Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Д.Г.Ракша, М.Л.ХазинПроблема-2008. Преемственность курса и ВТО.

Власть и общество

26.10.2007 16:09  

Михаил Хазин

217

Этот текст был написан для 11 номера журнала "Финансы. Экономика. Безопасность", но из-за сроков в него не попал. Возможно, будет опубликован позже. Д.Г.Ракша, М.Л.Хазин
Проблема-2008. Преемственность курса и ВТО.

Нет, речь в этой статье пойдет не о преемнике. Во всяком случае, не о том преемнике, о котором так любят рассуждать политологи. И даже не о механизме преемственности власти, под которым теперь стали подразумевать конституционное большинство сторонников Президента в Государственной Думе следующего созыва. Потому что речь пойдет не о власти, а о курсе – почувствуйте разницу. И ставки в этой игре посерьезнее.
Но прежде, чем обратиться к нашим и не нашим выборам, требуется довольно длинное вступление. Ровно два года назад компания экспертного консультирования «Неокон» сделала аналитический доклад для одного из своих клиентов. Мы должны были оценить влияние объективных факторов на выбор схемы передачи власти в 2008 году. Тогда мы пришли к довольно неожиданным выводам, которые, однако, по мере приближения 2008 года находят свое подтверждение. Совсем недавно мы получили разрешение нашего клиента на использование некоторых материалов нашего доклада и решили воспользоваться этим.
Надо сказать, что сама идея такого анализа возникла после внимательного изучения нескольких опубликованных в открытой печати сценариев мирового экономического и политического развития: прогноза Национального разведывательного совета (НПС) при Центральном разведывательном управлении (ЦРУ) США «Картография мирового будущего» (Mapping the Global Future), прогноза исследовательского подразделения Deutsche Bank, прогноза инвестгруппы Goldman Sachs и прогноза Royal Dutch/Shell Group за 2002 год.
Почти все сценарии, рассмотренные в указанных прогнозах, исходят из общей концепции победы процесса глобализации. Это укладывается в общую логику развития мирового финансового капитала. Глобальный проект весьма агрессивно позиционируется в качестве ЕДИНСТВЕННОЙ рациональной парадигмы формирования будущего. При этом все прогнозы предлагают статическую модель мирового устройства, реализуя методологический подход, свойственный либеральной экономической идеологии.
Поскольку оценивать нужно было именно объективные факторы, пришлось углубиться в историю и экономику, а для обработки огромных массивов разрозненной информации потребовалось использовать методологию, которая позволяла бы сводить в единые причинно-следственные цепочки весьма разнородные по фактуре события. В качестве такой основы был выбран политэкономический метод, описывающий причинно-следственные связи следующим образом: от экономических интересов – через политические действия – к экономическим результатам. Такая логика, примененная к анализу капиталистического общества, потребовала искать первоначальные экономические интересы в основных свойствах капитала – его стремлении к расширенному воспроизводству, концентрации и свободному движению.
Борьба капитала за свои базовые или «конституционные» права и свободы продолжалась в течение всей первой половины ХХ века и закончилась победой, оформленной в виде результатов Второй мировой войны – Ялтинского мира и системы международных финансовых институтов: ГАТТ (Генерального соглашения по торговле и тарифам, предтечи нынешней ВТО), МВФ, Всемирного банка и ОЭСР. Этот момент был ключевым для дальнейшего развития мира - только понимая, откуда и для чего они появились, можно разобраться в том, что представляет из себя современная система мирового хозяйства, и каковы исторические причины и предпосылки ее формирования. Именно тогда был инфраструктурно решен вопрос о свободе международной торговли: МВФ стал «новым видом международного объединения, созданным для продвижения мировой торговли путем поддержания стабильных обменных курсов».

США получили доступ ко всем ресурсам в мире (кроме соцлагеря) для интенсивного развития собственной экономики. Именно они контролировали посредством инвестиций (план Маршалла) ход, направление и темпы экономического развития всего западного мира в течение десятилетий. Именно по итогам второй мировой войны американская национальная валюта стала мировой резервной валютой и основным международным платежным средством. Таким образом, именно американский по происхождению и международный по содержанию капитал контролировал в своих интересах процессы концентрации производства и свободного движения капитала во всем мире, кроме стран социалистического лагеря.
Именно тогда международным финансовым капиталом сознательно и целенаправленно был запущен процесс глобализации, а все основные события и процессы, происходившие в мировой экономике, вполне укладывались в логику этого единого и до определенной степени управляемого движения. Фактически, ГАТТ (ВТО), МВФ и ВБ, а позднее G7 и ОЭСР выступали в роли институционального механизма обеспечения свободного движения капитала, глобального распределения ресурсов и регулятора потребления. Тогда были созданы финансовые, производственные, правовые, идеологические, культурные и организационно-технические предпосылки для успешной глобализации мирового хозяйства, а контроль над основными элементами этого механизма получили американцы.
Глобализацию можно рассматривать, как процесс или даже как инструмент, а вот экономическим результатом, к которому стремится капитал, является экономический рост. И если глобализация является необходимой для этого средой, то условием ускоренного экономического роста всегда был доступ к ресурсам – финансовым, природным, человеческим. Еще одним ресурсом – едва ли не самым важным – является доступ к рынкам. Борьба за контроль над ресурсами велась постоянно, не прекращается она и сейчас. И ведет ее капитал с помощью национальных государств, то есть, политическими средствами.
Международная политика всегда была, а сейчас тем более является инструментом отстаивания, прежде всего, экономических интересов. Формально это – интересы национального, а реально – международного финансового капитала, который использует неравномерность экономического развития и национальный характер потребления для того, чтобы побудить национальные правительства обеспечивать свои интересы на международной арене. И важную роль в международной политике последних десятилетий играют, помимо национальных государств, вышеперечисленные международные организации.
G7 была создана и функционировала как орган координации империалистической политики стран-участниц. При этом, поскольку рост потребления внутри G7 значительно перекрывал рост реальных доходов этих экономик, ресурсы, которые шли на поддержание растущего уровня потребления, должны были браться из внешнего окружения (внешние ресурсы). Для того, чтобы технически обеспечить использование этих ресурсов, необходим был режим свободного движения капитала. Этот режим должен был обеспечиваться при помощи некоторых организационных инструментов или механизмов, а также иметь центр координации действий. Такими инструментами к тому времени уже были ВТО (ГАТТ), МВФ и ВБ, а также ОЭСР. А вот центром координации принципиальных вопросов, прежде всего, финансовой политики стала G7. Так сверхимпериализм, описанный еще Каутским, стал свершившимся фактом.

С распадом СССР в 1991 году ситуация коренным образом изменилась. Пока существовал Советский Союз, социалистический лагерь и страны социалистической ориентации, капиталистический мир практически не имел доступа к ресурсам, сосредоточенным на их территории. Теперь для освоения ресурсов распавшейся империи необходимо было время. Возникли и вполне закономерные противоречия между партнерами по коалиции. Европа к тому времени уже стала строить планы интеграции, начала набирать силу экономика Китая. В этот период экономика США находилась на подъеме, и американский капитал не мог допустить усиления объединенной Европы, которая стала бы претендовать на ресурсы бывшего СССР. Американцам необходимо было с одной стороны «привязать» Европу к себе на максимально возможный срок, чтобы сковать ее действия (для этого необходимо было затормозить процесс объединения Европы, и тут случился югославский кризис), а с другой - предоставить России статус, который предохранял бы ее от всех посягательств на ее ресурсы, кроме посягательств самих американцев. В ГАТТ Россию «вступить» было невозможно, поскольку в самом разгаре был так называемый Уругвайский раунд, поэтому было найдено промежуточное временное решение: в 1997 году Россия была принята в G7, хотя никаких формальных поводов, кроме наличия у нее ядерного оружия для этого не было тогда, как нет и сейчас.
Формально первая попытка интегрировать СССР в «Семерку» относится к 1991 году, когда последний президент СССР Михаил Горбачев был приглашен на Лондонский саммит. Однако распад СССР помешал этому. В 1994 году на саммите в Неаполе к "Большой Семерке" присоединился президент России Борис Ельцин. В 1997 году на Денверском саммите Россия вступила в коалицию официально. Помимо достижения основной цели интеграции в мировую систему разделения труда, присутствие России в G7 помогло дополнить глобальную гегемонию этой группы путем прибавления огромных природных ресурсов России - нефти, природного газа и других важных полезных ископаемых - чтобы заткнуть большую дыру в ненадежной системе поставок минерального сырья, которая до того преследовала Большую Семерку. Впрочем, самые важные (финансовые и экономические) вопросы "Семерка" продолжала обсуждать без участия России.
Кстати, в настоящее время уровень экономического развития любого государства мира сам по себе НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПОВОДОМ для того, чтобы обсуждать его прием в нынешнюю G8. Поскольку суверенитет и территориальная целостность России обеспечивали невозможность установления контроля над ее ресурсами со стороны конкурентов США, американцы использовали международные финансовые институты, находящиеся под их контролем, для предоставления России минимально необходимой для их обеспечения помощи (займы МВФ).
В то же время один только статус члена G8 не мог надолго законсервировать проблему раздела российских ресурсов. Необходимо было полностью и с использованием всех международных институтов включить Россию в структуру международного разделения труда таким образом, чтобы выйти из нее Россия уже не могла. Единственным надежным и эффективным средством реализации этой стратегии было вступление России в ВТО. Момент был идеальным (состоялось преобразование ГАТТ в ВТО).

С 1947 г. обсуждение глобальных проблем либерализации и перспектив развития мировой торговли проходит под эгидой Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ). Всемирная торговая организация (ВТО), являющаяся преемницей ГАТТ, начала свою деятельность с 1 января 1995 года. ВТО призвана регулировать торгово-политические отношения участников Организации. С правовой точки зрения система ВТО представляет собой своеобразный многосторонний контракт (пакет соглашений), нормами и правилами которого регулируется примерно 97% всей мировой торговли товарами и услугами. Главная официально заявленная цель ВТО состоит в дальнейшей либерализация мировой торговли и обеспечении справедливых условий конкуренции. Главная действительная цель – обеспечение беспрепятственного движения капитала в масштабах всего мира.
Основной переговорный и согласовательный механизм в рамках ВТО – министерские конференции, которые уже с 2001 года не приносят желаемых результатов. Механизм начал давать сбои: обострилась конкуренция между его основными участниками.
В 2001 г. в г.Доха состоялась четвертая Министерская конференция, на которой обсуждались проблемы сельскохозяйственных субсидий в развитых странах. Эта конференция стала ключевой для ВТО. Шестая Министерская конференция стран-членов ВТО состоялась в 2005г. в Гонконге. На нее возлагались большие надежды, которых она не оправдала. Вопросы Дохийского раунда, решения по которым должны быть приняты до середины 2007 года, практически не обсуждались ввиду радикальной позиции Евросоюза по сельскому хозяйству. А индустриально развитые страны (!) наотрез отказались поддержать пакет мер, призванных помочь беднейшим странам: от встречи ждали принятия пакета мер, направленных на борьбу с бедностью «третьего мира». Суть пакета заключается в том, чтобы облегчить выход на рынок сельхозпродукции и услуг развитых стран производителям из 50 беднейших по рейтингу ООН государств.
Большинство беднейших стран поставляют на мировой рынок в основном сельскохозяйственные товары. А именно данный рынок остается одним из главных камней преткновения между США и Евросоюзом. Между тем сохраняющиеся торговые барьеры фактически сводят на нет ту помощь, которую развитые страны оказывают беднейшим представителям «третьего мира». Евросоюз тратит примерно 40 млрд евро ежегодно на помощь развивающимся странам. При этом еще 60 млрд евро в год расходуется на субсидии европейским сельскохозяйственным производителям. Получается, что Запад одной рукой помогает беднейшим странам, а другой (и с еще большей силой) – закрывает им доступ на свои рынки. Например, сельское хозяйство США очень опасается конкуренции со стороны таких крупных поставщиков, как Бразилия и Аргентина. А отмены тарифов очень не хочет американская хлопковая промышленность.
В 1995 году начинаются переговоры о вступлении России в ВТО. С середины 2000г. переговорный процесс заметно интенсифицировался. Активизация была непосредственно связана с приходом к власти В. Путина и происходила под явным и неприкрытым давлением самого ВТО. Весьма примечательным в этом смысле было выступление Генерального Директора ВТО Майка Мура на Пятом ежегодном Российском экономическом форуме в Лондоне, 19 апреля 2002 года, которое называлось «Россия и ВТО: реинтеграция в мировую экономику». Ниже приведены некоторые выдержки из этого выступления, позволяющие оценить степень заинтересованности ВТО в российском участии: «В настоящее время мы вступаем в решающую фазу процесса реинтеграции Российской Федерации в мировую экономику. Присоединение Российской Федерации к ВТО является ключевым элементом процесса реинтеграции. Позвольте мне подчеркнуть особо, что эта работа стала возможной благодаря сильной политической воле Российской власти на самом высоком уровне. Без решимости, проявленной властью, перспектива присоединения России к ВТО была бы отброшена далеко назад».

Этот короткий текст позволяет задачу, «кнут» и «пряник», необходимые для ее решения.
Задача: ВТО переживает острейший кризис, который может привести к распаду организации. В этом случае неизбежны катастрофические последствия для международной системы регулирования торговых и финансовых отношений. Присоединение России к ВТО может этот кризис разрешить и крайне необходимо для завершения формирования системы международной торговли и – шире –системы международного разделения труда. Оно должно быть обеспечено в кратчайшие сроки. Для этого необходимо срочно обеспечить институциональные условия.
«Кнут»: Само существование нынешних российских властных элит (и их поддержка Западом) зависит от вступления России в ВТО: «Реформа российской экономики должна быть завершена. Если оставить работу, сделанную наполовину, это ... представит большую угрозу для тех, кто взял на себя смелость в поддержке тяжелой реформы. Прорыв будет зависеть от политической воли и смелости в принятии решений..., поддержки России в ее готовности к тому, что переговоры по присоединению к ВТО должны быть доведены до конца».
«Пряник»: «Присоединение России к ВТО укрепит позицию России как одного из главных игроков в мировой экономике. Россия также займет центральное место в управлении и дальнейшем развитии мировой экономической системы. Таким образом, реинтеграция России в мировой рынок будет завершена».
Таким образом, становится понятной позиция и мотивация западных стран по вопросу вступления России в ВТО, а точнее, по полной и окончательной интеграции России в мировую экономику.
Представляется, что понимание сущности политики главы государства в отношении вступления России в ВТО могло бы объяснить его взгляды на стратегию развития России и ее участия в системе международного разделения труда. Это – одна из самых важных и существенных составляющих так называемого «Плана Путина», который, по утверждению правящей партии, станет «Победой России». Иными словами, президент Путин взял на себя неформальное обязательство обеспечить вступление России в ВТО. Но – на выгодных или хотя бы приемлемых для России условиях. Которых мы – пока – получить не можем. О чем договорились переговорщики во главе с М.Медведковым – тайна за семью печатями. Поэтому тактика президента Путина – тянуть время. Сейчас оно работает на Россию. Но так не могло продолжаться до бесконечности.
И вот сразу несколько стран в конце 2006-начале 2007 года заявили о том, что не дадут своего согласия на вступление России в ВТО. Наиболее активными среди них были Польша и Грузия. Когда Запад убедился в том, что угрозы не действуют, а время неумолимо уходит, они явно забеспокоились: ведь если Путин действительно уйдет с поста президента в 2008 году, а Россия к этому времени так и не вступит в ВТО, неизвестно, с кем придется иметь дело и насколько еще затянется этот процесс. Такой роскоши они уже позволить себе не могут.

И тут события начинают развиваться с пугающей скоростью. В сентябре бывший посол США в России, сопредседатель Международной группы по предотвращению кризисов, Томас Пикеринг в интервью газете RBC-Daily заявляет о том, что главной проблемой в двусторонних отношениях России и США является вступление России в ВТО (не Иран, не Косово и не ПРО в Европе!).
2 октября Владимир Путин возглавил список «Единой России» на выборах в Государственную Думу. Своим решением он зафиксировал механизм обеспечения преемственности государственного курса: после марта 2008 года за его осуществление будет отвечать партия.
Вскоре после этого, 17 октября, Запад отреагировал на новую для него ситуацию: еврокомиссар по торговле Питер Медельсон выступил с призывом к России решить все вопросы на пути вступления в ВТО до президентских выборов 2008 года. Заявление означает, что Запад не слишком-то верит в способность «Единой России» довести этот процесс до конца и предпочитает иметь дело лично с Путиным. Кроме того, «Единая Россия» просто не сможет взять на себя такие обязательства в условиях резкого повышения цен на продовольствие.
Немедленно после этого, 18 октября, Алексей Кудрин был назначен главой правительственной комиссии по вступлению в ВТО. А уже 22 октября, на пресс-конференции после встречи с торговым представителем США Сьюзен Шваб и министром торговли США Карлосом Гутиерресем, Кудрин сказал, что они готовы способствовать продвижению многосторонних переговоров по вступлению России в ВТО. Он также сообщил, что вопрос о вступлении в ВТО поднимался в ходе встречи с министром финансов США Генри Полсоном, а также о том, что близки к завершению переговоры о присоединении к ВТО с Саудовской Аравией, последней из стран, двустороннее соглашение с которой необходимо для вступления в эту организацию. На той же пресс-конференции президент Всемирного банка Роберт Зеллик заявил, что очень важно, чтобы Россия стала членом ВТО. "Я лично надеюсь, что это случится в ближайшее время".
Можно отметить и заявление комиссара по торговле Евросоюза Мандельсона: "Но что на самом деле поразительно в отношениях ЕС-Россия, так это то, что политические и стратегические вопросы такого уровня решаются на одной политической сцене со спорами о налогах на экспорт древесины и запрете на экспорт продуктов питания", - сказал он. Переговоры между Брюсселем и Москвой о новом соглашении о торговле и сотрудничестве отложены до тех пор, пока Россия не решит такие вопросы, как высокий экспортный налог на древесину, от которого страдают целлюлозно-бумажные компании во входящих в ЕС Финляндии и Швеции. Вступлению России в ВТО также препятствует введенный почти два года назад запрет на импорт мясомолочной продукции с территории Польши, которая также является членом ЕС. "Независимо от того, кто прав, кто виноват, нельзя допускать, чтобы подобные вопросы доминировали в наших отношениях", - сказал Мандельсон на пресс-конференции об отношениях ЕС и России в среду, 17 октября. В переводе с дипломатического языка на русский это означает, что Евросоюз готов пойти на одностороние уступки — ради решения стратегической задачи.

Практически одновременно, 21 октября, в Польше на парламентских выборах потерпела поражение партия братьев Качиньских – главных противников вступления России в ВТО. А новый польский лидер, Дональд Туск, немедленно заявил, что Польша повернется к России лицом. Там, где речь идет об интересах США и мирового капитала, польское мясо может и подождать.
В этой ситуации уже не так удивляют серьезные проблемы, возникшие около месяца назад у президента Грузии и активизацию оппозиции, которую теперь возглавит Бадри Патаркацишвили. Либо Саакашвили перестанет вставлять России палки в колеса, либо ему пора паковать чемоданы.
Остается один вопрос: почему заторопилась сама Россия? Вероятнее всего, причин несколько. Во-первых, она не заинтересована в крахе ВТО и готова участвовать в ее реанимации. Во-вторых, президент Путин стремится выполнить свои моральные обязательства. Нет, не перед американцами, а перед самим собой – вступление России в ВТО достойно увенчает его президентство. В-третьих, вероятно, имеет место банальная сделка: в обмен на быстрое вступление России в ВТО Запад согласился не мешать формированию демократического механизма обеспечения преемственности власти и готов признать легитимность новой Думы и нового президента. Остается только одно — разработать механизм «продажи» процесса вступления в ВТО гражданам России.


Оцените статью