Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Анджей Дуда — наш президент!?

Власть и общество

20.05.2015 08:19  

Дмитрий Джангиров

320

На выборах президента Польши Украина проявила себя в качестве активного субъекта международной политики, существенно повлияв на результаты первого тура, прошедшего 10 мая.

В существенном падении рейтинга действующего президента Бронислава Коморовского в ходе избирательной кампании заметную роль сыграло решение украинского парламента о признании ОУН — УПА борцами за независимость Украины. Разумеется, не столько само решение, сколько момент его принятия: 9 апреля 2015 года — в день выступления в ВР президента Польши, буквально через пару часов после очень эмоционального проукраинского и, одновременно, антироссийского спича польского лидера.

Пикантность ситуации заключалась в том, что выступление в украинском парламенте 9 апреля было технологично встроено в избирательную кампанию г-на Коморовского и должно было продемонстрировать как твердую позицию действующего президента в отношении «российской агрессии», так и политическое влияние Варшавы на постсоветском пространстве. Однако, как сказал бы Виктор Черномырдин, владей он польским языком: «сhciały jak lepiej, wyszło jak zawsze»: голосование в тот же день законопроекта относительно роли ОУН-УПА подорвало внутриполитические позиции правящей партии.

При этом задавать вопросы украинскому МИД, комитетам ВР по международным делам или по евроинтеграции, «международному» департаменту АП — бесполезно, потому как невозможно найти даже «крайнего» в ситуации, когда никто «об этом не подумал». Как бы то ни было, не нужно удивляться, если в дальнейшем условием приезда глав иностранных государств в Киев станет предоставление перечня законопроектов, рассматриваемых в ВР в день визита...

А в самой Польше, именно в силу общей «скучности» избирательной кампании, фактор «ОУН — УПА» получил гипертрофированное идеологическое значение: политические оппоненты начали раскручивать ситуацию в терминах «пощечина всем полякам». Сам же Бронислав Коморовский вначале пытался отмалчиваться, а глава польского МИД Гжегож Схетына заявил, что «не видит ничего провокационного» в принятии этого закона. Однако, это не смогло остановить поднимающуюся волну польского национализма, в основе которого на сегодня нет места примирению с ОУН — УПА. И Бронислав Коморовский, попытался сам оседлать эту волну: 23 апреля он заявил, что героизации ОУН — УПА «затруднит польско-украинский исторический диалог», а 6 мая, в канун первого тура голосования высказался еще более однозначно: «Польша не примирится с героизацией ОУН — УПА». Но, как говорится, было уже поздно...

Разумеется, «украинская тема» стала весьма важным, но не единственным фактором поражения Бронислава Коморовского в первом туре с результатом в 32,77%, что намного ниже ожидаемых еще в конце апреля 40% и, даже, более. Многолетнему оппоненту «Гражданской платформы» — партии Ярослава Качинского «Право и Справедливость» удалось переломить свой весьма консервативный имидж выдвижением достаточного молодого 42-хлетноего кандидата Анджея Дуды, который взял 33,76%, прибавив в последние две недели порядка 10%.

Другой сенсацией стали 20,8% Павла Кукиза — антисистемного популиста, в прошлом — популярного рок-музыканта. Он уже успел заявить, что не поддержит Бронислава Коморовского; можно ожидать, что даже без прямой поддержки Павлом Кукизом Анджея Дуды, его протестный электорат примкнет скорее к оппозиции, нежели к действующий власти.

Таким образом, существует немалая вероятность того, что уже совсем скоро можно будет с гордостью утверждать, что пан Дуда стал вторым (после Михаила Грушевского) Президентом, избранным решением украинского парламента.

Сcылка >>


Оцените статью