Итак, война цивилизаций стала реальностью. Военный бюджет США в 2005 году – 465 миллиардов долларов. Больше, чем у двадцати стран, следующих за Америкой по величине военных расходов, причем всесте взятых. Дать ответ Америке в привычной военной сфере невозможно, и потому ее противники применяют оружие террора. Смертники становятся мощным оружием в новых условиях. В прежнем мире японские камикадзе не смогли в существенной мере изменить ход Второй мировой. А сейчас все иначе. Появились новые методы воздействия на психику. Сегодня люди, готовые умирать, способны очень сильно сместить баланс сил в борьбе цивилизаций. В предыдущих войнах крупные техногенные аварии и катастрофы не были оружием массового поражения. А сейчас, устраивая их, можно погубить сотни тысяч, а то и миллионы людей. Поэтому мы живем в совершенно новом мире с кризисами невиданного раньше типа...
Что еще? Перед нами развернули несколько захватывающих сценариев будущего. Но мы имеем дело с миром – чрезвычайно сложной системой. Она имеет свой горизонт прогноза, мы не можем заглянуть в грядущее слишком далеко. Система выкидывает неожиданные и непредсказуемые фортели в силу своей сложности. Поэтому будущее всегда не единственно. У него – разные варианты. Мы, по-видимому, находимся в точке бифуркации, в точке слома тенденции и выбора между разными сценариями грядущего. События можно пустить либо по одному варианту, либо по другому. Спрашивается: по какому? Вот мы рассуждаем о шансах России. Но кто в РФ просчитывает эти сценарии? У нас вообще есть какая-то политическая воля, чтобы правитель взял и послушал бы экспертов? Я уж не говорю о мощных «мозговых трестах», как в США, таких как знаменитая корпорация «РЭНД» или Институт сложности в Санта Фе.
Все попытки создания в РФ аналога «РЭНД» (института для управления будущим, а не только прогнозирования) много лет блокируются на уровне Академии наук, Правительства и Администрации Президента РФ! А ведь пытались многие: и наш институт, и Кургинян с его Экспериментальным творческим центром. Не секрет, что закрыли даже единственную телевизионную передачу, где обсуждалость будущее страны – "Россию-2030" Александра Гордона. Поймите: в РФ некому просчитывать сценарии! Государственная машина страны слепа и глуха.

А если Россия не имеет своих «мозговых трестов», то неизбежно становится игрушкой в руках тех, у кого такие структуры прогноза и управления будущим имеются.
Для того, чтобы говорить о шансах России и других цивилизаций, нам нужно иметь сильные «мозговые центры». Они есть у США, у Китая, у Индии, у исламских стран. Есть у них и стратегические, долгсрочные цели. А у России? Нет ни того, ни другого. С кем мы готовы воевать? РФ только что приняла программу вооружений до 2010 года. И выяснилось, что мы не знаем, что нужно стране: танковые дивизии, комплексы ПВО или ядерные заряды. Вероятный противник-то точно не определен. Международный терроризм? Так против него не танки нужны, а сильные спецслужбы. И коли нет ясно обозначенных целей страны, если не занимаемся мониторингом событий и тенденций, то у РФ нет никаких шансов на будущее. По какому бы сценарию ни пошел развиваться кризис!
Максим Калашников: То есть, РФ – система слепая, лишенная "мозга" и субъектности, не имеющая цели движения...
Георгий Малинецкий: Совершенно верно! Вот мы говорим: «Мы, Россия». Но ведь «мы» у нас потеряно. Общество расколото. Есть группы людей, которые будут крысятничать в любом случае: будет ли доллар падать или расти. Найдутся те, кто поживится и на том, и на другом, наплевав на интересы страны. Есть те, кто считает: «Чем хуже – тем лучше». Правящая элита и все остальные обитатели РФ – два разных народа. С разными рынками, идеологиями, наборами смыслов. Нет у нас «мы».
Хотите пример такого общественного распада? Сейчас начато реформирование Академии наук. Приходит к нам субъект из президентской администрации и заявляет: «РАН не тянет...» А что она не тянет? Что она должна делать? «Ну, быть на мировом уровне!» – отвечает чиновник. Простите, это когда финансирование на каждого члена РАН в сто раз меньше, чем в США или Европе? «Значит, вести исследования», – отвечает посланец из администрации. Это при полном развале прикладной науки? «Тогда вы должны заниматься инновациями», – упорствует бюрократ. При том, что у нас ничего не внедряется и нет сильной промышленности? «А зачем вы тогда вообще нужны?» – спрашивает продвинутый молодой человек из Администрации Президента. А я ему отвечаю: мол, 3 декабря 2001 года, встречаясь с руководством РАН, В.Путин сказал, что Академия наук нужна, чтобы делать независимую экспертизу государственных решений и предвидеть риски, кризисы и сценарии развития в природной, техногенной и социальной сферах. Во-вторых, для того, чтобы отрабатывать сценарии перехода России к инновационной экономике и видеть разные варианты будущего страны. Молодой человек спохватился: «Когда-когда это говорили? Дайте, я запишу!»
Вот вам уровень интеллекта власти. Вот вам последствия полного отчуждения правящей элиты от остального общества и господства примитивного потребительства в наших высших кругах.

Возьмем наш Институт. В нем есть центр управления космическими исследованиями, в Институте рождалась советская роботехника и рассчитывались различные ядерные установки. И вот нам приходит разнарядка: сократить штаты и ставки на 23,5 процента. Каждого четвертого – вон! А кто это решил? Кто пошел против Президента?
Словом, в нынешней РФ протеряны субъектность и суверенитет, атомизировано общество, поражена потребительством правящая элита. И в этих условиях она делает все, чтобы закрыть глаза и лишиться остатков интеллектуального потенциала. Разве после всего этого Российская Федерация сможет реализовать хоть одну представляющуюся ей возможность? Разве не станет кораблем без руля и ветрил в бурном море кризиса?

Не хочется пережить «новый 1991-й»
Максим Калашников, писатель:
- Можно спорить о сроках обрушения долларовой системы – но не о самой перспективе. Крах случится, хотя он может быть и завтра, и через год. Мы вступили в полосу высокой неопределенности.
Мы не можем сказать, будет ли это обвальный процесс, как с рублем в августе 1998-го, или же американцы растянут во времени девальвацию (и, возможно, обмен) «гринбэка». Или же, срежиссировав серию грандиозных терактов и техногенных катастроф, поведут дело к введению всемирной валюты – глобо или уорлдо. А, может, задействуют дефляционный сценарий, как утверждает Михаил Хазин. В любом случае, человечество попадет в бурные волны жестокого шторма.
Соглашусь с тем, что кризис мировых финансов станет спусковым крючком для острого кризиса всей прежней модели развития цивилизации, где лидерами выступали США и Европа. И с тем, что России нужно ставить на прорыв в новую эпоху, на технологическую и социальную революцию.
Но в нынешнем виде РФ на подобное неспособна. Любой сценарий кризиса, инфляционный и дефляционный, для нее может стать смертельным ударом.
СССР был во многом несовершенным, но все-таки крепким организмом, способным самостоятельно обеспечить себя всем необходимым. РФ же – полутруп. Для выживания она вынуждена закупать за границей практически все: промышленное оборудование, электронику, лекарства, потребительские товары, корм для птице- и животноводства, мясо и другое продовольствие, многие комплектующие и полуфабрикаты. РФ себя даже зерном не обеспечивает: нынешняя иллюзия «экспорта хлеба» стоит на том, что Росфедерация не тратит зерно на животноводство, закупая мясо на вырученные от продажи энергоносителей доллары. Аргентина нас теперь кормит!
Кризис доллара подкосит бело-сине-красного уродца. Множество импортеров разорится. Перекроются каналы для поставок в РФ тьмы всяких жизненно необходимых вещей. А то, что завезут, окажется запредельно дорогим. А теперь представьте себе, что будет твориться в городской РФ, когда наступит острейшая нехватка еды и лекарств! Наложите на это исчезновение стабфонда РФ и ее золотовалютных резевов. РФ окажется голой. Прибавьте еще междоусобную борьбу в правящих кругах Росфедерации – и картина кошмара налицо.

Гибель и конфискация ждет большинство капиталов, вывезенных россиянской элитой за рубеж. Многие «новые русские» по большей части обанкротятся, станут нищими. Попытки россиянской элиты вложить наворованные доллары во что-то ценное или ввезти их для «сброса» в США (для обмена на новые «международные» грины) наткнутся на непроницаемый «антиотмывочный» барьер. Янки примутся в первую очередь своих спасать. То есть, правящая клика и весь класс «новорусских» в Росфедерации окажется шокирован и деморализован, впадет в смятение и отчаяниие.
Но такое же отчаяние испытают и миллионы нормальных людей, вынужденных держать сбережения в валюте. Представим себе развитие кризиса по сценарию стремительной инфляции старого доллара. У кого-то сгорят сотни, у кого-то – тысячи, а у кого-то – и десятки тысяч. Общество, можно сказать, «слетит с катушек». Толпы бросятся скупать сахар, соль, спички, консервы – мы это уже проходили не один раз...
Что дальше? Развал РФ. Сырьевые регионы, стремясь выжить и не делиться с Москвой, пойдут на отделение. У кого-то основой выживания станет нефть, у кого-то – уголь и газ, а у кого-то – богатства моря, рыба, крабы и моллюски. Все это сепартатисты кинутся менять на зерно, лекарства, потребительские товары. Огромные города погрузятся в холод и голод.
Надо сказать, что печальные перспективы ждут и Украину, и Белоруссию, и вообще все «независимые» страны СНГ.
Но РФ придется очень тяжело. Особенно если мировой финансовый кризис совпадет во времени с президентскими выборами 2008 года. Когда люди, осатаневшие от восьмилетнего господства неумной и вороватой клики и от бездарной комедии «укрепления государства», бросятся в крайность и примутся голосовать за приверженцев региональной самостийности и за прозападных демократов. Ведь сегодня Москва, сдирая с регионов семь финансовых шкур, не предлагает взамен никаких настоящих национальных проектов развития, просто прожирая, разоровывая и спуская в унитаз несметные миллиарды. Да регионеры при первой возможности сбросят иго такой Москвы! Наложите на это еще одну опасную перспективу: именно в 2008-м графики выработки и протребления электроэнергии в РФ пересекутся. А это грозит нехваткой электричества, тяжелыми системными авариями с обесточиванием городов и целый экономических районов!
Безусловно, нужно загодя принимать меры. Уже давно предлагается подстраховаться и перейти к торговле газом и нефтью из РФ на рубли. Например, по клирингу. Тогда западники, чтобы получить целковые, должны будут завозить сюда товары, продавать их – а выручку тратить на закупку энергоносителей. Ведь нефть, газ и уголь будут нужны даже после кризиса. Европа, США и Китай, чтобы не остаться без топлива и смазочных масел, смогут расплачиваться за них все теми же продовольствием, лекарствами, товарами. Главное – вовремя ввести такой механизм, начхав на все окрики из Вашингтона, вопли ВТО и проч.

Но, зная интеллектуальный уровень правящей в Эрэфии камарильи и ее страх перед окриками с Запада, можно с уверенностью предсказать: ни черта они загодя не сделают, а схватятся лишь тогда, когда гром грянет. Но будет уже поздно: ситуация выйдет из-под контроля.
Но, с другой стороны, мировой финансово-экономический кризис дает Русскому миру редчайший, уникальный шанс: отвоевать у «чужих» Россию и начать воссоединение родной страны (под оной я понимаю не только РФ, но и Украину и Белоруссию как минимум).
Кризис долларовой системы резко подорвет силы США и заставит их замкнуться в своих внутренних проблемах. Да еще, пожалуй, на удержании Ирака любой ценой. Им будет не до нас. Кроме того, сгоревшие в огне кризиса богатства «новых русских» уничтожат рычаг влияния на россиянскую элиту извне. Более того, она резко качнется в антизападную сторону. Девальвация или ревальвация валют совершенно не повлияют на состояние ракетно-ядерного потенциала русских, а он позволит сдержать неужные поползновения США и Китая. Тут же мы можем разорвать все договоры по газоснабжению в связи с глобальным форс-мажором и выдвинуть новые условия: не хотите мерзнуть – будьте лояльны Москве, не мешайте нам и поставляйте в обмен нужные нам вещи и продукты. За рубли! И учтите: мы контролируем и поставки газа из Средней Азии!
А тут уж можно денонсировать и Беловежские соглашения, и отказаться от СНГ, начав совершенно новую политику. С воссоединения с Белоруссией, Приднестровьем, Абхазией и Южной Осетией. А там и Восточная Украина с Причерноморьем подоспеют. Общепланетный, страшный кризис станет той бедой, в общей борьбе с которой может возникнуть новый Союз. Как в 1922-м...
Жалею, что в стране нет дееспособной оппозиции, занятой не играми в «оранжизм», не подготовкой к очередным выборам, а наращиванием финансовых, организационных, кадровых и прочих «мускулов» в преддверии решающего часа.
Мировой финансовый кризис мог бы стать звездным часом патриотов. В одночасье рухнут устои и опоры бело-сине-красного режима. Гибель всех сбережений, девальвация твердых валют (или исчезновение золото-валютных резервов, пересыхание бюджетных поступлений и конфискация капиталов россиянских олигархов на Западе) лишат «беловежских правителей» всего, что только можно. Например, поддержки бизнесменов и среднего класса – потому что они в большей части лишатся практически всего. Армия и МВД? Их уже не купишь. И золота у россиянского режима на всех не хватит: его запас ничтожен даже по сравнению с 1985 годом. Останется ни с чем бюрократия. Часть ее можно даже увести в стан революционеров. Ибо все понимают: после кризиса восстановить богатства смогут лишь те, кто допущен к «трубе» и к пилению бюджета. А эти места плотно заняты известно какой группировкой. Она других к золотоносной жиле не подпустит.
Власть окажется парализованной. В такой момент ее можно опрокинуть, создав чрезвычайный кабинет национального спасения, создав аналог красной (национальной) гвардии, введя систему жесткого распределения продовольствия и предметов первой необходимости среди граждан. Благо, нынешние возможности информтехнологий позволяют создать безупречную карточную систему. Да, на время нам понадобятся ЧеКа, продкомиссии, упономоченные Совнаркома на местах, Совет труда и обороны. Да, померзнем, поживем впроголодь. Но это лучше, чем неконтролируемый хаос с развалом. Зато успеем запустить новую рублевую систему и, опираясь на свои энергоресурсы, нормализуем положение.

Еще один вариант – в случае неожиданно сильного сопротивления старой «элиты» призвать на помощь Лукашенко. Две дивизии ускореным маршем дойдут до Москвы на вторые сутки. Армию в Белоруссии смогли сохранить. И американцы на такой марш-бросок среагировать не успеют. И не надо обвинять меня в измене: я присягал в верности СССР, а не Российской Федерации – и никогда не признавал разделения русского народа, совершенного в Беловежской пуще.
Главное сегодня – не дать событиям застать себя врасплох. Не стать заложником безответственой правящей «элиты». Подготовится к бою. Не потерять страну под ударами глобального шторма. И твердо уяснить: спасти себя и страну можем только мы сами.
Уж больно не хочется переживать новый 1991 год...

июль 2006 года


Оцените статью