О роли Китая в современной жизни

Власть и общество

09.12.2010 04:25

Михаил Хазин

300

О роли Китая в современной жизни

Китай все сильнее и сильнее "выталкивают" из чисто нацинонального проекта в глобальный. О роли Китая в современной жизни.

Когда обсуждается роль Китая в современном мире, или, тем более, о его возможном влиянии на мир будущий, рано или поздно приводится «железный» аргумент: Китай – это региональная цивилизация. Каждый автор этого тезиса подразумевает под этим свое понимание, но объективная основа для такого утверждения все-таки существует. Автор настоящего текста, совместно со своим товарищем Сергеем Ильичом Гавриленковым, даже разработал соответствующую теорию, которую мы назвали теорией глобальных проектов. Суть этой теории в приложении к Китаю состоит в том, что глобальные проекты предлагают свое видение мира для всего человечества в целом, они несут свое видение каждому человеку, проживающему на планете Земля, а Китай – прежде всего, китайцам. В соответствии с теорией глобальных проектов, Китай – проект не глобальный, а национальный, что и ставит его под серьезную угрозу в процессе неизбежного по объективным причинам резкого расширения.
Собственно, у Китая есть два выхода из этой ситуации, точнее, два с половиной. Первый – ограничить зону своего влияния, четко и внятно прописав границы своей компетентности. Это, скорее всего, не получится, поскольку уже сегодня экономическая роль Китая стала глобальной, а значит – замкнуться ему просто не дадут объективные обстоятельства.
Второй – попытаться все-таки создать на базе самобытной китайской цивилизации глобальный проект. Это сложно, на это нет времени – но в условиях острейшего кризиса, который уже стучится в дверь мировой экономики – может быть это и возможно. Отметим, что по крайней мере один глобальный проект в Китае «прижился» достаточно давно – это проект Буддистский.
Вариант третий, точнее «второй с половиной», очень похож на второй, поскольку состоит в том, чтобы перехватить лидерство в проекте «Западном», уж коли его элита, находящаяся на территории Западных стран, окончательно обанкротилась и «сгнила». Отметим, что с точки зрения ценностей, такой план ничему не противоречит, поскольку приоритет наживы близок китайскому менталитету, а Библейские ценности ему не мешают (и руководство Китая активно этому потворствует, запрещая пропаганду христианских и исламских идей на своей территории).
А теперь вернемся к теории глобальных проектов. В соответствии с ней, каждый глобальный проект создает свою идеологическую модель, которую активно распространяет по всему миру с целью ее продвижения. Поскольку борьба за мир входила в проектные ценности и «Западного», и «Красного» проектов, которые определяли политическую модель человечества во второй половине ХХ века, то каждый из них должен был показывать пример. То есть тех персонажей, которые, по мнению проектной элиты, наиболее адекватно отражали в своей деятельности проектные ценности в этом направлении. Наилучший вариант для этого – создание специальных премий. Таковых было много, но и у «Западного», и у «Красного» проекта были главные премии, вручаемые за борьбу за мир. У последнего она называлась сначала Международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами», а затем, с 1956 года, Международной Ленинской премией «За укрепление мира между народами», и по статусу присуждалась гражданам иностранных государств независимо от их политических взглядов, партийной принадлежности, религиозных убеждений и расовых различий, за выдающиеся заслуги в борьбе за мир между народами.

У «Западного» проекта она назвалась «Нобелевской премией мира». Как и полагается, пока была конкуренция, стороны следили, чтобы премия вручалась людям достойным. Как только, после 1988 года, когда Горбачев «сдал» Советский Союз (за что, кстати, ему присудили Нобелевскую премию мира), конкуренция исчезла, оставшийся вариант стал резко сдавать. В последние годы Нобелевская премия мира превратилась в откровенную профанацию (Гор, Обама), кроме того, ее стали использовать в локальных политических целях, например, давления на Китай. В результате, по крайней мере 18 стран отказались от участия в церемонии награждения находящегося в опале китайского диссидента Лю Сяобо (Liu Xiaobo). Впервые с 1935 года церемония вручения Нобелевской премии мира в Осло пройдет без присутствия лауреата, отбывающего 11-летний срок в китайской тюрьме. Да и сам парламент Норвегии, который и определяет лауреата, оказался серьезно дискредитирован в глазах всего мира после того, как одобрил бомбежки мирных жителей Югославии.
И Китай, перед которым стоит серьезная задача, описанная в начале статьи, ответил. А именно, он учредил собственную премию мира, названную в честь древнего китайского философа Конфуция. Первым китайского аналога Нобелевской премии мира удостоен бывший вице-президент Тайваня Лиен Чан (Lien Chan), «построивший мост мира между Тайванем и материком». Среди других кандидатов на премию Конфуция пресса называет бывшего президента ЮАР Нельсона Манделы, oснователя компании Microsoft и известного филантропа Билла Гейтса и назначенного Пекином Панчен-Ламу.
Судя по списку – это серьезный замах на глобальный характер влияния. И не исключено, что Китай, в рамках своей работы по «освоению» мирового пространства, понял, что без глобального проекта обойтись не получится. Тогда можно предположить, что создание своего аналога Ленинской премии мира или Нобелевской премии мира – это один из первых шагов в этом направлении. Не исключено, что это ошибка (в конце концов, премию все-таки дали китайцу), что на этом пути у Китая что-то не получится, наконец, что он решит, что ему это просто не нужно. Но политика – это искусство читать сигналы и решение Китая – это такой сигнал, за которым теперь нужно очень тщательно следить.

 


Оцените статью