Голосования

Выставит ли Путин свою кандидатуру на выборах 2018 года?




Медаль памяти Нобеля

Брексит: партия «уйти» против партии «остаться»

Власть и общество

16.06.2016 05:04

Михаил Хазин

326

Юлия Нетесова
Кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Русская idea.

 

Быть или не быть (частью Европы) – вот тот вопрос, который волнует всех и вся в Англии в эти дни. Опросы общественного мнения показывают, что сторонники выхода из ЕС и сторонники того, чтобы остаться, идут плечом к плечу (неделю назад разделение шло на уровне 41% с каждой стороны). Есть те, кто считает, что Великобритания должна оставаться островом, есть те, кто считает, что Великобритания всегда была и будет частью Европы, и есть те, кто считает, что это все эмоции и трата времени.

Равнодушных нет.

Для того, чтобы войти в курс дела, попробуем вместе ответить на несколько вопросов.

Кто из правящего политического класса Великобритании сильнее всех выступает против выхода из ЕС? Ответ: нынешний премьер-министр Дэвид Камерон.

Кто предложил провести референдум, результатом которого может стать выход из ЕС? Ответ: нынешний премьер-министр Дэвид Камерон.

То есть, Дэвид Камерон выступает против референдума, который имеет место быть только потому что он сам его пообещал провести в случае победы на выборах. Это была его политическая инициатива.

Нет, он не безумец, он был вынужден пойти на эту меру, чтобы подавить восстание внутри своей партии, и ограничить взлет Партии независимости Соединенного королевства, но все равно, даже выиграв на выборах, в результате, он сам себе выстрелил в ногу.

Кто является лицом кампании по выходу из ЕС? Ответ: бывший мэр Лондона Борис Джонсон.

К какой политической партии принадлежит Борис Джонсон? Ответ: к Консервативной партии.

К какой партии принадлежит Камерон? Ответ: к Консервативной партии.

То есть внутри одной партии находятся лидеры двух прямо противоположных кампаний. VoteLeave против VoteRemain.

Так что восстание, мягко скажем, подавить не удалось. Борис Джонсон ездит по стране на автобусе, угощает людей спаржей и пирожками и рассказывает о том, как ЕС тратит английские деньги на взращивание быков для корриды (и тут он частично прав).

Его противники (да и сторонники тоже) считают, что он вскочил на ступеньку этого «автобуса» для того, чтобы проложить себе дорогу к премьерскому креслу. Между тем, дискуссия по поводу ЕС постепенно сползает в формат внутрипартийного боя, который в Англии называется элегантно «blue-on-blue» — огонь по своим.

Так, на прошлых выходных однопартиец Джонсона, бывший консервативный премьер-министр Джон Мейджорв эфире BBC назвал кампанию VoteLeave «отвратительной» и «предательской».

Каких позиций придерживаются лейбористы? Ответ: вкратце, они за то, чтобы остаться, но с разной степенью рвения. Партия объединила вместе ряд бывших партийных лидеров (среди них — Тони Блэр), которые выступают за будущее в ЕС. Но есть большие проблемы с лидером нынешним. Джереми Корбин известен своими анти-европейскими взглядами, однако сейчас он нехотя выступает за сохранение статус-кво.

Почему он все-таки стал выступать за то, чтобы остаться? Ответ: потому что профсоюзы – плоть и кровь Лейбористской партии – хотят остаться в ЕС. В начале июня крупнейший профсоюз сотрудников здравоохранения UNISON (который постоянно бастует последнее время в связи с реформами) повесил в центре города огромный постер о том, что этот профсоюз выступает за то, чтобы остаться в Европе.

Почему профсоюзы хотят остаться? А как же все разговоры о том, что иммигранты крадут рабочие места?

Ответ: они хотят остаться, потому что европейские законы дают работникам больше прав, чем английские. И хотя Великобритания имеет пространство для маневрирования в отношении того, что применять, а что нет, если Великобритания останется членом ЕС, у английских рабочих всегда будет возможность подать в суд в европейские инстанции. В результате, сложилась абсурдная ситуация, когда Борис Джонсон рассказывает о том, что NHS (бесплатная система здравоохранения) выиграет, если Англия выйдет из ЕС, в то время как представители самого здравоохранения говорят прямо противоположное.

Лейбористов, кстати, продолжают обвинять в том, что они сколько помогают, столько и мешают кампании: так, в минувшие выходные один из лейбористских политтехнологов Дэмиэн МакБрайд был пойман на том, что давал советы противоположному лагерю (он сказал, что просто решил помочь старому другу), не говоря уже о том, что самого Корбина не раз обвиняли в саботаже.

Какую позицию занимают либеральные демократы? Ответ: либеральные демократы, как и вся страна, раскололись. Если Ник Клегг называет Бориса Джонсона «Дональдом Трампом со словарем» и вместе с «Liberals for In» выступает за то, чтобы остаться, то часть его однопартийцев создала группу «Либералы за выход», которые поддерживают кампанию того самого Джонсона.

Где же во всем этом веселье Найджел Фарадж и его Партия независимости (UKIP)? Ответ: они, как всегда, идут своей дорогой.

Несмотря на то, что UKIP и часть консерваторов выступают в данном случае за одно и то же, они, однако, остаются политическими врагами, и поэтому в Англии существует две официальных кампании, призывающих выйти из ЕС. VoteLeave – это тори, а Leave.eu – вот это уже Фарадж.

Кроме того, «выходенцы» (то есть те, кто хочет выйти из ЕС, или Remainers) из тори, заявили прессе, что «выходенцы» из UKIP – любители и вообще не умеют проводить политические кампании. Надо отметить, что последних (за исключением Фараджа) действительно мало слышно и видно.

Кто еще принимает участие в кампании и дебатах? Ответ: да кто, только не принимает.

Раскол в отношении ЕС прошел по всем группам и классам

. Так, среди тех, кто выступает за выход (на политическом языке это выражается как «за Британию»):
Консерваторы за Британию, Историки за Британию, Экономисты за Британию, Бизнес за Британию, Студенты за Британию, Женщины за Британию, Фермеры за Британию, Австралийцы (!) за Британию, Киви (!!) за Британию, Мусульмане за Британию, Юристы за Британию, Ветераны за Британию, Христиане за Британию, Бангладешцы за Британию, «Либералы выходят», Out and Proud (сексуальные меньшинства) и BeLeave (молодые англичане).

Примерно столь же обширный список и у другой стороны.

Кроме того, в лагере «выходенцев» появилась новая важная фигура – это Тим Мартин, глава самой популярной ресторанной сети в стране (пабы Wetherspoon). Чтобы понять, что за человек Тим Мартин, достаточно упомянуть, что свою сеть пабов он назвал в честь школьного учителя, который сказал, что Тим ничего не добьется в жизни. Так вот, этот успешный предприниматель со склонностью к сильным эмоциям превратил свои 900 пабов в мини-площадки. На входе в каждый паб посетителей встречает постер с надписью «Запутались в референдуме? Уходить или остаться? Только Wetherspoon может собрать для вас все факты».

В пабах лежат бесплатные копии журнала Wetherspoon News, где перепечатаны статьи тех, кто выступает за выход, и тех, кто выступает против. Сам Тим Мартин активно посещает свои пабы, где разговаривает с посетителями и прессой и устраивает дебаты.

И еще – он наводнил пабы пивными подстаканниками с вежливыми вопросами в адрес главы МВФ Кристин Лагард, которые по сути являются обвинениями в коррупции и некомпетентности.

Кто побеждает? Ответ: хммммм…

Опросы общественного мнения дают небольшое преимущество кампании VoteLeave, однако все в голос повторяют, что кампания VoteRemain выиграла экономический спор, поскольку стало понятно, что в случае победы «выходенцев» Англия потеряет доступ к единому рынку ЕС и будет выстраивать свои отношения с ним в том же статусе, что и, например, Албания. МВФ заявил, что придется заново вести переговоры по всем договорам, которые Англия подписала как член ЕС, и что нет никаких гарантий, что будут предложены такие же условия. В ЕС тоже заявили, что с дезертирами будут обращаться соответственно. Процесс переговоров может затянуться и в том случае, если он выйдет за пределы установленных законом двух лет, правительство имеет право провести еще один референдум.

«Выходенцы» заявляют, что данное голосование – это не голосование за статус-кво. Если Великобритания останется в ЕС, то это не значит, что через 10 лет все будет так, как сейчас, потому что Евросоюз постоянно изменяется, забирая себе все больше и больше государственных функций. Для них этот референдум – это референдум, на котором страна должна вернуть себе контроль над своей судьбой. Вернуть себе суверенитет. Ну и конечно остановить миграцию. «

Турция вступает в ЕС» — это последняя и главная страшилка для избирателей, которую рассказывает Борис Джонсон, чей прадед носил имя Али Кемаль и был турком.

Надо отметить, что обе стороны манипулируют фактами, но все-таки кампания по выходу из ЕС обходит в этом отношении своих противников. Так, на самом деле Турция не вступает в ЕС, а ведет безрезультатные переговоры последние несколько десятилетий. По закону любое расширение полномочий ЕС автоматически будет вынесено на референдум в Англии. Но как видно из опросов общественного мнения, несмотря на все эти неточности, половина электората готова голосовать за выход.

И если пока непонятно, чем закончится референдум, можно однозначно признать, что с референдумом в Англию вернулась повседневная политика. Страну захлестнула дискуссия на темы, многие из которых в последние десятилетия вообще не обсуждались, а соответствующие этим темам реалии принимались как данность. Этим и объясняется недоумение за пределами ЕС: если все страны так хотят вступить в Евросоюз, то почему же Англия хочет из него выйти?

Наверное, потому что не все так просто.

 

 

Сcылка >>


Оцените статью