ВОЗДВИГАЯ БЕЗДНУ«Круглый стол» в редакции газеты "Завтра" по итогам 2005 года

Власть и общество

15.12.2005 06:10

Михаил Хазин

118

Версия полит-экономической ситуации в мире с точки зрения редакции газеты "Завтра" Александр НАГОРНЫЙ.

Уважаемые коллеги! Сегодня мы совместными усилиями попробуем понять, каковы главные события и главные итоги уходящего 2005 года для России, а также что может ждать нашу страну, наше государство и общество в ближайшем будущем. Предоставляю слово лидеру фракции "Родина" в Государственной думе РФ Сергею Юрьевичу Глазьеву.

Сергей ГЛАЗЬЕВ, депутат Государственной думы.

Я полагаю, что можно выделить два главных итога уходящего года: один — политический, а второй — социально-экономический. Первый заключается в том, что сформирована новая политическая система, где главную роль играет так называемый административный ресурс, при помощи которого идет предварительное планирование результатов голосования, их отслеживание и корректировка. Эта система псевдо-демократии уже отработана в двух полярно различных между собой регионах: Чечня и Москва, где мы видим один и тот же результат: "Единая Россия", которая запланированно получает три четверти мест в парламенте, и два "спутника" партии власти — слева КПРФ, справа объединенные демократы. Возможности системы позволяют обеспечить показатель явки избирателей в 90 с лишним процентов, и 90 с лишним процентов голосов за нужных кандидатов от "партии власти". Даже советская партийно-государственная машина могла бы позавидовать таким результатам — в случае выбора из нескольких кандидатов. Эта модель очень устойчивая, поскольку все ее составляющие манипулируются. Для любой политической партии, которая хочет без проблем выжить в рамках новой избирательной системы, нужно дружить с режимом. Потому что в рамках административного решения политических проблем партии, которые нежелательны для власти, просто не имеют шансов пройти, в чем мы недавно убедились на выборах в Московскую городскую думу. Там были сняты два главных конкурента партии власти: социал-демократическую партию вообще не допустили до выборов, а "Родину" сняли в последний момент, поскольку она оказалась неприемлема для Кремля по целому ряду параметров. Эта модель позволяет нынешней власти и дальше самовоспроизводиться, опираясь на коррупцию и страх.

Второй итог заключается в том, что макроэкономическая политика, которая проводилась все эти годы, дошла до логического абсурда. Сложилась ситуация, при которой чем больше мы получаем экспортной выручки, тем меньше остается у нас возможностей для производственного роста. Это абсурд, которого вообще не знала экономическая история. А вызван он тем, то в рамках действующей либерально-монетаристской модели дополнительные доходы искусственно выводятся из оборота. Сегодня становится ясно, что главный экономический проект действующей власти — это выжимание из России максимальной денежной массы. Такая модель неоколониальной экономики при неофеодальной политической системе сегодня стала главным результатом проведенного за последние два года нового этапа реформ.

Михаил ЛЕОНТЬЕВ, тележурналист.

Итоги 2005 года я бы назвал недопозитивными. То есть всё шло как бы правильно, но пока до другого края пропасти мы недопрыгиваем. Что у нас в позитиве? Президент во время своего телемоста произнес слова о разработке ракеты, которая "способна преодолевать любую ПРО наших партнеров". Я в данном случае не про ракету, а про "партнерство". Эта концепция полностью укладывается в текущий внешнеполитический курс России. То есть мы с нашими партнерами общаемся всё более конкретным образом. Совершенно очевидно, что слабая, полуразрушенная Россия не имеет возможностей открыто формулировать свои цели и задачи. Более того, никакого резона нет до того момента, когда это станет абсолютно безопасным, надувать щеки и предъявлять кому бы то ни было какие-то ультиматумы. Но в этом направлении политика выстраивается достаточно последовательно. Пусть она идет в темпе "два шага вперед, шаг назад", но она идет в правильном направлении — достаточно вспомнить последнюю сделку с Ираном, которая носит не экономический, а стратегический характер. Она была заключена в условиях, когда США открыто идут на конфронтацию с Ираном, имея конечной целью установление полного военного контроля над всем Персидским заливом. Им мешает в этом только Иран. И пока нам удается, не разрывая наши "партнерские" отношения с США, двигаться в другом направлении.

Надо отдать должное Вашингтону — сегодня никто не делает столько и чтобы загнать под нас наших потенциальных союзников, и чтобы основные статьи нашего экспорта приносили такие сверхвысокие доходы. Похоже даже, что это делается по сговору. Если мы посмотрим на динамику компании Conoco, имеющей некоторое отношение к семейству Бушей, то трудно избавиться от впечатления, что ее успехи достигаются не без нашего участия. И когда Вагит Алекперов говорит, что мы не будем заливать Европу российской нефтью, трудно понять, кто говорит его голосом: российская компания ЛУКОЙЛ, или г-н Буш.

Что касается политического процесса. Я думаю, что если говорить о тех реформах, которые проведены властью, то все визги по поводу отказа от демократии, от выборности губернаторов и так далее — оказались абсолютно не по делу. Никогда за всю нашу историю региональные выборы не были настолько важны и интересны — не только для наблюдателей из Кремля и их непосредственных участников. То есть вдруг возникла ситуация, при которой местные региональные выборы являются абсолютно необходимой и, можно сказать, ключевой частью политического процесса. То есть идея создать многопартийную систему сверху оказалась вполне реальной и эффективной. Это очень важно еще и потому, что до сих пор никаких эффективных политических институтов в стране, помимо института президентства, не было и нет. И политической системы, по сути, нет. Тот цирк на льду, когда разные московские тусовки под патронажем приватного телеканала с переменным успехом изображали из себя общенациональные политические силы, рухнул — туда ему и дорога. А без реальной политической системы не может жить ни одна страна, независимо даже, демократическая или автократическая. В России такая система создается, она растет на глазах и становится всё более вменяемой. Фактором ослабления вменяемости, кстати, можно назвать объединение антипутинской оппозиции, когда "правые" пытаются объединиться с "левыми". Эти процессы забавны. "Единая Россия" как партия власти стремится не обозначать свои приоритеты, чтобы не растерять электорат, или еще по каким-то причинам. Но она была бы вынуждена это сделать, если бы ее оппоненты на политическом поле свои позиции обозначили и выдерживали. А что мы видим? Мы видим, что наметился какой-то невиданный дрейф политических ориентиров, на политической арене появился даже такой персонаж, как Михаил Касьянов, который призвал объединяться против Путина всех, кто придерживается "демократических идеалов". При том, что в "демократы" записывают по критерию оппозиционности "путинскому режиму". Выстроить реальное политическое движение на такой площадке просто невозможно. И это лишает "Единую Россию" всяких стимулов к идеологическому самоопределению.

Насчет национальных проектов. Слава Богу, что начали хоть так... То, что мы сегодня имеем — это, конечно, никакие не национальные проекты. Это раздача долгов людям, работающим в бюджетной сфере. Но лиха беда начало. Раньше и этого не было. В нашей системе управления нет даже механизмов распределения и контроля за расходованием средств на социальное развитие. Теперь их придется создавать и смотреть, как они работают. Если заработают хорошо — можно будет рискнуть и большими деньгами.

Я убежден, что всё идет в правильном направлении. Пока медленно, спотыкаясь, но спотыкаясь уже не на каждом шагу, а через шаг... Я согласен, что пока правительство занято истреблением избыточных бюджетных денег. Но тогда вопрос, зачем оно вообще их собирает? Очевидно, будет использование этих средств на государственные инвестиционные проекты. Кстати, скандальное заявление Чубайса об отключении энергоснабжения в Москве имеет под собой совершенно конкретную почву. Мощностей-то не хватает, ребята! Давайте их строить! Что здесь плохого? Если у нас пропущен инвестиционный цикл вложений в инфраструктуру, никто, кроме государства, обновить инфраструктуру не в состоянии. Частный бизнес, частная инициатива вам восстанавливать развалившуюся инфраструктуру не будет.

Существует одна абсолютная ценность — восстановление и сохранение нашей Державы. Всё, что этому может помешать, должно быть или нейтрализовано, или уничтожено. Единственным инструментом этого является преемственность власти, которая единственно может гарантировать выживание страны и реализацию стратегических целей. Если есть преемственность, будет и стратегия. При этом сохранение преемственности — вопрос важный, но технический. И всю политику Кремля сегодня я предлагаю рассматривать с этой точки зрения. И никому нарушить преемственность власти позволить нельзя. И не мечтайте! Не будет этого, никаких шансов влезть в Кремль ни у какой оппозиции не будет. Расслабьтесь, господа-товарищи, и успокойтесь! А кто не успокоится, тому просто голову отвинтят — вот и все дела.

Сергей ЕГИШЯНЦ, экономист.

Для мировой экономики 2005 год прошел под знаком роста общей разбалансированности. Сверхнизкие процентные ставки привели к падению курса доллара и доходностей всех видов облигаций. Альтернативой стали вложения в реальные активы, что спровоцировало подъем на мировых рынках недвижимости и базовых товаров (металлы, энергоносители). Удорожание сырья и комплектующих, в свою очередь, заставило корпорации поднимать цены продажи, подстёгивая потребительскую инфляцию. Поэтому ФРС начала ударными темпами ужесточать денежную политику — впрочем, пока без особых успехов: цены продолжают бодро расти.

Прогноз на обозримое будущее не слишком благоприятный. Мировая экономика и финансовые рынки прочно сели на иглу дешёвого (и, более того — дешевеющего) кредита, поэтому долгое и активное повышение процентных ставок воспринимаются ими весьма болезненно. Если кейнсианцы в 1940-70-е годы предотвращали крупные циклические кризисы рыночной экономики с помощью высоких государственных расходов и снижения налогов, рецепт неолиберал-монетаристов, правящих бал сегодня, сводится к всемерному расширению кредита. В такой модели расходы потребителей постоянно превышают доходы за счет заемных средств, а чтобы люди могли выплачивать свои долги, центробанки за последние 20 лет "зигзагообразно" снижали процентные ставки. Проблема в том, что ниже нуля опустить их невозможно — а этот рубеж уже достигнут в Японии и очень близки к нему были США (минимальная базовая ставка 2002/03 года составила 1% годовых). Таким образом, потенциал монетарного метода стимулирования спроса исчерпан — зато порождённые им дикие перекосы (инфляция, огромный долг, финансовые "пузыри") начинают "съедать" реальный сектор.

Американская экономика уже реально стагнирует, бодрые официальные отчёты не должны вводить в заблуждение: например, грубые махинации статистиков с дефлятором "превратили" почти нулевой рост ВВП в якобы весьма внушительный. В отношении России что-то серьёзно обсуждать нелегко: следуя примеру штатовских коллег, Росстат начал срочно зачищать свои базы данных от реальных показателей, подменяя их липовыми, но сообразными генеральной линии. Отсюда следует, что на самом деле российская экономика уже, похоже, развернулась от роста к падению — однако, повторюсь, делать какие бы то ни было более определённые выводы слишком трудно по причине фальсификации статистических данных. Можно лишь предположить, что вероятное в 2006 году начало кризиса мировой экономики тяжело отразится на всей экспортно-ориентированной части экономики российской; а это, в свою очередь, подорвёт и без того "рваный" совокупный спрос и через него — раздувшуюся в последние годы сферу услуг. В сочетании с грубым политическим зажимом, жестокими социальными реформами, износом энергетической и коммунальной инфраструктуры и бесконтрольным притоком мигрантов всё это может породить целый "куст" конфликтов, к которым ни общество, ни власти совершенно не готовы.

Руслан САИДОВ, историк.

Не думаю, что всё идет так гладко, как утверждает уважаемый Михаил Владимирович. Например, в уходящем году на Кавказе и в Центральной Азии произошли важные события, последствия которых для отношений России с мусульманами еще предстоит осмыслить.

Гибель Аслана Масхадова и приход на его место известного в исламском мире шейха Абдул-Халима Садулаева, диверсионная активность джамаата "Шариат" в Дагестане, направленная своим острием против милиции, наконец, восстание в Нальчике (тоже в основном против милиции) — всё это показывает, что содержание конфликта в регионе качественно изменилось. Если вначале речь шла о независимости Ичкерии, то в настоящее время боестолкновения распространились на весь Северный Кавказ. Причем война ведется уже не под национальными, а под общеисламскими лозунгами, включающими ярко выраженный социальный аспект.

Восстание в узбекском Андижане с требованиями социальной справедливости, облаченными в исламские формы, как и "революция тюльпанов" в Киргизии, сформировали аналогичные кавказским тренды в Ферганской долине, где уже в 2006 году возможно создание "второго фронта" Джихада.

Начну с Северного Кавказа. К сожалению, русские плохо информированы о политике Путина в этом регионе, не знают, кого и почему он поддерживает. Между тем Кремль делает там ставку на коррумпированные режимы, смысл существования которых состоит в разворовывании субвенций из федерального Центра, по сути — московской дани, и "крышевании" всей экономической и криминальной деятельности в своих вотчинах. При этом для подавления конкурирующих кланов и просто недовольных повсеместно применяются незаконные репрессии, включая похищения людей, пытки и внесудебные ликвидации.

Продолжается выдавливание из региона русского населения. Пропаганда обвиняла в этом Дудаева и Масхадова. Однако такой процесс прошел не только в Чечне, но и в Дагестане, в Ингушетии, а сейчас захватил уже запад Кавказа. Занимаются им республиканские власти, а Москва старательно делает вид, что ничего не происходит. Почему? Во-первых, местные президенты и "герои России" непрерывно выражают словесную лояльность Кремлю и лично Путину. А во-вторых, выставляют себя единственной силой, якобы способной противостоять мифическому "международному терроризму".

Если русские от беспредела уезжают, то мусульмане уходят в оппозицию. Сеть джамаатов, признающих авторитет шейха Абдул-Халима, сейчас развернута от Каспийского до Черного моря, горные районы Кавказа федеральными силами не контролируются уже повсеместно, диверсии иной раз происходят по нескольку раз в неделю, причем в Дагестане даже чаще, чем в Чечне, где Путин в свое время пообещал наведение конституционного порядка. И каковы результаты? Кто там сейчас опора Кремля? Те, кто "пилит" бюджет, торгует ворованной нефтью, грабит поезда, похищает людей и содержит частные тюрьмы? И как после этого гражданам относиться к Путину и к его "конституционному порядку"?

Чего следует ожидать? В военном отношении вряд ли мы увидим что-то новое. Я полагаю, что, возможно, будут диверсии за пределами Кавказа, атаки на системы электро- и газоснабжения, транспортные узлы, мосты и другие объекты. Вместе с тем я опасаюсь, что с приближением 2008 года обострение борьбы в кремлевской верхушке выльется в провокационные теракты против гражданского населения России, которые власти спишут на "мусульманский терроризм", как это уже было в 1999 году.

О Центральной Азии. Подавив восстание в Андижане, власти Узбекистана не в состоянии искоренить его причины, побороть коррупцию, решить социально-экономические проблемы населения. В силу воровской природы режима, "турецкий путь" модернизации, о котором Каримов когда-то говорил, стране заказан. Кроме репрессий и поддержки лично диктатору со стороны Путина и китайского руководства властям предложить народу нечего. А раз так, следующий взрыв неизбежен. Вопрос лишь в том, когда: в 2006 году или несколько позже?

Сложная ситуация и в Киргизии. После революции там сложился хрупкий баланс между южными и северными кланами, поддерживаемый с большим трудом на фоне перераспределения влияния и собственности. По моему мнению, высока вероятность, что в 2006 году баланс рухнет. Это, видимо, будет сопровождаться вооруженными столкновениями, что в итоге приведет к фрагментации территории и усилению влияния на юге партии "Хизб-ут-Тахрир".

США и Великобритания тайно поддерживают такой сценарий, планируя создать очаг хаоса на юге Киргизии для давления на узбекскую часть Ферганской долины и в направлении Кашгара в оккупируемом Китаем восточном Туркестане. Для этого в афганском Кундузе при содействии британского контингента с лета формируется группировка моджахедов, постоянно прибывающих из Ирака через американскую базу в Катаре. Американцы и англичане провели консультации с проживающим в Лондоне лидером исмаилитов Ага-Ханом IV на предмет использования транспортных коммуникаций, проходящих через Памир, для доставки в планируемые лагеря беженцев в Оше, Узгене и Джелалабаде международной гуманитарной помощи с территории Афганистана. При этом следует понимать, что Рахмонов, при возражениях Ага-Хана и "международной общественности", перекрыть Памирский тракт не в состоянии.

Прекрасно осознавая, что США и Англия пытаются использовать их в своих целях, мусульмане всё же идут на тактическое взаимодействие с Западом, ограниченное рамками конкретного региона. Почему? Видимо, они не забыли, как в разгар событий в Андижане повстанцы неоднократно обращались к Путину с просьбой о посредничестве, отвергая саму мысль апеллировать в Лондон и Вашингтон. Но Кремль их оттолкнул, всецело поддержав действия Каримова. К слову сказать, в конце 90-х годов Россия в лице 201-й дивизии, хоть и скрытно, но оказала вместе с Мирзо Зиеевым помощь мусульманам в переброске из Афганистана в Ферганскую долину отряда под командованием Джумы Намангани через территорию Таджикистана. Правда, тогда у Каримова была "неправильная" геополитическая ориентация.

Впрочем, повторюсь, что даже более существенным, чем военно-политический, мне видится собственно идеологический аспект. Переход от национальных лозунгов к исламским неизбежно ставит вопрос о социальных целях. Ислам в принципе не приемлет хищнический капитализм, либеральную экономическую модель Гайдара—Чубайса. В основе мировоззрения мусульман содержатся понятия традиционных ценностей и идеи социальной справедливости. Это позволяет им сформировать совместную политическую платформу с теми русскими патриотами, кто находится в жесткой оппозиции к Кремлю, придерживаясь антиолигархических, антикапиталистических взглядов. Я полагаю, что 2006 год может стать прорывным для создания единой платформы русских и мусульман, годом начала их совместных действий.

Владимир ФИЛИН, политолог.

Только что произошло очередное кремлевское предательство — на этот раз Республики Южная Осетия. Я этим не удивлен — сдача союзников в угоду американцам и их сателлитам, наподобие Саакашвили, является изначальной чертой постсоветской РФ. Удивляет другое: почему это произошло именно сейчас, когда под эгидой ООН начинаются переговоры о статусе Косово? США не скрывают, что их целью станет международное признание независимости косовских албанцев. Спрашивается, почему Путин не хочет воспользоваться прецедентом, чтобы аналогично решить проблему статуса той же Южной Осетии, а также Абхазии и Приднестровья?

Другой случай — шумиха вокруг либерализации цены на газ для Украины. Изначально было ясно, что такое требование приведет к встречному с украинской стороны относительно цены на транзит в Европу. Ведь Россия зависит здесь от Украины на 80%, то есть зависимость — монопольная, дающая Киеву возможность диктовать любые расценки, а вовсе не желаемые Медведевым "среднеевропейские". Причем, с учетом прогнозируемого роста потребления "Старым светом" российского "голубого золота", наша зависимость от украинского транзита никуда не исчезнет и после пуска обеих ниток Северного газопровода.

Удивительно, но Кремль в "газовом" споре всерьез уповал на ЕС — дескать, Европа выкрутит Ющенко руки. Но она этого не сделала, а, наоборот, демонстративно предоставила Украине статус страны с рыночной экономикой. А США отменили действие поправки Джексона-Вэника, чего до сих пор не сделали в отношении России.

Я не хотел бы рассуждать на тему, кто прав в "газовом" споре, а кто нет. Беспокоит вопиющая некомпетентность при принятии важных решений плюс полная безнаказанность за очевидные унизительные провалы. И так в путинской России повсеместно, что рано или поздно закончится весьма и весьма скверно. Возможно, уже в процессе избирательного цикла 2007-08 годов, в который мы входим фактически сейчас.

По моим ощущениям, плавной передачи власти преемнику не получится, нынешняя "стабильность" иллюзорна, обострение неизбежно, как и масштабная чистка правящего слоя. Ведь в последние 15 лет так было всегда. В 1991 году случился "путч", которому предшествовали кровавые межнациональные конфликты на периферии и жесткая борьбы между Горбачевым и Ельциным в Центре. После краха ГКЧП был уничтожен СССР, а через два года с расстрелом "Белого дома" прекратила свое существование система Советов.

Новый кризис совпал с выборами 1996 года, которые увенчались зачисткой "силовиков" во главе с Коржаковым, штурмом Грозного чеченцами, Хасавьюртом, и как следствие перечисленного, — торжеством Чубайса и "семибанкирщины". Закончилось всё плохо — дефолт 1998 года, а предшествовали кризису первая чеченская война, Буденновск, Первомайское, Ярыш-Марды и ликвидация "свидетеля" Дудаева.

Операция "Преемник" в 1999-2000 годах прошла для общества не менее болезненно. Началась она с заранее согласованной гапоновщины — похода Басаева и Хаттаба в Дагестан, Затем Кремль "кинул" "освободителей", и гапоновщина трансформировалась в азефовщину — взрывы домов в Москве и "учения" в Рязани. В итоге началась вторая чеченская война, которая сделала Путина президентом. Попутно была разгромлена региональная фронда в лице блока ОВР, а вслед — зачищены медиа-олигархи Гусинский и Березовский.

Цикл 2003-04 годов внешне выглядел более спокойным. Но и здесь не обошлось без кипения страстей. Достаточно вспомнить "дело ЮКОСа" и чистку высших эшелонов власти от членов "Семьи" — Волошина, Касьянова, а несколько раньше — от Аксененко, Адамова, Рушайло. Но не только это. Как начало, так и конец цикла ознаменовались ужасными терактами — "Норд-Остом" и "Бесланом". Я считаю оба этих события первой фазой плана государственного переворота с целью замены Путина на Касьянова. Причем оба раза благодаря генералу Проничеву попытки переворота не удались.

Исходя из столь дурной традиции, ближе к 2008 году я ожидаю чего-нибудь в подобном духе. С той разницей, что после ликвидации Масхадова и бойни в Нальчике внешним антуражем схватки за Кремль действительно выступит не чеченский светский сепаратизм, а общекавказский джихадизм — не путать с несуществующим "международным терроризмом". А способом дестабилизации вполне могут стать крупные теракты в ядерной отрасли, куда, кстати, только что назначен организатор дефолта Кириенко — воистину пугающая параллель. Несложно догадаться и кто станет жертвой зачистки, неизбежной при смене власти. Это — группа Сечина—Устинова—Фрадкова. Не следует сомневаться, что Путин, когда придет время, для своей легитимизации на Западе сдаст их столь же легко, как в свое время Ельцин играючи сдал Чубайсу и американцам Коржакова, Барсукова и Сосковца.

Кто в этих условиях станет следующим президентом: Медведев, Козак, Сергей Иванов, что маловероятно, или какой-то другой либерал, — не столь уж важно. Через четыре года цикл повторится вновь. И так будет до тех пор, пока либо мы не разрушим деструктивную проамериканскую систему, либо Российская Федерация сама собой не развалится.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Я постараюсь быть максимально кратким. Лично для меня первым по значимости итогом года стало сокращение численности населения Российской Федерации еще на 800 с лишним тысяч человек и собственно русского населения — приблизительно на миллион человек. Средняя продолжительность жизни в нашей стране составит, по данным Всемирного банка, 66 лет, а для мужчин — 58 лет. Учитывая, что данный показатель является одновременно интегральным показателем качества жизни, никакого улучшения, не говоря уже о "прорыве", здесь не произошло. Наоборот — наш демографический потенциал продолжил уменьшаться и деградировать.

Второй важнейший итог года — снятие с боевого дежурства очередных 111 российских межконтинентальных баллистических ракет, несущих свыше тысячи боеголовок. Включая уникальную ракетную дивизию железнодорожного базирования в Костромской области — она была расформирована в мае. На смену этому оружию пришло целых семь моноблочных "Тополей", т.е. реальный военный потенциал России под разговоры о разработке и предстоящем внедрении новых чудо-систем оружия только за один этот год снизился приблизительно на треть.

Третий важнейший итог года — о нем здесь уже говорилось — это чудовищный рост золотовалютных резервов (ЗВР) Центробанка и так называемого Стабилизационного фонда, средства которых размещены по преимуществу в "долгие" ценные бумаги американского казначейства под минимальные проценты, значительно уступающие темпам долларовой инфляции. В настоящее время ЗВР составляют 163 млрд. долл. против 120,4 млрд. долл. в начале года, а в Стабфонде саккумулировано 1236,5 млрд. рублей против 522,2 млрд. рублей на 1 января 2005 года. Иными словами, из отечественной экономики только за год выведено свыше 60 млрд. долларов.

Четвертый важнейший итог года — рост совокупного внешнего долга России, в основном за счет корпоративных заимствований. Цифра этого роста, если до конца года не произойдет новых грандиозных сделок наподобие покупки "Сибнефти" "Газпромом", ожидается в районе 50 млрд. долларов, а вывоз капитала из России — свыше 20 млрд. долларов. Напомню, всё это — на фоне осуществленной правительством "стерилизации" более чем 60 млрд. нефтедолларов. Если Кудрин и Греф не получают от США проценты за такую, с позволения сказать, финансовую политику, то они — никуда не годные экономисты, и их надо гнать с занимаемых постов куда подальше. А если получали, получают и продолжают получать — значит, это нужно и кому-то еще?

Пятый важнейший итог года — введение не мытьем так катаньем "монетизации льгот" и предстоящая "реформа ЖКХ" со 100%-ной оплатой коммунальных услуг, в результате которых деградация социальной сферы примет уже необратимый характер, а реальный уровень жизни снизится еще на 25-30% в течение года, что сопоставимо с 1992 годом — "годом либерального перелома". Но тогда у нас был хотя бы советский запас прочности, сегодня его уже нет.

То есть налицо пять мощнейших "путинских ударов" по России. А она, матушка наша, уже как бы и разум потеряла от этих побоев, и даже не чувствует ничего — кланяется пока, твердит: "Спасибо, сыночки! Спасибо за всё!" Но, думаю, никто в Кремле по этому поводу не обольщается — там не просто ждут схода социальной и технологической лавины, а готовятся съехать по ней в новый исторический период. Наш президент не зря занимался горными лыжами и прочими экстремальными видами спорта. Однако, говоря словами классика, "история не подобна Невскому проспекту", и в этом плане социальная стихия окажется еще менее управляема и модерируема, чем печально знаменитые ураганы "Рита" и "Катрин".

Антон СУРИКОВ, политолог.

"Проблема-2008" актуальна не только для России, но и для США. События там, похоже, развиваются по сценарию 5-летней давности, когда истеблишмент Демократической партии, формально выставив Альберта Гора, заранее согласился на передачу власти Бушу. Памятное шоу с пересчетом голосов во Флориде и судебные тяжбы стали тогда видимым проявлением этого сговора. Сегодня наметилась обратная тенденция. Видные представители республиканского истеблишмента: Буш-старший, Киссинджер, Скаукрофт и примкнувшая к ним Кондолиза Райс, — вероятно, готовы, исходя из сложившейся ситуации, пойти на сговор с демократами, фактически отказавшись от борьбы за Белый дом.

Но другая часть республиканцев, так называемая "банда Чейни", выражающая волю нефтяного лобби и ВПК, — не видит ниши для компромисса с Демпартией, лоббирующей интересы финансового сектора, гуманитарной элиты Северо-Востока и медиа-сообщества. Сторонники Чейни готовы идти до конца, выдвинув кандидатом в президенты популярного Рудольфо Джулиани, бывшего мэра Нью-Йорка. Борьба обещает быть острой. Ее важная веха в 2006 году — выборы в Сенат. Если демократы выступят на них убедительно, для чего на фоне беспрецедентного падения рейтинга Буша есть все предпосылки, позиции "банды Чейни" настолько ослабнут, что, видимо, станут безнадежными — ставки как никогда высоки!

Об этом свидетельствует ужесточение критики администрации Буша и лично Чейни в американских СМИ за Ирак, за пытки "международных террористов" в тайных тюрьмах ЦРУ за рубежом, за пассивность властей при нашествии урагана "Катрина". Та же причина и у сотрясающей Вашингтон череды непрерывных скандалов с высокопоставленными лицами, включая уголовное дело против бывшего шефа личного аппарата Чейни Льюиса Либби. Более того, в плоскость публичного обсуждения вброшена тема отставки самого Чейни с поста вице-президента и назначения на эту должность Райс. С экрана Си-эн-эн Чейни была послана "черная метка" в буквальном смысле этого слова.

Как это отразится на внешней политике, которая в преддверии выборов, очевидно, будет становиться всё более "демократической"?

Сейчас эпицентр активности США находится на Ближнем и Среднем Востоке. Цель американцев — установление жесткого контроля над энергетическими ресурсами, в том числе с применением военной силы, а также манипулирование ценами на нефть в сторону их повышения. По замыслу, это увеличит прибыли нефтяных корпораций и позволит существенно ослабить геополитических конкурентов, которые, в отличие от Америки, не располагают собственной нефтью (страны еврозоны и Япония), или имеют энергоемкость экономик в 5-7 раз более высокую, чем на Западе (Китай и Индия).

В отношении нас политика США, чтобы не создавать себе лишних проблем, основана на поддержке Путина как гаранта стабильности. Кремлю предоставлена полная свобода рук во внутренних делах. Путина просят лишь проявлять сдержанность в деле посягательства на "либеральные ценности", чтобы зря не злить западное общественное мнение, а также ограничить антиамериканскую риторику согласованными рамками.

Другое дело — политические предпочтения демократов "клинтоновского разлива". Мы их всех хорошо знаем: и Лоуренса Саммерса, и Мадлен Олбрайт, и Ричарда Холбрука, и генерала Уэсли Кларка, отдававшего приказ атаковать нашу военную колонну в Косово.

В отношении Ближнего Востока их планы диаметрально противоположны линии "банды Чейни". Во-первых, они перестанут искусственно взвинчивать цены на нефть. Во-вторых, демократы хотят вывести войска из Ирака, договорившись с Ираном о гарантиях стабильности шиитского режима в Багдаде. На практике это означало бы передачу южной и центральной частей Ирака под иранский контроль, неизбежное турецкое вмешательство в Курдистане и торжество "аль-Каиды" в "суннитском треугольнике".

Само собой, такой сценарий исключает давление на Сирию по "делу аль-Харири" и на Иран по "ядерному досье". Зато под воздействием мощнейшего саудовского лобби усилится давление США на Израиль в направлении максимальных уступок палестинцам. Это ошибка — полагать, будто "Jewish Community" в Америке станет поддерживать упорство Тель-Авива. Наоборот, после окончания "холодной войны" Израиль превратился в постоянный раздражитель и помеху для американо-арабского сотрудничества. Эту помеху постепенно, начиная с 2006 года, будут устранять, что в интерпретации "Jewish Community" означает "мирный процесс", а в понимании арабов — ликвидацию еврейского государства. В самом Израиле к этому морально уже готовы, что лишний раз подтверждается высокими рейтингами "мирной" партии Шарона-Переса.

Впрочем, для Кремля всё это было бы не так уж и плохо, если бы не одно "но" — демократы в большей степени, чем "банда Чейни", станут уделять внимание "либерализму" в СНГ, в частности, в Узбекистане, и в самой России. Их главным контрагентом в Москве, без сомнений, станет и уже становится Чубайс — ключевой партнер администрации Клинтона и лично Лоуренса Саммерса в 1990-е годы. По всей видимости, именно Чубайсу из-за океана поручат курирование операции "Преемник-2008" и зачистку кремлевских "силовиков", по образцу группы Коржакова в 1996 году.

Александр НАГОРНЫЙ.

Я бы назвал в качестве главного политического итога начатую Кремлем операцию "Преемник-2" с кадровыми изменениями в администрации президента и в правительстве, которая разворачивается под воздействием двух взимосвязанных факторов. Во-первых, это фактор субъективный, определяемый стремлением первого лица сохранить свое будущее и контролируемые капиталы после ухода с президентского поста. И, во-вторых, это фактор объективный, определяемый той ситуацией: внутрироссийской и в особенности международной, — в которой данное стремление будет осуществляться. Могу предположить, что Путин пришел — самостоятельно или с помощью доверенных информаторов наподобие Чубайса — к выводу о неизбежности предстоящей смены власти в США. Действительно, в настоящее время политические позиции республиканцев и клана Бушей подорваны настолько, что приход по итогам выборов 2008 года в заокеанский Белый дом президента-демократа выглядит практически безальтернативным. Более того, ситуация может сложиться таким образом, что реальный транзит власти будет осуществлен и гораздо ранее 2008 года — как это произошло после импичмента Никсона и "невольного" президентства Форда.

В этом случае положение Путина оказывается, мягко говоря, незавидным. На него, как на "личного друга" Дж.Буша-младшего, будут направлены орудия всех калибров: от обвинений в коррупции до установления авторитарного антидемократического режима и "преступлений против человечности" в Чечне. Ни о какой "спокойной жизни" для действующего президента России при таком развитии событий даже речи не может идти. Следовательно, "уход с линии атаки" необходим ему уже в самой ближайшей перспективе, а значит, операцию "Преемник-2" следует осуществить как можно раньше, не дожидаясь марта 2008 года.

Ее осуществление уже в наступающем году дает необходимый временной лаг для легализации Путина в западной финансово-политической элите. При этом вес либерально-монетаристской команды Чубайса—Грефа—Кудрина в 2006 году, благодаря их традиционным связям с кругами заокеанских демократов и международных финансистов, резко возрастет. И пусть хоть вся РФ будет отключена от электричества — "главный ваучер" и его единомышленники в правительстве окажутся неприкосновенными.

"Операцией прикрытия" личных интересов Путина, а заодно и сферой их реализации, — скорее всего, станет передача контроля над российскими энергетическими корпорациями, в том числе с участием государства, представителям крупного западного капитала. Данная схема была опробована при продаже Тюменской нефтяной компании British Petroleum в 2003 году. Теперь, после удачного "раздербанивания" ЮКОСа, "национализации" "Юганскнефтегаза" с "Сибнефтью", а также продажи значительного, если не блокирующего, пакета акций ЛУКОЙЛа близкой клану Бушей Conoco-Phillips, — практически всё готово к последнему "большому хапку". Разумеется, осуществляться он должен уже при новом президенте и в условиях полного молчания общества. Для обеспечения подобного молчания внутри России заготовлен как кнут (тотальное подавление "несистемных" политических сил и оппозиционной печати), так и пряник (четыре "национальных проекта" и т.д.). Разумеется, для пресловутой "международной общественности" будет соблюдаться "демократический" антураж: многопартийный парламент с "прикормленной" псевдо-оппозицией, Общественная палата и прочая атрибутика "открытого общества". Сюда же можно отнести и выдвижение Дмитрия Медведева в качестве "наследника" (вспомним о временном лаге самого Путина перед отставкой Ельцина с августа по декабрь 1999 года). Следовательно, наступающий 2006 год может оказаться весьма насыщенным драматичными и неожиданными событиями для нашего общества. Разумеется, реальные события могут разворачиваться и вне предложенного здесь сценария, однако он выглядит весьма и весьма вероятным.

ВЫВОДЫ

« При чрезвычайно благоприятной экономической, стратегической и внешнеполитической конъюнктуре "властная вертикаль" РФ во главе с Путиным не воспользовалась шансами для развития, но продолжила начатый в 90-е годы курс на колониально-сырьевую "интеграцию" России в глобальный миропорядок, что привело к дальнейшей деградации военно-политического, социально-экономического, демографического и культурного потенциала страны. Происходила дальнейшая откачка капитала с обогащением олигархической и бюрократической верхушки.

« В 2006 году ожидаются резкие сдвиги в мировой экономике и политике, связанные прежде всего с неустойчивостью финансово-экономического положения США, что осложнит деятельность путинской "властной вертикали" и, скорее всего, приведет к зачистке ее "силового" сектора в усилением либерально-монетаристской группировки Чубайса—Кудрина—Грефа.

« "Закручивание гаек", предпринятое во второй половине уходящего 2005 года на внутриполитической арене, вызвано подготовкой Кремля к массовым протестам населения против резкого ухудшения социально-экономического положения (реформа ЖКХ, второй этап "монетизации льгот", вступление в ВТО с ростом базовых экономических тарифов). В то же время взятие под полный контроль структур "системной оппозиции" как справа (СПС + "Яблоко"), так и слева (КПРФ), наряду с выталкиванием "Родины" объективно будет способствовать нарастанию национально-религиозного вектора в протестном движении сопротивления и при поддержке зарубежных "центров силы" увеличивать угрозу распада Российской Федерации на несколько новых субъектов международного права в период 2007-2010 годов.

Источник: www.zavtra.ru


Оцените статью