Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Политолог В.Филин: в 2004 году Кучме и Януковичу предложили ввести чрезвычайное положение, но они отказались (статья с сайта forum.msk.ru)

Власть и общество

31.03.2006 17:02

Михаил Хазин

150

Интересная интерпретация событий на Украине. Политолог В.Филин: в 2004 году Кучме и Януковичу предложили ввести чрезвычайное положение, но они отказались

2006.03.31

ЦИК Украины завершил подсчет голосов на состоявшихся в прошлое воскресение выборах в Верховную Раду. Согласно официальным результатам, Партия Регионов во главе с Виктором Януковичем получила 32% голосов, Блок Юлии Тимошенко – 22%, президентская «Наша Украина» - 14%, Социалистическая партия Александра Мороза – около 6%, и коммунисты – почти 4%. Таким образом, никто из прошедших в парламент пяти политических сил не получил в нем большинства. Поэтому неизбежным стало формирование коалиции. Что это может быть за коалиция? На этот и другие вопросы отвечает известный политолог Владимир Филин.

- Открою «секрет Полишинеля». Еще в январе-феврале между окружением президента Ющенко и донецким кланом была достигнута негласная договоренность о формировании после выборов коалиционного правительства в составе Партии Регионов и «Нашей Украины» и соответствующем разделении постов на основе паритета. На мой взгляд, в нынешней ситуации это было бы оптимальным для страны вариантом, своего рода историческим компромиссом между Западом и Востоком Украины. Выгодно это было бы и для России, которая получила бы предсказуемого партнера, не склонного к резким, непродуманным решениям. Однако данному варианту, видимо, не суждено состояться. Вызвано это тем, что «Наша Украина» потерпела сокрушительное поражение, набрав на 5-7% голосов меньше, чем это ожидалось. С другой стороны, на те же 5-7% успешнее, чем ранее прогнозировалось, выступила Тимошенко. Скорее всего, она теперь и возглавит правительство. Тем более, что на этом настаивает и Запад.

- В чем это выражается?

- Давайте я процитирую кое-что из западной прессы. Например, австрийскую «DerStandard», которая на следующий же день после голосования написала: «Партии «оранжевой революции» – Ющенко, Тимошенко и социалисты – вместе получили намного больше голосов, чем лагерь бывшего противника Ющенко, пророссийски настроенного Виктора Януковича. Разрыв между ними заметно больше, чем на президентских выборах. Если президент проигнорирует эту данность и сойдется со своим бывшим антагонистом и стоящими за ним олигархами, это будет бесповоротной изменой революции».

Или американская «TheWallStreetJournal»: «Эти выборы отражают потребность в сильной экономике и надежном месте для Украины в Европе, без открытого давления со стороны Кремля. Деталь, которая ускользнула от внимания многих в свете кажущегося провала «оранжевой команды»: партии Ющенко и Тимошенко в совокупности получили большинство голосов, немногим уступающее тому, что было во время президентских выборов. Если эти двое смогут забыть прежние разногласия и договориться о коалиции, они снова получат власть над страной с населением в 48 миллионов человек». И далее в подобном духе.

Конечно, вы скажете, что это всего лишь пресса. Но проблема-то в том, что на кулуарном уровне то же самое говорят и западные политики. А иногда и в слух говорят, как Кондолиза Райс, которая тоже считает важным тот факт, что в ходе выборов обе «оранжевые» партии набрали в совокупности больше голосов, чем Янукович. Через день после выборов, когда появились сообщения, что президент, несмотря на поражение, по-прежнему не хочет видеть Тимошенко премьером и продолжает склоняться к договоренностям с Партией Регионов, Райс публично заявила на слушаниях в сенатском подкомитете по ассигнованиям, что считает блок Тимошенко «партией реформ».

- Таким образом, вы полагаете, на Украине будет сформировано «оранжевое» правительство во главе с Юлией Тимошенко? Что от нее ждать?

- Если кратко, то ничего хорошего. А если более подробно, то следует понимать, что Юлия Владимировна – очень жесткий политик. Ее блок - единственная политическая сила в Украине, которая получила поддержку не только в Центре и на Западе, но и на Востоке и Юге страны, кроме Донбасса и Крыма. Тимошенко вышла на первое-второе место практически везде – это единственная сила, которая в одиночку как бы связывает украинское политическое пространство. Во-вторых, когда люди голосовали за Юлию Владимировну, они, по сути, голосовали за образ такого политика, который сломает хребет олигархам, и, может быть с элементами режима личной власти, но будет проводить политику в интересах большинства, а не олигархических кланов. Именно так она себя позиционировала. И именно поэтому ее боятся олигархи вокруг Ющенко – Порошенко, Третьяков, Давид Жвания. И Ющенко ее тоже боится. Он прекрасно понимает, что если он назначает ее премьером, то сразу становится вторым номером. Она его немедленно задвинет в угол и сделает декоративной фигурой.

В этой связи Ющенко, как я уже говорил, конечно же, хотел бы создать коалицию с Януковичем. Но проблема еще и в том, что его избиратели этого ему не простят. Поэтому он все это время колеблется. А Тимошенко ему угрожает – типа мы сейчас так обрушим твой рейтинг, что ты вообще в ничто превратишься. В этом, кстати, я ее хорошо понимаю – у нее нет выбора, а ее окружение, в частности, Александр Турчинов, просто загнаны в угол. Ведь перед Турчиновым сейчас вообще стоит предельно жесткая альтернатива – либо в правительство, либо в тюрьму. В тюрьму за те злоупотребления, которые он совершил, работая главой Службы безопасности Украины, по поводу чего уже публично высказывался президент, а Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело.

Но надо знать Юлию Тимошенко. Она — самый жесткий, волевой и целеустремленный политик Украины. И сейчас у нее на руках достаточно козырей, чтобы не упустить премьерского кресла. В целом, мой прогноз такой – слабый Ющенкобудет вынужден пойти к ней на поклони сдать все свои позиции. Когда же это произойдет, стратегия президента будет состоять в том, чтобы «подсидеть» Тимошенко. В расчете на то, что она вновь потерпит фиаско и тогда уже Ющенко без всякого риска сможет пойти на желанную коалицию с Януковичем.

- Насколько реален такой расчет?

- Не очень реален. Я полагаю, если Тимошенко станет премьером, то до конца года она установит тотальный контроль над всей исполнительной властью. «Оранжевая» коалиция, видимо, выстроится так, что проигравшая «Наша Украина» и Социалистическая партия будут бессловесными придатками Юлии Владимировны. Это будет крайне неустойчивое правительство, которое будет состоять из трех сил, которые в лучшем случае не любят друг друга, как Александр Мороз, а в худшем, как Тимошенко, случае ненавидят друг друга. То есть это будет правительство противников, а не единомышленников. Поэтому через какое-то время Тимошенко его реорганизует, а перед этим зачистит Партию Регионов. Как зачистит? Путем «наездов» правоохранительных органов, возбуждения уголовных дел и национализации собственности. Как известно, все бизнесмены, в том числе на Юге и Востоке Украины, вынуждены иметь дело с властью, чтобы «решать вопросы». Без этого никакой бизнес невозможен. Государство же легко перекроет кислород любому, если того захочет. Поэтому рано или поздно донецкие будут просто вынуждены прийти на поклон к Юлии Владимировне. А та, конечно же, потребует от них политической лояльности. В результате Партия Регионов или разбежится, или трансформируется в силу, которая будет во всем поддерживать Тимошенко.

- А вы исключаете такой вариант, как политический раскол Украины?

- Исключаю. Раскола Украины не будет, поскольку все основные субъекты украинской политической элиты заинтересованы в сохранении единого государства. Уповать на то, что Украина разделится надвое и при этом Юг, Восток и Крым присоединяться к России – значит ничего не понимать в умонастроениях как элит, так и рядовых граждан. Конечно, есть Крым, где две трети населения поддержали бы выход полуострова из Украины и воссоединение с Россией. Но в том же Крыму 12% населения – татары, которые, будучи консолидированной силой, выступают категорически против. В любом случае без вооруженного конфликта, на который Кремль никогда не пойдет по многим причинам, государственную принадлежность Крыма изменить не удастся. Что же касается Юга и Востока, то там вопрос о выходе из Украины вообще не стоит. Другое дело, что элиты Юга и Востока хотели бы стать доминирующей силой во всей Украине, в чем изначально и заключался смысл проекта «Янукович».

В реальности, донецкая олигархия, которую представляет Янукович, кровно заинтересована во встраивании в западное сообщество, где она имеет свои стратегические интересы и где размещает свои капиталы. Но при этом она до сих пор умело использует в собственных интересах Кремль. Если же брать всю украинскую элиту в целом, то ее уже не удовлетворяет прежняя стратегия времен Кучмы, которая заключалась в том, чтобы делать одновременные зигзаги в сторону Запада и России. Украинская элита ищет такую формулу, которая бы облегчила политическое движение страны на Запад, но при этом позволяла бы использовать отношения с Кремлем для того, чтобы сделать такое движение менее болезненным. И кто бы ни стал премьером, он все равно будет следовать этой траектории, даже если это будет Янукович.

В этой связи мне вспоминаются события полуторалетней давности. Перед вторым туром президентских выборов группа силовиков инициировала встречи с Кучмой, Януковичем и окружением каждого из них. В нескольких таких встречах я принимал участие. На них силовики ставили вопрос о том, как действовать в случае организации Майдана. Предложения звучали такие: Янукович немедленно вступает в должность и вводит чрезвычайное положение по примеру Польши декабря 1981 года. Тогда силовики арестовывают Ющенко, Тимошенко, Турчинова, Омельченко и еще около сотни лидеров «оранжевых», а также мэра Киева Омельченко, давшего разрешение на Майдан. Одновременно, толпа в центре Киева разгоняется с использованием спецсредств.

Характерно, что как Кучма, так и Янукович эти предложения категорически отвергли, мотивируя тем, что страна окажется в изоляции, будет объявлена на Западе изгоем, в силу чего пострадают, в частности, интересы бизнеса. После этого вопросов больше не возникало. Силовикам стало ясно, что никто всерьез сопротивляться не намерен, и они в дальнейшем ограничились пассивной ролью, курсируя между оппозицией и властью в целях предотвращения столкновений и провокаций, которые планировались людьми из окружения Тимошенко и Турчинова.

- Как известно, на президентских выборах 2004 года заметную роль сыграли российские политтехнологи. А как сейчас?

- Сейчас они тоже украли. Правда, меньше, чем тогда. Ведь на этот раз их не допустили до руководства кампаниями ключевых политических сил. Поэтому они, будучи в Украине в неимоверном количестве, прозябали в избирательных штабах всех основных партий на вторых-третьих ролях, подворовывая по мелочи. Что касается партий второго плана, то недурно удалось украсть на избирательной кампании Натальи Витренко. Причем там настолько увлеклись воровством, что не соизволили даже натянуть Витренко проходные три процента.

- Наталья Витренко заявила, что если бы не фальсификации, она бы свои 3% получила бы.

- Насколько я помню, при Кучме на выборах в Верховную Раду 2002 года Витренко получила 3.2%, на выборах президента в 2004 года в первом туре - 1.53%, сейчас - 2.91%. Очень стабильный результат. Причем здесь фальсификации? Это только в экзит-пулах Глеба Павловского она имела до 15%.

- Давайте от украинской перейдем к другим темам. СМИ сообщают такую информацию: «Вчера поздно вечером самолет с бывшим президентом Либерии Чарльзом Тейлором приземлился в Сьерра-Леоне, где его ждет военный трибунал. Он обвиняется в оказании поддержки повстанцам из Революционного объединенного фронта во время гражданской войны 1991–2002 годов. Чарльз Тейлор считается одним из самых жестоких африканских диктаторов. Общеизвестно, что в его армии практиковалось людоедство. По данным правозащитных организаций, при Тейлоре в стране были созданы концентрационные лагеря, а президент был вовлечен в незаконную торговлю наркотиками и алмазами. Именно с драгметаллами связано обвинение Тейлора. Ему вменяется в вину оказание поддержки повстанцам из Революционного объединенного фронта в обмен на незаконно добытые алмазы во время гражданской войны 1991–2002 годов. По разным данным, за этот период погибло от 50 тыс. до 300 тыс. человек. Джордж Буш высказался за то, чтобы судить Тейлора не в Сьерра-Леоне, а в Гааге. При этом он сослался на Кондолизу Райс, сказав, что, как она считает, Совет Безопасности ООН может принять это решение в короткие сроки».

- Весьма показательно, что Тейлором занялись именно сейчас. Если кто смотрел американский боевик «Оружейный барон» с Николасом Кейджем в главной роли, должен помнить одного из наименее симпатичных персонажей – президента Либерии. Так вот он и есть Чарльз Тейлор. Главная цель всех судебных шоу с его участием – получить показания на тех, кто продавал ему и через него оружие в обмен на алмазы. И то, что Буш с подачи Кондолизы Райс вдруг заговорил в этой связи о Гааге тоже показательно. Как, кстати, и развивающийся параллельно скандал вокруг мнимой передачи Россией разведданных Саддаму Хусейну накануне американской агрессии.

- США настаивают, чтобы Россия провела на этот счет расследование. Будет ли оно? И чем оно может закончиться?

- В России ничего не будет. А в самих Соединенных Штатах эта тема возникла не случайно, а как результат острой борьбы внутри администрации Буша. Ведь когда Райс говорит о разведданных, Ираке, Катаре, штабе Центрального командования войск США, какую виртуальную схему она у американского общественного мнения пытается сформировать? Что русские шпионы якобы получали, видимо, от американских военных секретную информацию на базе США в Катаре, переправляли ее в Москву, а затем Москва, дескать, передавала ее иракским военным. Но ведь если это все действительно расследовать, кое-что может повернуться совсем иначе. Например, в порядке гипотезы, так: в Катаре и соседнем Дубае американцы, немцы, англичане, французы, иранцы, саудовцы и, может быть, кто-то из русских санкционировано выстроили систему многостороннего обмена информацией и координации действий с иракским командованием, включавшую поездки в Багдад специалистов и должностных лиц, ввоз и вывоз разного оборудования и так далее. Кстати, сейчас в Германии идет скандал вокруг передачи разведданных об Ираке агентами БНД в Катаре американцам. Это тоже можно увязать. Я не сомневаюсь, что если все вытащить наружу, то американцы будут выглядеть хуже всех. Хотя бы потому, что тогда весь мир убедится, что их победа над Хуссейном была достигнута не на полях сражений, а путем тривиального подкупа иракской военной верхушки.

- Еще один вопрос – о беспорядках во Франции, за которыми столь внимательно наблюдает наша левая интеллигенция.

- Во Франции есть много молодых людей, не довольных жизнью и готовых к активным протестным действиям. Еще там есть два кандидата в президенты – премьер-министр Доминик де Вильпен и министр МВД Николя Саркози. Почему-то всегда получается так, что когда молодежь городских окраин или студенты протестуют, то де Вильпен оказывается в минусе, а Саркози – в плюсе.

Накануне визита Путина в Алжир, когда в обмен на списание долгов были подписаны крупные контракты в военно-технической сфере, мои партнеры плотно общались с алжирцами, консультируя их по ряду вопросов. Заодно алжирцы подробно рассказали им, как в ноябре прошлого года с представителями североафриканской молодежи во Франции была проведена работа на предмет организации протестов иммигрантов. А недавно мне рассказали, как проходил заказ на нынешние протесты студентов. Интересно, что это было сделано через латиноамериканских левых, а не напрямую. Напрямую было бы слишком уж очевидно. В Южной Америке есть страна, я не стану ее называть, куда я по делам бизнеса часто езжу и где встречаюсь с руководством, включая президента, с которым познакомился, когда он еще не был президентом.

- В каком качестве вы встречаетесь с президентом этой южноамериканской страны?

- В качестве бразильского инвестора. Я уже 11 лет имею гражданство Бразилии. Бразильский паспорт и имя весьма удобны, в силу чего меня как бизнесмена на американском континенте, в Европе, да и в других регионах мира, кроме бывшего СССР и бывшей Югославии знают не как политолога Владимира Филина, а как бразильского бизнесмена с именем, отличающимся от того, которое записано в моем украинском паспорте. Это очень удобно. А в бывшей Югославии меня раньше знали по третьему имени, записанному в паспорте Республики Сербской, который мне в 1992 году выдал Радован Караджич. Даже интервью в этом качестве у меня европейские СМИ в свое время брали. Но это уже другая тема.

- Вернемся к южноамериканскому президенту.

- Он прагматик, как и все его коллеги в этом регионе. У его группы серьезные намерения в бизнесе. Это – энергетический сектор на многие миллиарды долларов. Еще в регионе процветает производство и транзит кокаина, который ЦРУ хотело бы удержать под контролем. При таком объеме бизнеса наивность и романтизм совершенно неуместны. Поэтому левые президенты в противостоянии с США пытаются опиреться на реальные силы в мире – Китай, Иран, арабские страны и, особенно, на Европу – Испанию, Германию и, в первую очередь, на Францию. В этой связи, президент высоко ценит возможность оказать услугу Николя Саркози. Для него это в сто крат дороже, чем интересы европейской левой интеллигенции, которую он считает, выражаясь словами Ленина, «полезными идиотами». То есть это примерно то же самое, что было с поддержкой СССР антивоенного движения в Европе в 80-е годы – с одной стороны, вроде бы поддержка, а с другой – использование, манипулирование.

Источник: www.forum.msk.ru


Оцените статью