Голосования

Выставит ли Путин свою кандидатуру на выборах 2018 года?




О Роснефти

Мнение Хазина

О Роснефти

Редакция Хазин.ру

17361


Думская клятва и иезуитская мораль   5

Власть и общество

13.07.2017 18:00

Илья Пожидаев

235

Думская клятва и иезуитская мораль

Наверное, самым умильно-наивным думским решением на протяжении последних лет явилось недавнее решение об иностранной клятве на верность России. Без нее-де гражданства нашего у иностранцев теперь не будет. Текст клятвы будет обсуждаться уже во втором думском чтении. Целесообразно было бы привести его в полном виде в предлагаемой вашему вниманию заметке – благо, он, этот текст, довольно-таки лаконичен – по крайней мере, в нынешней редакции. Вот, собственно, и этот самый текст: «Я, *такой-то такой-то*, добровольно и осознанно принимая гражданство Российской Федерации, клянусь соблюдать Конституцию и законодательство Российской Федерации, права и свободы ее граждан, исполнять обязанности гражданина Российской Федерации на благо государства и общества, защищать свободу и независимость Российской Федерации, быть верным России, уважать ее культуру, истории и традиции».

Ишь оно как! Басурмане – и теперь «верны России»! Любят Россию, уважают ее, защищают ее! Еще не хватает требования о том, чтобы американцы жизнь свою за Россию положили, ей-Богу! И все это, необходимо заметить, - только потому, что поклялись. Дал слово – держи. Мило и трогательно. Но не будем, пожалуй, ерничать, а попробуем лучше понять, почему данный думский финт бредов просто по своей органике.

Клятва как таковая подразумевает верность до гроба вслух озвученному обещанию, при безусловном принятии правил игры той стороны, которой, собственно, и дается клятва. Иными словами, дающий клятву привязывает себя к морали того, кому дается клятва, по сути дела, отказываюсь в границах обещанного от собственной морали. А тут еще и требование уважать и даже почитать органически чуждое. Возможно ли такое? Точнее, так: со всеми ли возможно проделать такое? Разберемся…

Насколько можно судить, потенциальными клянущимися на верность России рассматриваются преимущественно западные люди. Наши политики с недавнего времени наконец-то поняли, что все зло и вся мерзость прет к нам с Запада или через призму Запада, а следовательно – надо обезопаситься хотя бы клятвой, раз нет реальных рычагов воздействия. Надо при этом понимать, что Запад - в очень значительной степени католико-протестантский, а западные элиты, от которых, собственно, и исходит опасность, практически целиком сформированы из протестантского корпуса (разумеется, под разными вывесками и ширмами, но суть при этом остается той же).

Немного цифр, иллюстрирующих расклад политико-религиозных сил. По данным Ватиканского статистического ежегодника за 2016 год, в мире насчитывается 1,272 миллиарда католиков, из них 23% - в Европе, примерно 48% - в Америке. Простая арифметика: 23% от 1,272 миллиардов – это примерно 292 миллиона (при общей численности населения Европы в 743 миллиона человек), а 48% - это примерно 610 миллионов  (общая численность населения всей Америки – примерно 1,1 миллиардов человек).

А есть ведь еще и протестанты. Их, по данным ресурса «Русская Планета» за 2014 год, в мире насчитывается более 800 миллионов человек (хотя, конечно, на самом деле точно подсчитать численность протестантов на планете весьма затруднительно – в виду их многообразия и формального отсутствия организационного единства). По данным американского Pew Research Center за 2010 год, в США насчитывается 159,85 миллионов протестантов, это 51,5% от общей численности населения Соединенных Штатов. Точных и непротиворечивых данных относительно численности протестантов в Европе не существует, но если сопоставить данные из многочисленных источников, то получится, что ориентировочно более 30% населения ЕС – протестанты.

То есть примерно половина населения Европы и практически все население США – ортодоксально католико-протестантское. Есть также еще и многочисленные фрики типа мормонов, мартинистов, оккультистов, новых криптохристиан и прочих-прочих-прочих – все они вышли из лона протестантизма и по существу ему нимало не противоречат, а посему также должны включаться в выборку.

Что же касается западных элит (которых, собственно говоря, как бы и опасаются наши чиновники), то все они без исключения – продукт католико-протестантской матрицы. Все Президенты США, за исключением Кеннеди, - протестанты, Кеннеди был единственным в Америке президентом-католиком. Значительная часть американского и европейского истеблишмента открыто заявляет о принадлежности к масонским ложам, а высшим пилотажем для политика и бизнесмена считается попадание в Бильдербергский клуб и в Римский клуб, также выстроенные по модели масонских лож. Кто знает историю масонства, тот в курсе, что масонство и раздуваемый вокруг него оккультизм - формировались отщепенцами от католицизма и протестанизма, проще говоря – являются плоть от плоти католико-протестантским продуктом. Православных в западном истеблишменте нет.

Россия же до сих пор является православной страной, как ни пыжатся и как ни лютуют по этому поводу либералы. По данным все той же «Русской Планеты» за 2014 год, в России насчитывается 101,5 миллиона православных, это более двух третей населения. Численность православных чиновников в России по понятным причинам скрывается, но, во всяком случае, православие, по крайней мере, озвучивается в качестве основополагающей идеолого-управленческой модели применительно к российской действительности.

К чему все эти цифры и данные? Да хотя бы к тому, что Европа и Америка, с их католико-протестантским мировоззрением, плевать хотели на православие и на какие-то там его требования, а уж тем паче – на «священные клятвы на верность». Причем, что интересно, протестантская и католическая морали содержат императивные требования относительно взаимодействия, в том числе, и с исповедующими православие, а равно с воспитанными и сформированными в православной парадигме. Несмотря на то, что католицизм, протестантизм и православие – это все вроде бы христианство, - тем не менее, водораздел между католицизмом и протестантизмом, с одной стороны, и православием – с другой – значительно больший, нежели водораздел между какими бы то ни было другими религиями. Католики и протестанты относятся к православным с неприкрытой ненавистью, а разве можно заставить ненавидящего соблюдать какие-то там договоренности, причем навязанные тем, по отношению к кому и испытывается ненависть?

Программный документ Римской Католической Церкви под названием «Католический Катехизис» содержит императивный запрет на браки католиков с православными, тем самым недвусмысленно обозначая, что католичество и православие – два принципиально различных полюса и измерения, которые не должны пересекаться и сочетаться генетически. Следует напомнить, что в учении у католиков в крови у человека циркулирует как телесное, так и духовное, потому-то и недопустимо смешение с тем, с кем «не надо» смешиваться. Есть у католиков и требование относительно договоренностей с православными, а именно – просто эти самые договоренности не соблюдать, даже если вслух озвучиваешь какое бы то ни было обещание. Ничего такого в отношении протестантов не предписывается, с протестантами у католиков – мир, дружба, жвачка.

Что же касается протестантской политики в отношении каких бы то ни было договоренностей, то, еще начиная прямо-таки с Мартина Лютера, все земные слова, клятвы, обещания, стенания и прочее подобное – воспринимаются протестантами примерно как ничто, потому как Высший Суд ожидает всех нас не на суетной Земле, а на Небе, где царит абсолютная мудрость и нимало не учитываются наши человеческие правила и оценки.

Говоря совсем просто, представители католико-протестантского корпуса могут сказать иноверцам все, что угодно, а потом с легкостью все озвученное не исполнить. Более того, это почтется даже за честь и своеобразную доблесть (насколько термины «честь» и «доблесть» в принципе применимы к католикам и протестантам). Для католиков и протестантов все обещания и клятвы, данные представителям иных конфессий, есть не более чем ничего не значащее и ни к чему не обязывающее сотрясание воздуха. С тем же успехом можно взять у хронического алкоголика устное обещания больше в рот не брать спиртного или у клептомана – больше никогда не брать чужого.  

Разумеется, на католиках и протестантах свет клином не сошелся (хотя, как было озвучено выше, основная опасность, которую Дума типа как теперь предотвратила, исходит от них). Есть ведь еще иудеи (а равно производные от них каббалисты, хасиды и хабадники), у которых делом чести считается обмануть гоя. Есть еще буддисты, отрицающие все бренное и тленное (и особенно – пустые и ничего не значащие словеса). Есть также индуисты, не признающие вообще никого и ничего из того, что не вписывается в их варно-кастовый формат. Есть до сих пор многочисленные язычники, враждебные по отношению ко всему, кроме своих религий, и особенно – к христианству. Есть, наконец, атеисты, плюющие на любые договоренности, так как эти самые атеисты, понятное дело, - самые умные и хитрые, а Бога нет, потому-то он их никак и не накажет. Вся эта братия, конечно же, верой и правдой будет служить Российской Федерации по данной им клятве, и нет никаких сомнений, что вся она без исключения полюбит Россию всей душой. А главное – морально эта нелепая клятва привяжет просто намертво.

С некоторой долей условности клятва может определенным образом связать руки мусульманам, так как для многих из них публично обещанное чрезвычайно значимо. Все бы хорошо, только вот значительная часть ислама (как суннитского, так и шиитского) превратилась нынче в исламизм, организованный по модели закрытых сект и кастообразных бандформирований. Если уж взрывать мечети у них в порядке вещей, то, наверное, и нарушить данное обещание – вообще раз плюнуть.

В принципе клятвенная система (даже вот в таком вот трогательном виде, в котором эту клятву сформулировала наша культовая Дума) может адекватно сработать лишь применительно к конфуцианцам, легистам и даосам. Приверженность данному слову, уважение договоренностей, культ иерархии, добродушное отношение к соседям – все это лежит в основе китайской культуры и китайского мировоззрения. В этом смысле, при наличии такой клятвы, можно практически полностью обезопаситься от негатива со стороны китайцев, для них несоблюдение обещания само по себе является компроматом. Если думские чиновники видят опасность не на Западе, а на Востоке, - тогда вопросов нет. Но тогда возникает другой вопрос: зачем же в таком случае ориентировать внешнюю политику России на противостояние с США и НАТО, а российскую экономическую политику – на сближение с Китаем? Все же гораздо разумнее предположить, что это просто решение с клятвой было некоторым образом безграмотным.

Бороться с негодяями посредством клятвы – это все равно, что бороться с москитами посредством тяжелой артиллерии. Вот, Дума и додумалась, пардон за тавтологию. Наверное, при прохождении в нашу дражайшую Думу, наряду с голосами избирателей, необходим еще и определенный историко-культурно-образовательный ценз, который тоже требуется как-то выявлять, причем уделяя этому повышенное внимание, – во избежание разного рода идиотских решений, наподобие решения о либерально-буржуазной клятве на верность России. Ну, а так – да, «позаботились» о России-матушке, молодцы.


Оцените статью