Что, если Владимир Путин действительно утратил «контакт с реальностью»?

Власть и общество

04.03.2014 19:26

Михаил Хазин

120

«Господин Путин находится в каком-то другом мире». The New York Times Приведу цитату полностью: «Канцлер Германии Ангела Меркель в воскресенье сказала господину Обаме по телефону, что после разговора с господином Путиным она не вполне уверена, что тот находится в контакте с реальностью, — об этом сообщили люди, проинформированные о разговоре. "Он находится в каком-то другом мире", — сказала она» (перевод вольный, но дословный тут и невозможен: «...After speaking with Mr. Putin she was not sure he was in touch with reality... "In another world", she said»).

А что, если это правда? Я понимаю, что Меркель вряд ли повторит свои слова публично, а The New York Times вряд ли раскроет свои источники. Но давайте предположим, что Меркель действительно такое говорила и что она не ошибается. Я всегда всерьез воспринимал слова Путина про раба на галерах: он очень много трудится, очень долго за все в ответе, а тут Олимпиада — сперва гонка со стройкой, потом успех. От таких потрясений вполне может случиться нервный срыв.

Обычного человека в такой ситуации укладывают в кровать, вызывают ему врача, который прописывает успокоительное, а все попытки пациента куда-то бежать и что-то делать мягко, но решительно пресекают близкие: покой, только покой. Старик, то, что ты хочешь сделать, страшно важно, но вот насчет «нельзя терять ни минуты» разреши с тобой поспорить — это не поздно сделать и завтра, и через неделю, а пока — отдыхай, Крым никуда не уплывет.

И вот вопрос: а кто в России может сегодня такое Путину сказать? В системе, которую он отстроил по методу милетского тирана Фрасибула: где видишь колос повыше и получше — сбивай и втаптывай в землю? Да никто — Путин абсолютно одинок (он и сам говорил — про Махатму Ганди, помните?).

Кто и как принимал политическое решение о военной операции в Крыму? Для людей в правительстве, которые общаются с «Ведомостями», оно стало полной неожиданностью (из интернета узнали). Совет Федерации? Слабо в это верится, после того как он проголосовал за демонстративно бредовый закон о запрете усыновления за границу (помните: «Присаживайтесь. Голосовать надо. А вы думаете на трибуне отстояться? Не получится»). Голосовать и принимать решение — вещи разные. Дума? Смешно. Совет безопасности? Наверное, был в курсе. Ближний круг? Недавнее решение освободить Михаила Ходорковского, похоже, стало неожиданностью для его главного гонителя Игоря Сечина (Ходорковский в одном из интервью намекал на это) — «круг», выходит, тоже не всегда спрашивают.

В общем, не просматривается рядом с Путиным «близких» — ни сдержек нет, ни противовесов. Он один принимает единственно верные решения и исполняет их в режиме спецоперации, то есть скрытно, вот как сейчас в Крыму. Все сам. И никто не знает, что ему в следующий раз придет в голову.

Сcылка >>


Оцените статью