Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Кто будет преемником Путина?

Власть и общество

30.08.2006 09:12  

Михаил Хазин

180

Статья, написанная (с соавторами) для сайта km.ru. Патриотам некого выставить против Кудрина

Последний из могикан

Накануне начала нового этапа в политической и экономической жизни страны возникает ощущение, что за последний год произошли существенные перемены. Это ощущение перерастает в уверенность, когда новые предложения Кудрина по созданию так называемого Нефтегазового фонда не встречают серьезной критики в информационном поле. Точнее, в поле официальных (или полуофициальных, т.е. явно связанных с официальной властью) комментариев. Это может означать только одно: на аппаратном уровне у Кудрина не осталось конкурентов. Он и стоящая за ним команда монопольно определяют валютно-финансовую и кредитно-денежную политику страны.

То, что политика эта — либерально-монетаристская, известно давно. А вот то, что ей нет альтернативы, стало понятно только сейчас. Еще год-два назад главным либералом в Правительстве мог считаться Греф. И его схватки с Фрадковым часто выносились на первые полосы СМИ, причем разброс мнений, даже со стороны либерального лагеря, был достаточно широк. Всего год назад мы могли наблюдать интенсивную дискуссию между Фрадковым и Кудриным по поводу снижения НДС. И тогда уже единственным человеком, который профессионально, последовательно и убедительно полемизировал с Кудриным на его, либеральном поле, был Илларионов — еще более радикальный либерал, чем сам Кудрин. Теперь уже и Греф не тот, и Фрадков поутих, и Илларионова нет в Администрации Президента. Те, кто способен дискутировать с Кудриным в одной весовой категории и в его терминах, сошли со сцены. Новых фигур не появилось. Остался один царь горы — монетарист Кудрин.

Либералы против кейнсианцев

Между тем, очевидно, что политика в области государственных финансов, настойчиво продвигаемая Кудриным, не может устраивать довольно большую часть государственной элиты. Эта часть — уже не только так называемые «силовики», она гораздо шире. Условно можно назвать их патриотами. При всех политических и экономических различиях между ними есть одна характеристика, которая их безусловно объединяет: по сути своих экономических взглядов они — кейнсианцы, то есть, сторонники более или менее активного участия государства в управлении экономикой. Спектр их воззрений чрезвычайно широк: от прямого участия государства в капитале компаний до государственного регулирования экономической деятельности.

И вот, эти самые патриоты не могут вести содержательную полемику с министром финансов и поддерживающей его либеральной командой. Почему? Ответов несколько, и все они просты.

Во-первых, эта группировка в отличие от либералов не институционализирована. То есть до того, что многие, кто в нее фактически входит, даже сами не подозревают, что они — кейнсианцы. А если им это сказать — обидятся. Потому что кейнсианцами (прежде всего, из-за тотальной либеральной пропаганды последних 15 лет) быть не модно.

Во-вторых, либеральное направление экономической мысли, которое является всего-то одним из многих, усилиями таких пропагандистов, как Гайдар и Чубайс, было провозглашено в России единственно верным, как за несколько десятилетий до этого коммунизм. Все остальные направления были объявлены ересью, а их представители — не заслуживающими серьезного отношения болтунами. И самое главное, такую позицию приняли основные российские СМИ (почему — это отдельный вопрос).

В-третьих, у патриотов нет специализированных организаций, которые выполняли бы роль экономических «мозговых центров». Их нет, поскольку отсутствуют идеологи — экономисты высокого полета, со своими научными школами, да еще и с опытом работы в государственном аппарате. Точнее, люди-то такие есть — а вот финансирования у них нет.

А у либералов такие есть. И финансирует их государство. Взять хотя бы ИЭПП (Институт экономики переходного периода) Егора Гайдара. Он выполняет огромное количество консультационных работ по государственному заказу. Половина этих работ — пустые, для отчета. А вот финансирование под них — настоящее. А создавалась система этих центров не только на бюджетные деньги, но и на иностранные, прежде всего, американские гранты. И вот эти-то «мозговые центры» либералов в течение 15 лет формировали единую логику либерального развития России. Хотя развитием этот процесс можно назвать только весьма условно, поскольку проводится оно исключительно в интересах иностранного, прежде всего, американского финансового капитала.

Получить же такие гранты экспертам нелиберального направления практически невозможно — и значит единой концепции у них не будет.

В-четвертых, либералы неоднородны так же, как и кейнсианцы. И до недавнего времени они вполне показательно грызлись между собой. Андрей Илларионов вполне мог публично и вполне профессионально опустить Грефа или Кудрина «ниже плинтуса». Но российским либералам (или тем, кто за ними стоит?) это оказалось не нужно. И они сплотились. Так уж вышло, что сплотились они вокруг Кудрина. И на то были свои причины.

Человек Президента

Как известно, карьерный рост в государственном аппарате происходит по двум основным схемам: либо человека «двигает» некая группировка, либо он становится «тенью» вышестоящего начальника. В обоих случаях главным условием длительности и стабильности чиновного карьерного роста является личная лояльность. Или — по-простому — преданность. Эти два способа могут комбинироваться при условии, что преданность остается незыблемой.

Кудрин — один из немногих «личных» путинских выдвиженцев. Однако, идеологически он принадлежит к лагерю либералов. При этом в последнее время его либеральная ориентация, похоже, перевешивает личную преданность. Он позволяет себе совершать действия, прямо противоречащие указаниям Президента. Ровно то же самое происходило год назад с Грефом, который «бодался» с Фрадковым по поводу ВВП. Нынче Греф ходит тихий-тихий. А ведь тоже человек Президента. В начале лета все были просто-таки уверены в его скорой отставке, но — ничего, обошлось. Что же заставляет Кудрина, чиновника с огромным аппаратным опытом, совершать на первый взгляд ту же ошибку, которая чуть не стоила портфеля его коллеге по кабинету и либеральному клану? Может быть, ставки в этой игре так высоки, что можно и рискнуть?

Кандидат в преемники

В противостоянии патриотов и либералов есть общая логика: и те, и другие борются за то, чтобы определять государственный курс. При этом либералы контролируют все принципиально важные направления: валютно-финансовую и кредитно-денежную политику, промышленную политику, инвестиционную политику, макроэкономические реформы. У патриотов пока имеется только один козырь — преемник. Точнее, кандидат в преемники. Но по итогам игры этот козырь может перебить всю либеральную колоду.

Выход только один: выдвинуть своего кандидата в преемники. Разумеется, никто не станет делать этого публично. В том-то и состоит интрига борьбы кандидатов, что каждый из них должен продемонстрировать Президенту, на что он способен — сможет ли он «построить» всех под себя, под свою политику. При этом главным все-таки остается личная преданность, готовность выполнять взятые на себя обязательства и нести ответственность за принятые решения.

Если посмотреть на ситуацию 2008 года с этой точки зрения, то Кудрин, еще даже официально не вступивший в гонку, уже вовсю набирает в ней очки. И чувствует себя вполне уверенно: экономистов, обладающих таким же аппаратным весом, ни в Правительстве, ни в Администрации Президента, не осталось, и уличить его в непрофессионализме, а подчас и в прямых фальсификациях некому. Сам Кудрин, в своем недавнем интервью сказал об этом практически прямо: я лучше всех знаю ситуацию в макроэкономике, я несу личную ответственность за эту ситуацию (читай — перед Президентом) и никто не смеет мне указывать. И такая позиция однозначно показывает — именно Кудрин является сегодня кандидатом в преемники от либеральной партии, и вся эта партия «ляжет костьми», чтобы никто из потенциальных конкурентов на это место не смог продемонстрировать Президенту России слабость или некомпетентность Кудрина.

Впрочем, схватка за власть только начинается, все еще может перемениться. Проблема только в том, что все остальные потенциальные участники этой гонки (включая и патриотов, и либералов) пока не имеют такой инфраструктуры, которую уже продемонстрировал Кудрин. А это значит, что он будет иметь в схватке с ними серьезный «гандикап». А уж проигравшему аппаратную схватку на уровне «кандидатов в преемники» стать реальным преемником точно не удастся...

Кстати, на вопрос о том, может ли его преемником стать неизвестный человек, Президент Путин ответил: «Совсем неизвестный — вряд ли, такие люди всем известны, но просто они не звучат.» Добавим: не звучат в качестве преемников.

М.Л.Хазин, экономист
30.08.2006

Источник: www.km.ru


Оцените статью